Вечерний Гондольер
Ратьер №19:
Игорь Караулов, Jess, Серхио, Иван Кузьмич Роботов, Аллерген, Фавн, Коммерсант, Цун (с).



1. Игорь Караулов (с).

 

Мне жизни не надо и смерти не надо -

Ни к той, ни к другой не готов.

Оставьте меня попечителем сада,

Садовником ваших садов.

 

Где тысячью лезвий мерцает ограда,

Где полчища диких котов,

Я буду смотрителем вашего сада,

Хранителем ваших плодов.

 

Растут у ограды кизил и крыжовник

И выше, аллеями &endash лавр,

И рыжей дорожкою ездит садовник &endash

Машиною ставший кентавр.

 

Он ветви стрижет и срезает ножами

Древесных грибов построму -

Так вы б меня взяли, когда уезжали,

В посильную помощь ему?

 

Весь день я бродил возле барского дома -

Подошвы в пудовой грязи -

И старых зеркал серебристая дрема

Сверкала мне сквозь жалюзи.

 

Весь день я высматривал в листьях смородин

Жеманного веера «да»,

Но нет мне ответа, и сад ваш бесплоден,

И где вы теперь, господа?

 

 

2. Jess (c).

 

ОТЕЧЕСТВЕННОЕ.

1.

живет поэт, невольник чести,

не оклеветанный молвой

пока еще, и все на месте,

и все в порядке с головой.

поет любовь, поет державу

пред неизбежным дележом.

благослови тебя державин,

пока ты не за рубежом.

пока расплющенные шпроты

вкушают гости за столом,

займи их словом, желторотый,

а все не сбудется - потом.

2.

вот человек. вот сад. вот дом.

зигзаги лоз. косые лужи.

Россию не понять умом,

а если верить - только xуже.

сюжет на бис десятки лет:

одни и те же судьбы, лица -

транзитный путь земли к земле

с рефлексией аустерлица,

где враг становится пригож

и друг, желательно чуxонский,

где на тебя любой поxож

несостоявшийся болконский.

 

 

3. Серхио (c).

 

слова на полдороге к лету

не чувствуют своей вины,-

еще без смысла, без поэтов

и без названий, без страны.

 

над ними клином алфавитным

чужие вороны летят,

они снижаться не хотят,

их черных букв совсем не видно.

 

есть непонятный дикий крик,-

их клинья кружаться веками

и держат в лапах сотни книг

с неслыханными языками...

 

слова замкнулись и молчат,

себя спасая от неверья,

от неуменья, глухоты...

а вниз слетают только перья.

 

 

4. Иван Кузьмич Роботов (c).

 

КОЛЫБЕЛЬНАЯ ДЛЯ ДВОИХ.

 

Ты качаешь в колыбели пустоту

И мурлычешь еле-еле, просто так,

Колыбельную какую-то не ту,

С "баю-баю" чередуя слово "fuck".

Мне давно привычна стала эта грусть

И глаза твои, усталые от слез.

Я к тебе подсяду ближе и уткнусь

В седину твоих постриженных волос.

А потом на табуретке, у окна,

Я оставлю две таблетки и стакан,

Чтоб и завтра так сидели

Ты и я у колыбели

И упрямо доживали до утра.

 

 

АУТОДАФЕ.

 

Вчера мы сжигали ведьму,

Просто, без лишних вопросов.

Вчера мы сжигали ведьму

С горбатым ахматовским носом.

Быстро костер разгорался,

Бодро поленья трещали,

Ведьминский плащ развевался,

Люди вокруг стояли.

 

Вчера мы сжигали ведьму,

Без жалости и без эмоций,

Не первую, не последнюю

Жертва всегда найдется.

Участь ведьмы простая,

Сгодятся предлоги любые,

Если она не такая,

Как люди все остальные.

 

Вчера мы сжигали ведьму.

Мне было не очень уютно,

Когда ее крик последний

В костре затих абсолютно.

Начал я вдруг сомневаться,

Стало немного мне стыдно,

Только зачем заступаться?

Вс ведь и так очевидно!

