Вечерний Гондольер
Gogia (c)

| 2 | 3 |

Три Елены, ТУ СЕВЕН ЗИРОУ и МАКУМБА (часть 1)


Поехали мы с женой в Египет, нам надо было сначала в Пулково-2, а мы приехали в Пулково-1. Красивый аирпорт, здоровый, но не тот. Ваучер (путевка) гласил, что нам в Пулково-2. Делать нечего, едем туда, еле нашли, указатель мелкий и не видный из себя, однако попали наконец куда надо. Заваливаем значит мы в Пулково-2. По инструкции турбюро, должна нас там ждать тетка по имени Елена (Елена первая). Глядь, стоит, подходим, спрашиваем, искузьмы типа, мы из Выборга. Она типа ХАЙ, вас то нам и надо. Дает нам бумаги, билеты и толкует мол надо декларацию писать. Ну пишем, раз надо, по сто пятдесят долларов на нос и ни копья больше. А мэн в зеленой фуражечке говорит, что до полутора кусков на лицо физическое без проблем. Мы переписывать не стали. Не горит, уточнять.

Топаем дальше, бэгидж суем в канал, все типтоп не пищит. Мэн подкалывает, типа дуйте в свой Египет и без вас не пропадем. Улыбается, ну и мы ему тоже конечно.

Пилим к стойке, там тетка заспаная, ладошкой рот укрывает, зевает и ручкой делает, на бэгидж. Ставим куда она показала и смотрим на нее, она на нас. Потом проснулась и улыбаться начала, мы тоже, ясен пень. Идите, говорит, к погранцам, печать там и все такое в загончике сделают. А мэн в зеленой фуражечке, говорю, уже был, а она мне радостно отвечает, что то досмотр ручной клади а не погранцы, типа погранцы в загончике. Ага, двигаем в загончик, пиво конечно некстати, отрыжка прорывается, неудобно разговаривать.

В загончике тетка, паспорта смотрит и нас сличает. Все у нее сходится и улыбка пограничная типичная, хотя получилось душевно. Хотелось ответить адекватно блин, но пиво некстати, отрыжка, прямо бич какой-то. Прошли так, молча типа. То есть под раскаты пивные, но она не обиделась, стала дальше сличать народ в паспортах. Правильная женщина. И печать поставила, выбыли стало быть, должны обратно скоро появиться.

Сели в зале ожидания, покурили, барахло в котомку. Куртки в Египте как верблюду тромбон. Жарко там, 22 градуса нашего Цельсия. И вода точно такая же. Ждем когда садить станут на воздушное судно. Пришли погранцы стали ругать какого-то хрена, за рукав кривой к самолету. Хрен толкует, мол, самолет криво стоит, ему типа, съехал ты что-ли? Договорились конечно, а куда деваться, народ подпирает, талончиками шелестит. Тетки зубами стучат в блузочках, идиотками в шубах неохота в Египет садиться. Все стараются в сланцах пальцы поджимают. Погранцы похихикали но двери в рукав открыли. Ринулись мы по местам, заняли, развалились, согрелись, ремешки застегнули, читаем инструкцию про спасжилеты и свистки. Некоторые смотрят на члена экипажа, он забавно так показывает как нос в дыхательную маску вставлять и в клапан дуть. Форсмажор типа, выживаемость на воде, идентификация при волнении морской глади и обозначение пострадавших среди уцелевших.

Незаметно уснул, сказалось пиво и волнения отбытия с Родины. Проснулся в небесах. Летим хорошо, выпил пива, хотя зарекался, но пока есть, чего волынку тянуть, опять заснул. Просыпаюсь, пахнет жареным. Тяну ноздрями, нехило. Стало хотеться есть. Из занавесок вышла тетка, пихает колясочку и всем раздает чего там жарила в занавеске. Едим, вкусно, маслице намазываем на булочки, джемом сверху прикрываем и в рот, малиновым.

