Вечерний Гондольер
Игорь Петров aka лабас (c)

Архивы рубрики Игоря Петрова "Короли и капуста". | 1 | 2 | 3 | 4 |

КЁЛЬН: ДОМСКИЙ СОБОР, СВИНЫЕ НОГИ И ПРОСТИТУТКА НАТАША.


Всем привет!

Изрядно устав объяснять жизнерадостным критикам после заметки об "Улове", что я вовсе не верблюд, а кроме того сам могу решить, о чем мне стоит писать, а о чем не стоит, я решил временно оставить богоугодное литературное поприще (даже текстов для чтения не буду на этой неделе рекомендовать) и уехал путешествовать. Поэтому сегодня в "Королях и капусте" мои путевые заметки о городе Кёльне.

Наученный горьким опытом, начну, пожалуй, с дисклаймеров, если у кого-то хватит сил добраться сквозь них до основного текста - честь и хвала. Итак, перед вами простые наблюдения русскоязычного и немецкочитающего туриста, в историческом (равно как и в большинстве других) образовании которого зияют вопиющие отверстия, так что многое из изложенного мной будет наверняка неинтересно знатокам и аборигенам. Перечисляя названия кабаков, сорта пива и прочие имена собственные я делаю это с чистой совестью, так как средств от рекламы пока не получаю. Если что-то достойное неминуемого увековечивания выпало из моего поля зрения - то это трагическая случайность, а не фигура умолчания.

Ну и наконец, стоит упомянуть, что любителям чистого искусства мой текст навряд ли будет интересен, так как несмотря на мои порывы, все музеи Кёльна отказались меня пускать, сославшись на выходной понедельник. Поэтому рассказ пойдет, в-основном, по позициям: посмотреть - покушать/выпить - развлечься.

Итак, Кёльн, если кто не знает, был основан еще в 37 г. до н.э. зятем римского императора Августа Агриппой. В 50 г. н.э. Агриппина, жена и, как это нередко с ними бывает, отравительница императора Клавдия, превратила Кёльн в настоящий римский город. В частности была построена городская стена, частично сохранившаяся по сей день, и воспетый Маяковским водопровод, по мощи кладки стене практически не уступающий. Наткнувшись на карте города на название "Agrippabad", я немедленно направил свои стопы к этому объекту, причем мое воображение, испорченное в комсомольском возрасте просмотром фильма "Калигула", рисовало овеянные пылью веков развалины терм, у которых во время оно возлежали завернутые в простыни патриции. Каково же было мое разочарование, когда в указанном месте я обнаружил местную баню, покрытую в стиле окончательного декаданса желтенькой кафельной плиткой. Однако я не без патриотической гордости отметил, что на этот смелый архитектурный проект оказало несомненное влияние здание плавательного бассейна "Дельфин", г. Йошкар-Ола.

Кёльн - самый идеальный немецкий город в смысле расположения вокзала. Испокон веков во всех городах немцы стремились поставить Hauptbahnhof как можно центрее, видимо, это как-то связано с их коллективным бессознательным и остается только порадоваться, что железнодорожная парадигма оказалась сильнее авиационной. Наконец, в Кёльне им удалось достичь максимума возможного. Приезжий выходит из вагона прямиком на площадь перед знаменитым Кёльнским Домом. Мешочники, коммерсанты и прочие командировочные, не успев запылить ног, уже шлепают по булыжнику Домской Площади.

В мире дохрена вещей, на которые лучше никогда и не смотреть, но есть четыре или пять, которые надо увидеть обязательно. Домский собор в Кёльне, без сомнения, входит в это число. Описывать свои ощущения нелегко, но по мере того, как приближаешься к нему, например, по Высокой улице, башни его сначала мелькают вдалеке, как с трудом различимые ориентиры, потом проступают явственно, как манящие туриста достопримечательности, а потом ты выходишь на площадь, и Дом обрушивается на тебя на манер Ниагарского водопада и все, что остается - разинуть рот в гримасе немого восторга и тихо лепетать какие-нибудь банальности. Дом привязывает, подавляет и влюбляет в себя сразу и навсегда.

Внутри Дома, наверное, можно провести целый день, рассматривая витражи (около 10000 кв.м. стекла), картины, скульптуры, такие шедевры ювелирного искусства, как Ларец святых трех королей. Для сильных духом и крепких ногами предусмотрен пеший подъем на одну из башен собора высотой 157 м. Туда ведет замечательная винтовая лесенка, делающая вокруг своей оси кругов, наверно, 70, причем два человека в ширину расходятся с трудом. Когда поднимаешься наверх, мозги начинают скручиваться по правилу буравчика, и мысли возникают самые нетривиальные.

Пройдя по вертикали метров 100, я начал, к примеру, размышлять, почему все идущие навстречу спускаются вниз, и никто из идущих навстречу не поднимается наверх. Мне это показалось несправедливым и нарушающим статистическую симметрию пространства. Сверху через прутья решетки виден с высоты птичьего полета город, а также многочисленные надписи на доступных рукам энтузиастов камнях: "Маша Витя Тула Россия". Впрочем, немецкие тексты, конечно, преобладают и выполнены гораздо более технично. Дом почти не пострадал во время войны, это объясняют то тем, что он служил ориентиром для авиации союзников, то пиететом бомбометателей перед великолепием собора, но в обе версии как-то слабо верится.