 

Вчера мы сжигали ведьму

И пепел по ветру пускали,

Когда догорела ведьма

Мы дом ее обыскали.

Нашли колдовское зелье,

Метлу и волшебный посох.

Вот все , что осталось последнее

От ведьмы с ахматовским носом.

 

 

5. Аллерген (c).

 

ИЗ МАРТОВСКОГО.

 

На дискотеке скачущих гормонов

В блохастом марте встретились. Весна!

Она толкала в сутолоку перронов

И в ночи, распаленные, без сна.

Орало все, и кровь неслась, как тройка,

Как птица-тройка по хмельной Руси!

Поддатая судьба орала:"Горько!",

А кони все несли, несли, несли…

Вцепившись в гривы, спутанные в скачке,

Взлетали мы на гребень бытия,

Чтоб рухнуть вниз и вместе на карачках

Из грязи снова вознестись в князья!

Менялись мурки, подворотни, крыши,

О потный март - тридцатидневный кросс!

Носилось солнце, как котенок рыжий.

Дымился сердца загнанный насос.

 

 

6. Фавн (c).

 

я иду за тобой отставая на четверть утра

под ногами не лед а стекло что течет по погоде

и тебе не хватает (звериного скажем) чутья

(потому что иного чутья не бывает в природе)

 

даже воздух продленный висит задыхаясь собой

даже яркое небо как будто бы высыхло с ночи

я иду за тобой. я тебя догоняю рукой

это значит теряю - скажу навсегда и короче

 

и осталось недолго. большая природа молчит

потому что большая, большая, большая природа

я иду за тобой. разбиваю копытом ручьи

потому что топтать это тоже такая порода

 

 

***

взрыв железного льда поджигает задумчивых птиц.

я похож на тебя потому что мы очень похожи

даже птицы твои (снова падают перья с ресниц)

не касаются клювом а просто вживаются в коже

 

ты все так же красива как я заприметил тогда

ты стройна как мой стыд и как ложь ты тонка неприятно

видишь как отсыхает моя записная рука

как душа моя плачет а значит опять неопрятна

 

почему я не знаю но видимо все расскажу

я спалю тебе крылья. взорву расставанье шагами

будут птицы лежать (я их очень красиво сложу)

потому что твой лед я взрываю своими руками

 

 

***

то молоком то вкусом молока

струится память. и невкусной пенкой

плюется небо с ликом дурака

и поддает под зад кривой коленкой

 

родная участь если не родна

судьба героя и судьба покоя

как жизнь на небе видимо трудна

так тяжело проклятие изгоя

 

 

7. Коммерсант (c).

 

ЛИКВИДНОСТЬ, ИЛИ СЕЗОННАЯ РАСПРОДАЖА.

 

Продам &endash недорого &endash жену

в великолепном состоянье,

не в первом младости сиянье,

но без уклона в старину;

 

объезжена, укрощена &endash

Джоконда, Лесбия, русалка &endash

и расставаться с нею жалко,

и, вроде, больше не нужна.

 

Продам и Родину, и мать,

сестёр за полцены &endash чего там,

друзей на вес, знакомых оптом,

а совесть так могу отдать.

 

Сим ликвидирую застой,

ускорю оборот активов

и буду &endash молодой, красивый,

богатый, умный, холостой…

 

 

8. Цун (с).

 

я иду за тобой отставая на четверть себя

а навстречу веревки несут как знамена любви

ты прости меня если не видишь глаза мои утром

это сумерки как не печально они бесконечны

 

записав половину дыхания в эту кору

я сдираю ее и струится по воздуху сок мой

ты прости меня если уйду от тебя по утру

оставляя такой беззащитной пригревшейся сонной

 

и теперь целиком заорал в этот низменный мир

пробудись неизменный отмой свою серую кожу

а навстречу плелись притворившиеся людьми

и один залезал на другого сильней и моложе

 

я иду за тобой так и ты за мной тоже иди

посмотри как зеркальны модели стоящих на месте

этот ветер навстречу так родственнен нашей груди

этот свет после сумерек дарит нам добрые вести

Высказаться?