Поели, коробочки пластмассовые сдали тетке с коляской и почитать собрались, а тут из динамика по-английски заговорили, что летим над Киевом, а после Анкара ожидается, Тель-Авив и прочие мегаполисы. Смотрели в окно ничего нету, одни облака, высота одиннадцать тысяч метров, плюнули, порадовались что все поняли по-английски, а тетка стала по-русски говорить то же самое, а мы читать стали, скучно слушать одно и то же.

Курить в лайнере компании "Пулково-2" можно запросто. Тетка по громкой связи объявила. Просто надо найти где ряды с 20-го по 25-ый, сесть там и курить. Если места заняты пассажирами, то поменяться. Если там пассажиры с детьми, тогда тетка и сама не знает. Пошел посмотрел, там спали два здоровых араба, детей с ними не было. Курить хотелось не очень и мы стали читать дальше интересные и поучительные книжки. Я читал "Как пропить миллион", а жена читала "Алмазные нервы".

Просыпаюсь над Синаем, летим, никто не шумит. Один мужик, его зовут Толик, допивает ботл ирландского виски. Почему Толик, потому что сосед его спереди так называет, а может мама или по паспорту. Соседа спереди Толика зовут Парамон. Парамону всего четыре года, он весел и румян. Мама Парамона молодая, оглушительно красивая дамочка, без чувства меры, но очень хорошей памятью. Она запоминает всех, с кем общается Парамон, а мальчик общается со всем самолетом.

Самолет идет на снижение. Внизу открывается Красное море и какие-то желтые разводья параллельно береговой линии. Мы думаем что это канализация стекает в море и от того так грязновато оно выглядит с орлиного полета. Позже узнаем, что это коралловые рифы и вблизи они очень красивы и густо заселены живностью. Самолет приземляется совсем незаметно, в салоне раздаются дружные аплодисменты, мы тоже хлопаем на всяк случай. Подруливаем к аэровокзалу мимо разных самолетов на стоянке, в том числе и небольшого реактивного самолетика с охранником рядом, в черном мундире, с портупеей и АКМ-мом на груди.

На входе в здание стоит еще один охранник или полисмен с таким же автоматом русского производства. Ему явно жарко, он с любопытством смотрит на нас и неспешно топчется на месте в блескучих черных ботинках.

В здании, по инструкции турфирмы, занимаем две очереди. Одна обмен долларов и покупка двух марок на въезд в Египет. Вторая на заполнение карточек гостей страны. Стоим, карточки уже заполненые у меня в руках, я ни капельки не волнуюсь, хотя очередь как в России за дефицитом, это потому что прибыл самолет из Италии, а итальянцы очень живой народ и потихоньку начинают оттирать от окошка русскую публику. Русаки сопят и упираются молча. Итальянцы перекрикиваются типа - Марио!!! Ротоландо респирандо? А Марио орет - Порка мадонна и типа бесаме мучо май ас!

Наконец очередь доходит до нас. Мы уже купили марки и наклеили их в гостевые карточки. Оффис-мэн отпихивает наши паспорта, карточки и быстро сыплет на ломаном английском, что марки надо в паспорта клеить куда нибудь, а карточки гостевые надо с печатями принимающей фирмы. Оставляю жену заложницей между двух лысых Ромео и бесстрашно выдираюсь из очереди. Трехлетняя практика торговли китайской мануфактурой на базарах средней России не халям-балям. Ищу фирму "Шарм вояж", нахожу конечно араба в желтой рубашке с плакатиком, в зеленом галстуке и широкой шляпе (чисто Незнайка). Он радостно лопочет что долго ждайт и уже бояться терят два раша из Сентпетерсбурк.

