Вечерний Гондольер
Эли7 & Мурка (c)
Два стиха.


* * *

Чувство свободы, уймись, не ходи по паркету
скрипучему, не броди по ночам, не скули.
Здесь поселились оттенки и тени советов,
которыми отравили меня дорогие мои
(были дающими жизнь и дающими корм,
любили которые нас, да, любили, родили, растили).
Что значит расти? Это просто, как снежный ком -
сначала играючи, далее - по России,
по снегу, по грязи, объем, макароны, стихи,
кухни друзей, подъезды друзей, озарение.
Нафаршировано детство безумством стихий,
клубнично, как банка варенья.
Милые, как ненавижу я вас - за себя,
за тусклую девочку с жаждой полета и бога,
за пионерскую честность, за медленный яд,
которым, змеясь, соблазняла, травила дорога.
Как я жалею и вас, и себя, и ее,
ту, за которую было и больно, и стыдно, и гордо,
ту, что остригли тюремно, оставив жнивье
из абсолютно довольных и полудовольных,
ту, что осталась теперь вдалеке, вдалеке,
из биографии став географией. Сволочь,
ты отшвырнула меня налегке, налегке,
оставив свободу, ребенка и мужа в ту полночь.
Чувство свободы, смирись, умирать не легко,
но неизбежно, истаешь и все, успокойся,
свернись на диване уютным осенним клубком,
лечись от геройства.

		Эли7 (c)

* * *

Лететь спиною вниз, цепляться за карниз,
Звук саксофона выжимать из ветра,
И забивая течь, как после грудью лечь
Мы научились, мы проникли в недра.
Увидели лицо, отправили юнцов 
Под звон картечи и под шум прибоя,
И, вытолкнув себя, как из гнезда птенцов,
Упали в это небо голубое.
Искать рукой тепла бессмысленно, зола
Нам пачкает простертые ладони,
Но, может быть, ещё ослабив удела,
Мы выплывем или не все утонем.
Из серебра и льна пока горит свеча
Плетем друг другу теплые одежды
И в черные пруды, ныряя сгоряча,
Мы ищем там на дне свои надежды.


		Мурка (c)

Высказаться?