Вечерний Гондольер
Иван Роботов (с).
НЕКИЕ ТЕКСТЫ: СВЕТЛАЯ СТОРОНА СМЕРТИ.


День первый.

-Землетрясение?

-Банально.

-Столкновение с метеоритом?

-Да, разумеется, маленьким, но очень метким метеоритом, пролетевшим сотни тысяч миль, чтобы угодить честному налогоплательщику прямо по макушке.

-Спустись с небес, Фритци, люди тоже ходят в кино. В метеориты, которые уничтожают менее, чем пол-страны, просто никто не верит.

-Извержение вулкана?

-Где ты видел в этом городе вулкан?

-Ну, холм. В ясную погоду его даже видно из нашего окна, Раттенхоф на секунду замялся. Точнее, его можно было бы увидеть из нашего окна, если бы окно выходило на север.

Нет, отрезал Фикус.

-Спасибо за подробные разъяснения, очень мило с твоей стороны.

-Я имею в виду, его бы нельзя было увидеть. Там перед самым носом стена бумажной фабрики. А что касается твоего холма, то он не начнет извергаться, даже если ты обложишь его со всех сторон взрывчаткой и подожжешь.

-Ты понимаешь все слишком буквально. Я говорил о вулканах вообще.

-Не пойдет. Ты знаешь, какие сейчас существуют системы предупреждения? Еще дым не успел показаться, а всех уже поголовно эвакуируют.

-Вот и хорошо, значит нам не придется выплачивать компенсацию клиентам.

-Потому что у нас клиентов не будет, придурок. Это какой же кретин станет сегодня страховаться от вулкана? Не забудь, жители этого района может и небогаты, но они не круглые идиоты.

-Почему тогда не укус тигра?

Фикус накрыл лицо ладонями.

-Ну мы же пять минут назад договорились: вариант с тигром отвергаем. Зачем же ты по-новой начинаешь?

-Не вижу накакой проблемы с укусом тигра. Во-первых, это оригинально.

-Во-вторых, это маловероятно. В-третьих...

-В-третьих, ты уже напечатал регистрационные бланки.

-Нет, ты не... Да.

Фикус перестал улыбаться и внимательно посмотрел в бледно-голубые глаза Раттенхофа.

-Слушай, ты что, знаешь этого тигра? Или ты знаешь папу этого тигра? Ты можешь с ним договориться? Или, возможно, он должен тебе деньги?

-Я не понимаю, о чем ты, Раттенхоф откинулся в кресле и чуть было не ударился затылком о стену.

-Фритци, ты же всегда был лучше всех в математике. Помнишь эти идиотские формулы с неизвестными постоянными? Теми самыми, которыми вроде бы как можно было пренебречь, но которые в итоге как назло оказывались равными бесконечности? Вот тигр это такая постоянная. Можно предсказать почти все. О том, что нельзя предсказать, можно договориться. С тигром невозможно ни то, ни другое. С ним невозможен бизнес. Но... Бланки можешь отдать Мэтту. Пусть использует их для черновиков или займется изготовлением самолетиков. А то парень совсем помирает со скуки.

Мэтт, практикант из того же колледжа, который заканчивали Бенджамин Фикус и Хайнц Раттенхоф, в настоящее время варил кофе в соседней комнате. Он упросил декана разрешить ему пройти практику в молодой страховой компании без оплаты, разумеется в обмен на три кредита, приближающие его к диплому, при условии, что он подготовит за два месяца отчет на двадцать страниц. Пока его работа состояла в перемещении мебели и ежедневной покупке пиццы на всех троих.

-Хорошо, сдался Раттенхоф. как насчет укуса...

-Не надо укусов! -взмолился Фикус. -Не надо.

-Да ты даже не знаешь, кого я имею в виду. У него, между прочим, даже нет зубов...

-Если ты решил заниматься зоологией, я тебе не партнер. Ищи кого-нибудь другого. Только когда тебя с одной стороны прижмут родственники растерзанных клиентов, а с другой обезумевшие активисты Гринпис, ты не говори, что старина Бенджамин тебя не предупреждал.

