Редакционный Пингвин. (c)
ЗДЕСЬ ВСЕ ОДИНОКИ!


Люди устали от одиночества. Они бьются друг о друга в надежде стесать углы и увеличить площадь сопряжения. Одинокие пальцы истончаются, стучат по клаве все легче и суше, словно пальцы засыпающего психиатора по голому черепу пациента, их все чаще сводит судорогой в кукишь, ибо надежда слаба, а привычка не греет.

Одинокий Гуманитарий слаб вдвойне, ибо не может опереться на закон Кербеля-Виссельгауза или Неевклидову геометрию. Он привык опираться на свое, гуманитарное, ныне изношенное и обблеванное. Врожденная брезгливость день за днем его отвращает от слов Культура и Духовность. Уставший от Одиночества Гуманитарий издали наблюдает, как Постмодернист склоняет Культуру к инцесту, понимает что она не виновата, что он сам пришел, но пересилить себя не может и быть с ней отказывается.

Более всего Одиноких в Сети. Ибо они ее создали в надежде побороть Одиночество. Пока шло строительство, пока Сеть становилась Сетью, Одиночество стояло в сторонке, усмехалось в пушистые усы и деловито скрипела китовым усом корсета. Когда же Сеть стала Сетью, Одиночество пришло и поселилось в ней. Финита бля. Вы одиноки.

Большей концентрации Одиночества чем в Сети нет ни в одном доме престарелых. Ибо в Сети оно активно, в Сети все построено на Одиночестве, для Одиночества и за счет Одиночества. Маркес со своим "столетьем", здесь был бы не заметен. В гостевой книге, можно за один день наблюдать бурную эволюцию от вялоприсутственного одиночества "одноклеточного" до агрессивношизоидного одиночества "тиранозавруса мудаковатого", от одинокого гыканья и сморкания люмпен-одиночества до словесного поноса одиночества продвинутого.

Вся Сеть это Аптека с окошком по выдаче средств от Одиночества и бесконечно пополняемой очередью, потому что те кто отоварились и вроде бы могут быть свободны, употребляют лекарство по пути в конец очереди. Ассортимент бесполезных средств широк, глубок и извращен. Устойчиво оказываются бесполезными и порнография, и информационные транквилизаторы, и массовые хороводы по интересам и мн. др. Все оказывается бесполезным. Но все равно каждый день появляются новые лекарства и новые знахари.

Гигант мысли, Отец и Сын Хулинета, микрогеолог и жизнепроходчик академик Л.Делицын, в последнем рывке, теряя вместе со штанами и страной обетования, остатки здравого смысла, попытался согнать на маленьком пятачке полчища Одиноких, попытался увеличить концетрацию Одиноких до критической массы, в надежде на взрыв, на катарсис, на переход количества в качество. И что? Нуль. Оргазма не случилось, но каждая тварь грустит как после соития. Согнанная толпа разделилась на изнасилованных и увернувшихся. Сеть еще содрогнется от вида гомункулусов рожденных этим экспериментом.

Одиноки не только отдельные персонажи Сети. Вся Сеть это ряд аквариумов тесно сгрудившихся на кухонном столе. Рыбы плавают, активно разевают рты, таращат буркалы сквозь стекла на соседей, даже эмоционируют на увиденное, но не больше. Редкий индивидуум взовьется вверх, по большей части от пинка коммунальных сотоварищей, и попытается перенестись в лучший, как ему кажется водоем. Не всегда, но изредка полет оканчивается нормально, но по большей части прыгун приземляется или на сковородку, то бишь на хуй из сети, или в пасть принимающего коллектива. Клубы, площадки, тусовки и все то что якобы существует для общения Одиноких, сами одиноки.

Системное одиночество может быть излечено только системно. Как побороть одиночество сайтов? Кто возьмется за это?