Спускаюсь от Дома в направлении площади Старого Рынка, где намереваюсь немного подкрепиться в пивном заведении Папы Джо. Место есть только на втором этаже, потому что на первом играет камерный оркестр, и поклонники, набившись битком, визжат от восторга (есть еще второй "Папа Джо" на Масляной рядом с Музеем Пива, на нем висит объявление, что это самое старое джазкафе в Германии и сегодня там состоится 11121-й live-концерт. А Музей снаружи выглядит, как обычный ресторан, в котором можно попробовать 18 сортов пива, из них 8 иностранных, непосредственно из бочек производителей).

Пиво в Кёльне надо пить только "Кёльш", я уже как-то упоминал, что по мнению знатоков, это единственный напиток, который, проходя через организм, меняет только свою температуру. Однако любителям "Балтики" со спиртом эта марка может не понравиться, так как вкус его мягок и лёгок, да к тому же напиток совершенно не пьянит. Я выпил за вечер литра три, вообще не почувствовав. "Кёльш" разливают в мензурки по 200 г, и официанты разносят его в специальных этажерках на 12 стаканных мест.

В некоторых заведениях из уважения к посетителю дозу увеличивают до 400 г, стараясь при этом не сильно расширить мензурку. Говорят, что по умолчанию официант всегда приносит следующую мензурку, то есть, если больше не хочешь или не можешь, надо об этом специально предупредить. У папы Джо я испугался, что официант заслушается музыкой и забудет дорогу на второй этаж, попросил сразу и вторую порцию, официант испугался в ответ и принес к одной уже имеющейся мензурке еще две.

У папы Джо почти не кормят, наоборот лечат обожравшихся в окрестных заведениях специальным желудочным напитком "Доктор". На закуску же годится гуляш с рисом или толстые ломтики ветчины с фирменной кислой тушеной капустой.

Подкрепившись, иду мимо памятника средневековому кавалерийскому генералу Яну Верту, из гульфика которого уныло торчит водопроводная труба, к Ратуше. Ратушу построили в середине 12 века еще при правлении архиепископов. Вскоре их сменил совет городских богатеев, но в 1396 году Гаффели (политическая организация ремесленников и торговцев, в их честь назван самый распространенный сорт "Кёльша", впервые сваренный именно тогда) свергли толстосумов и в качестве символа своей власти воздвигли над Ратушей 60-метровую башню, а само здание украсили фигурами императоров и пап (я разглядел Августа, Агриппу и Агриппину, Константина Великого и Карла Великого). Вследствие бомбежек Ратуша была почти разрушена, достаточно сказать, что из 124 фигур уцелело только 5.

Восстанавливать ее закончили в 1975 году, еще через 20 лет были изготовлены новые скульптуры, но сейчас здание снова закрыто на ремонт.

Потом снова спускаюсь к Рейну и, не доходя до него, упираюсь в церковь св. Мартина. В первом веке на этом месте находились римская спортплощадка с бассейном, но потом, как это обычно бывает, на месте бассейна воздвигли храм. История его довольно грустна, так как изобилует сильнейшими пожарами, поочередным падением башен (их у св. Мартина пять) и чуть ли не полным разрушением в наполеоновские времена. Не успели восстановить церковь уже в начале этого века, как ее почти полностью разбомбили 2 марта 1945 года. Ремонт длился 40 лет. Панораму западного берега Рейна очень украшают именно гордо возвышающиеся шпили Дома и св. Мартина. Ровно напротив на другом берегу пытается создать робкий противовес греческая православная церковь св., кажется, Феодокла (не силён я в греческом языке).

Близится время ужина, ну и как я могу пройти мимо трактира богемской кухни со скромным названием "Швейк"? Вот только хозяева его мне не обрадовались, так как еще две недели назад закрылись на каникулы (многие заведения Старого Города в январе не работают). Я уже было почти сдался на милость хрустоутких китайцев, но тут мое внимание привлек ресторан "Ляжкиндом".

Как большой специалист по свиным ногам, я бросился в бой. Тут надо отметить, что свиные ноги готовятся по- разному: "Schinkenhaemchen" - это вареная свиная нога, в вот "Schweinehaxe" - это нога гриленая, правильная. В "Ляжкиндоме" ее подают облитую прекрасной густой подливкой с подрумяненным беконом, а также с колбасками двух сортов, жареной картошкой и традиционной кислой капустой. Съесть порцию полностью невозможно , в принципе. Я около получаса предавался размышлениям, что со мною станется, если я скушаю еще мааленький кусочек и так, видимо, стал похож на философствующего под пиво бюргера, что ко мне подошла девочка, представилась студенткой брюссельского университета и попросила рассказать о местных традициях.