Раттенхоф достал из кармана джинсов сигарету и закурил.

-Собственно, я не понимаю, почему бы нам не открыть самую обычную страховую контору, каких в этом городе сотни. К чему все эти твои выкрутасы?

-Пойми, в том-то и проблема, что другие конторы обычные. На обычных вещах сегодня денег не сделаешь. Нужно что-то особенное, уникальное. Нужно создать свою нишу, как говорил этот зануда Брэннер на лекциях по маркетингу. А мы с тобой эту нишу нашли, и не где-то там, в вонючей Азии, а здесь, в этом вонючем районе нашего вонючего города.

-Копеечное страхование жизни для бедняков?

-Не для бедняков, а для материально ограниченных граждан, составляющих, между прочим, солидный процент населения этой страны. Все страховые конторы мира ориентируют свои услуги на средний и преуспевающий классы, а тут появляемся мы и заявляем: любой гражданин имеет право застраховать свою жизнь, причем за более чем приемлемую сумму.

-При условии, что смерть наступит в результате самого невероятного несчастного случая.

-Да нет же! Конечно, мы не сможем удержать столь низкие премии, если будем страховать от всего подряд. Было бы, например, самоубийством страховать от перебора с наркотиками. Но и о атаке пришельцев из космоса речи не идет.

-Нет, мы хотим страховать от вполне нормальных бытовых трагедий, просто... маловероятных. Но это уже твоя среда ты же у нас гений в области статистики. Пошевели мозгами, ведь мир полон всяких фатальных возможностей!

-Типа смерти в результате взрыва стиральной машины?

-Вот видишь, уже много лучше.

-Смерть от отравления клеем при наклеивании почтовой марки? Смерть от удушья при чистке рыбы? Смерть от потери крови в результате пореза туалетной бумагой? Смертельная рана в желудке после проглатывания собственного зуба? А может быть, смерть от...

-Фритци, ты уверен, что никто из твоих родственников не служил в СС?

-Пошел ты знаешь куда!

-Да не дергайся, шучу я.

-Очень смешно. Ха-ха.

-Я о том, что эти твои предложения, они... несколько... аморальны, что ли. Бенни, я слишком хорошо тебя знаю. Ты можешь вот так часами выслушивать мои аргументы, не оставляя от них камня на камне, а под конец, когда я буду готов подписать даже свой собственный смертный приговор, ты выскажешь сво окончательное и неоспоримое мнение. Так что не трать напрасно времени, предлагай сразу.

-Ты говоришь так, будто ты мне больше не доверяешь. Я тебя хоть раз в жизни обманывал?

-Ну, предположим, кто-то однажды продал мне за двадцать пять долларов неправильные ответы к тесту.

-Так ты же все равно получил отлично .

-Да, но лишь благодаря тому, что какой-то идиот поставил по ошибке на своем ответе мой кодовый номер.

-Так главное же результат. А потом, я тебе почти все твои деньги тем же вечером проиграл в карты.

-А еще была эта некрасивая история с Энн... Вспомни, как ты клялся, что за ней не ухаживаешь!

-Ну было дело, конечно. Так она же и меня через месяц послала куда подальше и убежала с Эдвином.

-И погибла вместе с ним в автомобильной аварии.

-Слушай, ты что, предпочел бы, чтобы она погибла в автомобильной аварии вместе с тобой?

Раттенхоф потянулся в карман за новой сигаретой. Все-таки Фикуса можно было обвинить в чем угодно, но не в отсутствии логики. Это была его собственная, извращенная и для многих шокирующая логика, но если ты свыкался с ее основными аксиомами, то все остальное как бы становилось на свои места, хотя мир уже никогда не выглядел для тебя прежним образом. Раттенхофа, несмотря на его демонстративный скептицизм, всегда привлекали безумные идеи. Наверное, поэтому он так и сдружился с Бенни за три года совместной учебы в колледже.

-Ладно, давай, выкладывай свою идею. сказал Раттенхоф, закуривая.