Уточняю конечно что мы ис Виборк, майнейм Лео, майвайф Наташа, а ю нейм? Араб ловко отвечает что он Мохаммед и но но но два тоурист из Финланд ор Поланд. Успокаиваю типа Сентпетерсбурк и баста. Мохаммед (из Каиро) улыбается и орет Вилькам ту хеа! Сует мне две гостевые с красивыми печатями на арабском от фирмы "Шарм вояж". Мы дружно отдираем марки с карточек и вклеиваем их в паспорта, получается. Потом я корябая свои данные на ходу, втискиваюсь с бумагами в очередь перед окном, обрывая пуговки на итальянцах. Назад от окна прем совсем с подъемом. Май вайф повизгивает "Банзай", а я, совершенно тупо, про крейсер Варяг.

Выходим из аирпорта, теряя Незнайку-Мохаммеда с концами. Тут же видим тетку с плакатиком, тетка из той же фирмы. Зовут ее Елена (Елена стало быть вторая) и говорит она по-русски и вообще москвичка. Тащимся с теткой при плакатике к автобусу, три места барахла тащу я. Вокруг пять челов с колясками для перевозки. Они наперебой предлагают свои услуги и помощь. Кого как, а нас настращали что за все надо платить и каждый раз договариваться. Пою Варяга и тащу все сам. Считаю сэкономленные египетские фунты и пиастры и перевожу в пиво. Позже узнаю что даже на бутылку не сберег, но в тот момент этого я знать не мог.

Садимся в автобус. Шофер закидывает наши вещички на крышу и бухтит по своему, ругая прижимистых рашей. Едем. Вокруг пейзаж узбекских Кызыл-кумов круто разбавленный пальмами и кактусами. В отеле нас сгружают и бросают. Мы пару минут смотрим на смуглые широкие улыбки сервис-боев и сдаемся. Хлопчики осторожно подхватывают наши сумари и утаскивают их в неизвестном направлении. Откуда ни возмись появляется незнакомая тетка по имени Елена (Елена третья) и ведет нас к рецепшен оформлять. Там нам дают ключ от номера, и пару пластиковых карточек на получение пляжных простыней. Красавец араб в черных брюках со стрелкой проводит нас в корпус и впускает в номер попутно показывая ресторан где мы будем питаться по типу шведского стола утром и вечером.

Красавец араб (Хамад из Александрии) показывает нам как надо пользоваться кондиционером и как беречь воду. Она стоит здесь дороже земли. Демонстрирует переключение каналов на телике, в том числе и РТР, просит не оставлять балконную дверь открытой. Хамад уходит, мы остаемся одни.

После душа просто падаем спать, удивительно откуда взялась телесная усталось, ведь всю дорогу спали ели и читали.

Просыпаюсь в глубокой темноте, ага, думаю, я же в Египте. Выхожу на балкон, действительно, море и небо одинаково черны, хиленько светят пара звезд и больше ничего. Египетская ночь, вот ты какая.

под египетский черный плед попадает огрызок дня
и луна устремляет свет по воде прямиком в меня

Однако, неспеша докуривая сигаретку, замечаю небольшое свечение прямо по курсу. Море и небо начинают разделяться и появляется луна. Она ущербна так же как и в Северозападной России, но серпик расположен почти горизонтально. Мунрайзинг занимал мое внимание минут двадцать, еще три сигаретки испустили дух в легкомысленных легких. Рядом обнаружилась жена завороженная восхождением мистической планеты. Включился сверчок и все египетское очарование пропало, больно уж по нашему сверчал.

Идем на ужин. Вся территория отеля в огнях. Светильники спрятаны среди яркой зелени, прозрачные трубки в три-четыре цвета охватывают пальмы с листьями забраными в пучки от чрезмерной потери влаги. Журчит вода в каскадных декоративных водоемах и водоемчиках. Негромкая музыка несется из динамиков, которых я тоже не вижу. Звучат Мориа, Папетти, Ласт, оркестровки неизвестных мне авторов, но неизменно приятные и ставшие классикой.

| 2 | 3 |

Высказаться?