Традиции в "Ляжкиндоме" блюдут свято, помимо таких замечательных блюд, как сосиска длиной в 1м, там проводятся средневековые трапезы - для группы из 20 человек актеры играют некий спектакль, во время которого гости кушают руками из глиняных тарелок, погружаясь в мрачное прошлое. К сожалению, я подоспел лишь к самому концу церемонии. На уровне фужеров, висящих над баром, приколочена табличка "Максимальный уровень воды". Рейн, кстати, совсем недавно, в 1993 и 1995 годах частично заливал Старый город.

Пройдя живописным берегом Рейна с яркими, выглядящими игрушечными фасадами домов, я живо ощутил в себе желание продолжить праздничный вечер, тем более по пути попадались люди в карнавальных костюмах (знаменитый кёльнский карнавал в этом году состоится 22 февраля, вот прекрасный повод снова приехать в Кёльн, но подготовка к нему традиционно началась еще 11 ноября в 11 часов 11 минут). Часть из них изображала эскадрон гусар летучих, а часть - персонажей сказки Гофмана (Щелкунчик, Щелкунчик, а отчего у тебя такие большие зубы?).

Путеводитель предательски молчал о возможных местах ночных кутежей, лишь туманно намекал, что в случае чего надо просить таксистов, они не подведут. Пришлось получать информацию самостоятельно в призывно мигающей кафешке, оказавшейся на поверку крошечным баром с девочками и нумерами на втором этаже. Информация в подобных местах стоит пару стаканчиков пива (обычно, правда, по двойной или тройной цене) и добывается так. Надо подойти к девочкам и спросить по-русски: "Наши есть?"

Ответ в 90 процентах случаев положительный, пей пиво, расспрашивай, писательское любопытство опять же. Надо уложиться в 15 минут, больше сидеть с бесперспективным клиентом могут не позволить. Так, в роли гида по ночному Кёльну выступила девушка Наташа. В частности, выяснилось, что в воскресенье-понедельник культурно отдохнуть в Кёльне практически негде, ночные клубы не работают, есть несколько дискотек, но они специализированные, например, в "Лулу" ходят только голубые, в Старом Городе лучше вообще ничего не искать, увеселительные заведения сосредоточены на Кольце, в частности, есть одно приличное джаз-кафе, где играет русский саксофонист, которое она и рекомендует.

Наташа все время сбивалась на рельсы профессионального дискурса, так что в качестве бонуса я узнал , что она пять лет назад приехала из Одессы, учится на режиссера-оператора в местном университете (пятый семестр), здесь подрабатывает с подружкой от нечего делать, но сейчас подружка болеет, работает всего две недели, но уже надоело, она стоит 300 марок в час, из них 100 идет хозяину за аренду комнаты (сутенерство запрещено, и дама с клиентом подписывают с владельцем помещения натуральный часовой договор аренды), если хороший месяц, можно заработать до 8 тысяч марок, что в среднем в день бывает два-три клиента, что целоваться им строжайше запрещено, что пьяные немцы жутко надоели, что она не торгуется, но когда клиент ей самой нравится, она готова снизить цену, что у немцев нет инстутута любовниц и проститутки занимают именно эту нишу, что для русских это заведение слишком дорогое, и я за две недели тут первый, но вообще у них дешево, потому что в настоящим публичном доме, а в Кёльне, мол, крупнейший в Европе 9-этажный с несколькими сотнями девушек, все еще дороже, до 600 марок в час, что дальше сидеть за столом она сможет только если я возьму себе еще пива, чтоб я не волновался, с пива она процент не получает, вот с шампанского да, а Мумм у них стоит 200 марок за бутылку, что три раза в месяц она катается в Москву или на Украину, что, напившись шампанского, девушки иногда танцуют на столе (именно из того, за которым я сидел, торчал прославленный дедушкой Фрейда железный стержень), что она еще не танцевала, но тоже может, потому что училась в танцевальной школе, конечно, немножко надо будет заплатить, что так приятно поговорить с хорошим человеком, что не хочу ли я еще пива, что я могу зайти попозже, когда она уже будет пьяная и веселая, что во время карнавала она работать не будет, потому что пьяные немцы полное гавно, что, может все-таки пива...

Тут я поблагодарил ее и раскланялся. На прощание мне был показан коронный номер. Немецкая соседка Наташи по столику сказала, что тоже знает одно русское слово, поднатужилась и проговорила "до-сто-при-ме-тща-тель-ность". Я заметил, что изучение чужого языка можно было бы начать и с более простых слов, коих в русском языке хоть и немного, но есть.

По дороге на Кольцо я грустно размышлял над всеми фальшивыми клише моей собеседницы, понимая однако, что они не выросли на пустом месте, а значит, на практике работают. Джазкафе тоже меня не порадовало, потому что пел там помолодевший Карел Готт с голубоватым отливом, за время концерта я поглотил коктейли "Зомби" и "Камикадзе" и поняв, что толку мало, перешел на чистую текилу.

Однако даже на следующее хмурое утро впечатление от этой поездки оказалось безусловно положительным.

Так победим!

Высказаться?