-Смерть от утопления в Сахаре, -уверенно произнес его друг.

Раттенхоф чуть было не выронил сигарету изо рта.

-Что?! Послушайте его! И этот человек десять минут назад обвинял меня в том, что я говорю о слишком маловероятных инцидентах!

-Фритци, ты не прав. Сахара отнюдь не такое уж и безводное место, каким нам ее рисовали в начальной школе. Там и Нигер на юге, и кусок Нила на востоке, и оазисов полно. А про города с их фонтанами я и не говорю. Там совсем не так сложно утонуть.

-Спасибо, успокоил.

Фикус встал из-за стола и подошел к окну. Из него открывался прекрасный вид на окно дома напротив.

-Коллега, у тебя странные понятия о страховании жизни, произнес он после нескольких секунд раздумья. Ты почему-то считаешь, что человек, застраховавшись, тут же отправится в Сахару и прыгнет в первый попавшийся водоем. Если у вас в Европе действительно такие нравы, то я, кажется, начинаю понимать, почему у вас сокращается население. В этой стране, страхование жизни это на треть своеобразная инвестиция, на треть азартная игра, а еще на треть символ статуса. Очень немногие понимают вот этот третий компонент, а он, возможно, самый важный. Вроде бы, не все ли равно, что произойдет с твоими деньгами после твоей смерти? Так нет же, человек добровольно идет в страховое агенство и соглашается ежемесячно жертвовать двумя, а то и тремя хорошими ужинами. Спрашивается, для чего? А я отвечу: во многом для того, чтобы показать окружающим, что он ценит свою жизнь ничуть не меньше, чем они.

Бенджамин подошел к Раттенхофу, дружески похлопал его по плечу и добавил:

-Конечно, психи бывают везде. Но я все рассчитал. Помнишь тот уличный опрос, который мы с тобой проводили для курса по статистике?

-Как же, помню. Именно тогда я научился местному слэнгу. Тебя еще тогда чуть было не забрали в полицию за приставание к прохожим.

-Я был не при чем. Этот козел первым начал. Я всего лишь поинтересовался размером бюста его невесты, а потом попросил дать мне ее телефон. Но дело не в том. Главное, что мы проводили опрос именно в этом районе и девяносто процентов опрошенных заявили, что не могут себе позволить проводить отпуск за границей. Из оставшихся, около пяти процентов бывали за последние несколько лет в Европе и лишь считанные единицы ездили в Азию, Австралию или тем более в Африку. Сам шанс, что кто-то из наших потенциальных клиентов поедет в Сахару, столь ничтожен, что даже утоплением можно пренебречь. Если хочешь, ты, конечно, можешь построить математическую модель. Я знаю, что дюжина формул действует на тебя лучше любого успокоительного.

Раттенхоф выпустил облачко дыма и вздохнул.

-Я так полагаю, что соответствующие бланки ты уже заказал.

-Они уже у меня в чемодане. Свеженькие, только что из типографии. В принципе, завтра мы можем открывать двери. Вот только вывеску надо при входе повесить. Ее сегодня утром доставили, -Фикус кивнул на стоящий в углу сверток.

Раттенхоф аккуратно развернул оберточную бумагу и достал золотистую прямоугольную табличку с выгравированным на ней строгим черным шрифтом названием фирмы: Раттенхоф и Фикус. Страхование жизни. Второй этаж, слева, дверь 16 . Нижнюю часть вывески украшал девиз компании... Раттенхоф заметно изменился в лице. Не отводя глаз от вывески, он тихо, практически ш потом, проговорил:

-Смотри на светлую сторону смерти ... Бенни... что это?..

-Лозунг, -Фикус немного занервничал. -Это не моя идея. Песня такая была. Из фильма. Очень смешного. Я так рассудил, что немного иронии нам не помешает. Знаешь, я много знаю страховых агентов и должен тебе доложить, все они исключительно скучные люди. Но мы ведь не такие! Мы начинаем нечто совершенно новое, нестандартное... но если хочешь, мы можем через некоторое время поменять этот лозунг на что-нибудь другое.

-Да, на мой взгляд, это будет очень мудрый шаг.

-Вот и прекрасно. А пока пусть повисит этот. У тебя же нет под рукой другой вывески, не так ли?

Фикус спешно посмотрел на часы.

-Ой, мне пора. У меня сегодня вечером гости родственники навестить приехали. Я попрошу Мэтта прицепить табличку. Парень любой работе будет рад, а то ему в отчете писать не о чем. А ты перед отходом не забудь колокольчик над дверью прицепить. Встретимся завтра в восемь утра.

Фикус быстрым шагом вышел из конторы. Через полминуты, однако, в дверях снова появилась его ухмыляющаяся физиономия.

-Запомни, ровно в восемь! Смотри не проспи!

-Ты кому это говоришь? огрызнулся Раттенхоф.

-Ну да, Фритци, я совсем позабыл, что ты у нас ариец.

Фикус снова исчез, лишь снизу, с лестницы, послышались его быстро удаляющиеся шаги.

-Пошел ты к черту! прокричал ему вслед Раттенхоф. -И взялся прикреплять колокольчик.

 

День второй.

-Большое спасибо, господин Петерсон. Было очень приятно с вами познакомиться. Если у вас возникнут какие-либо вопросы, пожалуйста звоните прямо мне. Вот моя визитная карточка.

Раттенхоф вежливо пропустил клиента вперед себя. В прихожей, исполняющей одновременно роль комнаты практиканта Мэтта, в настоящее время восседал довольный Фикус. При виде клиента он тут же вскочил со стула, подбежал к нему и принялся усердно трясти ему руку.

-Добрый день, господин Петерсон, меня зовут Бенджамин Фикус, я партнер господина Раттенхофа. Я уверен, что мой коллега уже полностью проинформировал вас о наших услугах и мне нечего добавить, но..., -при этом Фикус наклонился чуть ближе к посетителю и слегка понизил голос. -Я должен вам сказать, основываясь на своем многолетнем опыте, что подобные условия страхования вы не найдете ни на одной другой фирме. Многие богатые клиенты платят тысячи долларов ежегодно за те услуги, которые мы предоставляем за малую долю этой стоимости.

-Да-да, я понимаю. Я очень вам благодарен, рассеянно ответил Петерсон. -Он и впрямь светился от счастья. -Я тоже был очень рад встретиться с вами. До свидания.

Раттенхоф молча закурил, подождал, пока шаги клиента стихнут, а потом обратился к Фикусу:

-Основываясь на многолетнем опыте ? Неплохо сказано. Ты, Бенни, от скромности не умрешь.

-А в чем дело? -откликнулся Фикус. -Я правду сказал. Я проходил практику в одной страховой компании. И это было уже довольно много лет назад, -Он улыбнулся уголком рта. -Целых два.

-Не сомневаюсь, что ты исключительно выгодно покупал пиццы.

-Да нет, конечно! Мне поручали куда более ответственные дела. А однажды я, в отсутствие начальства, даже застраховал одного типа. По собственной инициативе! Когда босс про это узнал, он меня выгнал. Но я, собственно, и так собирался уходить.

-Ну-ну, -Раттенхоф устало опустился на стул. -А ты абсолютно уверен, что богатеи платили бы за наши услуги тысячи долларов?

-Ну знаешь, если бы богатей пришел к нам страховаться, я бы обязательно раскрутил его на несколько тысяч, будь спокоен.

-А по-моему, этот Петерсон выглядел очень даже прилично. Могу поклясться, что его костюм обошелся ему минимум в полтысячи. Что-то, Бенни, непохож он был на твоего материально ограниченного клиента.

-Да брось ты! Ты обратил внимание на его часы? У него же Таймекс !

-Ну и что, многие состоятельные люди носят дешевые вещи. По-настоящему богатые люди могут себе позволить выглядеть бедными.

-Ты прав во всем, Фритци, кроме одного: по-настоящему богатые люди никогда не наденут Таймекс. Они скорее снимут с себя все и будут шататься по улицам голыми.

-Ну ладно, верю. Главное, что он мужик приятный. Улыбался все время.

-По-моему, он остался искренне доволен. А как твой?

-Майерс-то? Классный тип. Представляешь, он показал мне диплом, подтверждающий, что он в прошлом был чемпионом округа по плаванию! Я как это увидел, тут же ему ежемесячную премию на двадцать процентов снизил!

-Ты? Ты дал клиенту двадцатипроцентную скидку? переспросил Раттенхоф.

-А почему бы и нет? Я уверен, что он для этого мне свой диплом и показал,

Фикус немного замялся. Правда, я немного ошибся при подсчете вступительного взноса.

-Ты действительно поверил, что этот хромой очкастый толстяк чемпион по плаванию?

-Фритци, -со знанием дела ответил Фикус. -Я знаю толк в официальных бумагах. На этом дипломе все было, как надо: и бланк, и печать, и подписи. Столь мастерски выполненная подделка обошлась бы ему по меньшей мере в полсотни долларов. Стоило ли так тратиться ради паршивых двадцати центов в месяц? К тому же, -продолжил Бенджамин. Превращаться в развалины после окончания карьеры это очень типично для спортсменов. В один день они забывают и о диетах, и о ежедневных тренировках, начинают наверстывать упущенное в отношении пива и тортов и вот результат. Кстати, раз уж мы заговорили о еде, не отпраздновать ли нам успех первого дня работы? Уверен, что уж на пиццу-то мы сегодня заработали.

Фикус взял со стола копии договоров и принялся считать.

-Так, с Петерсона мы получили десять баксов вступительных и девяносто девять центов за первый месяц. С Майерса семьдесят девять центов вперед и двадцать долларов вступительного взноса. Итого...

-Тридцать один доллар семьдесят восемь центов, -мгновенно посчитал в уме Раттенхоф. -Ого, неплохо же ты ошибся!

-Ну знаешь, волнение сказалось, -улыбнулся Фикус. -Первый клиент, как ни как. Но вообще, я тебе доложу, результат для начала очень даже солидный. Особенно если учесть, что мы практически ничего не потратили на рекламу.

-Что значит, практически ничего ? -удивился Раттенхоф. -Мы вообще ничего не тратили.

-Э-э-э, я решил заплатить чуть-чуть Вечернему Курьеру за небольшое объявление на последней странице. Иначе бы нас в этих дебрях ни один клиент не нашел.

-Бенни, не мне конечно учить тебя тратить деньги, но ты уверен, что мы не перебарщиваем с начальными расходами? Будь это мои собственные деньги, я бы не спрашивал, но мой дядя и так вколотил приличную сумму в мое образование. И не забывай, мы задолжали МакКэю двухмесячную плату за аренду этой щели.

-Нет проблем, -весело ответил Фикус. -Старина МакКэй на реабилитации. Ты разве не слышал, что неделю назад он в одиночку уговорил две бутылки джина? После этого его собственная жена сдала. Теперь она чуть ли не ежедневно ездит его навещать, так что и ей не до нас.

-Так через пару недель он все равно вернется. И что мы тогда будем делать?

-Я ему подарю еще две бутылки джина. Да не бойся, все под контролем. Сейчас главное, чтобы про нас прошел слух. А через пару недель можно будет предлагать новые варианты страховок. Но..., -Фикус хитро подмигнул. -Никаких тигров. Вообще никаких укусов. Конечно, -он обвел взглядом офис. -Скоро надо будет подумать о расширении. Может быть, перебраться в более приличный район?

-А как же твой принцип близости к клиентам?

-Ах да, чуть не забыл. Но надо всерьез поразмыслить о том, чтобы нанять пару помощников для проведения предварительных бесед с посетителями. Не заставлять же клиентов ждать! Как ты думаешь, Фритци?

-Пошли жрать пиццу, подытожил Раттенхоф.

 

 

День третий

Мелодичный перезвон колокольчика объявил об уходе третьего клиента. Фикус откинулся в кресле, положив ноги на стол.

-Мда, Фритци, вот и рассуждай после этого о человеческой натуре, -произнес он, зевая.

-Что, еще один чемпион с дипломом? -поинтересовался Раттенхоф.

-Лучше! Аллергик. Он мне тут подробную историю своей болезни описал. И угадай, на что у него аллергия?

-Наверное, на деньги. Иначе, что принесло его к нам?

-Не-а. На жару. Нет, Фритци, ты только подумай, мы с тобой открываем контору по страхованию от утопления в Сахаре. И кто к нам приходит? Чемпионы по плаванию и люди, теряющие сознание от температуры в девяносто градусов.

-Где логика?

-Нет логики. Бред. Нас окружили идиоты, -как и большинство способных математиков, Раттенхоф не отличался высоким мнением об окружающем мире. -Согласно элементарному здравому смыслу, мир просто не мог существовать.

-Совсем не так. Люди просто иррациональны в своем поведении. Знаешь, есть две философские школы. Одна утверждает, что люди наиболее чувствительны к прямым возбудителям, типа плаката Пей Кока-Колу на целую стену. Другая говорит, что гораздо более эффективны косвенные намеки. А знаешь что я думаю?

-Что и те, и другие большие засранцы.

-Как ты догадался? -рассмеялся Фикус.

-Прочитал у тебя на лбу.

-Я считаю, что прямые способы действуют лучше, но с обратным эффектом. Вот если бы мне кто-то сейчас на ухо проорал сто раз Пицца из пиццерии Кара Мио лучшая пицца в мире , я бы лично никогда в жизни больше туда не пошел.

-А я и так не пойду. Тошнотная была пицца, -заметил Раттенхоф.

-Вот и с этим новым клентом, как его там... Эдамсом, та же история. Он с детства следит за прогнозами погоды. Как только приближается жара, он тут же запирается дома, окружившись вентиляторами и кондиционерами. Сахара для него страшнее ада. А тут вдруг ему на глаза попадается наше объявление в Курьере и не какое-то, а аж на четверть страницы!

- Что-о-о-о?! Четверть страницы?! Ты свихнулся! Это же стоило дороже семестра учебы!

-Ну, во-первых, меньше. А во-вторых, какой эффект! Бедняга Эдамс тут же вбил себе в голову, что наша страховка это для него спасение. И вот такие-то клиенты и сделают нам бизнес.

-Кроме Эдамса, у нас сегодня не было ни одного клиента. Если наше дело и дальше пойдет теми же темпами, то через месяц я соберу вещи и подамся домой.

Фикус развел руками. По крайней мере попытался, но ему помешали стены.

-А ты ожидал, что к нам будут с вечера занимать очередь? Мы открыты только второй день! Кроме того, сегодня среда. Никто не начинает страховку в среду. В этом нет драмы. Это то же самое, что бросить курить в среду. Вот подожди до понедельника, тогда увидишь, что такое успех!

В соседней комнате зазвонил телефон.

-Хм, похоже, кто-то все-таки страхуется по средам, заметил Фикус и пошел снимать трубку. Раттенхоф замахал руками:

-Если это дядюшка, скажи, что меня нет... и не будет до конца недели...

-Алло, страховое агентство Раттенхоф и Фикус . Раттенхоф говорит, что его не будет до конца недели, поэтому у аппарата Фикус. Чем могу быть полезен?

Раттенхоф с досады пнул ногой стул. Беннины шуточки иногда действовали ему на нервы. Однако на сосредоточенном лице партнера он прочел, что звонит не дядя. Это радовало. Раттенхоф закрыл дверь и принялся варить кофе. Через десять минут в комнату ввалился Фикус.

-Не беспокойся, это не дядюшка, -начал он. -Совсем не он. Беспокоиться совершенно не о чем.

-А кто? -спросил Раттенхоф, не отрывая глаз от газеты.

-Э-э-э-э, -протянул Фикус. -Это от Петерсона, твоего вчерашнего клиента.

-И что ему надо? Я его предупредил, что отказаться от страховки можно только через пол...

(продолжение следует)

Высказаться?