Вечерний Гондольер
Игорь Ворошилов (c)
ПОХОЖДЕНИЯ ЖЕНОНЕНАВИСТНИКА.


часть 1.

часть 2.

часть 3.

часть 4.

часть 5.

часть 6.

часть7.

часть8.

Глава 9.

 

Эксгибиционисты - народ плечистый!

Точно! Ее ведь зовут Людмилой. Очаровательная счетоводка с суицидальными наклонностями увидела главврачиху и улыбнулась в ответ гримаской типа "и правда, какая неожиданность".

Нет, ну это какая-то несправедливость! Просто хроническое невезение.

Людочка видимо тоже так посчитала, увидев меня в клетчатой юбочке рядом со сводницей в белом халате на босу ногу. Все ее хорошее настроение мгновенно улетучилось, как воздух из космической станции "Мир". Все симптомы налицо. Глаза выпучились, дыхание сперло и такие конвульсивные движения, как у эпилептика.

Бухгалтерша попыталась вернуться назад в автобус, но его двери уже закрылись, а сам он тронулся с места.

Чтобы как-то разрядить ситуацию, я решил выдавить из себя подобие улыбки и поприветствовать.

- Людочка! Я так рад вас видеть!

Услышав мое приветствие, главврачиха недоуменно уставилась в мой профиль. Но, действия прибывшей девушки меня поразили еще больше.

Она сбросила в пыль свои сумки и с радостным криком "Вы не забыли!" кинулась мне на шею. Уцепилась она мертвой хваткой, что ни каким боком меня не устраивало. Приходилось ведь еще и юбочку поддерживать.

Более того, так как мы всей компанией перегородили вход, то возле крыльца образовалась еще и группа зрителей, которым было явно недосуг наблюдать представление. Время от времени из партера раздавались едкие реплики, на которые я стоически не реагировал.

Людочка болталась на моей шее, я старательно поддерживал правой рукой юбочку норовящую сползти, а левой отдирал от себя растроганную даму.

На исходе пятой минуты, когда накал реплик из зала достиг апогея, мне наконец удалось избавиться от обузы и отойти от входа. Зрители всосались внутрь, а я, едва дыша, удерживал бухгалтершу от новых поползновений на мой измученный организм.

Главврач, с изумлением наблюдавшая перипетии встречи, тоже встрепенулась и, буркнув что-то вроде "ну и ладно", отправилась регистрировать отдыхающих.

Людочка успокоилась, но прильнула ко мне всем телом, обняв за талию и демонстрируя свою нежность и преданность. Надо было что-то срочно предпринимать.

Я мягко, но настойчиво отодвинулся от "возлюбленной" и сказал:

- Ну, что же мы тут стоим? Давайте я помогу вам занести вещи.

Ради такого дела девушка решилась на ослабление хватки, чем я не преминул воспользоваться и пошел к сумкам.

... И лучше бы этого не делал! Баулы, несмотря на свои в общем-то небольшие габариты, оказались набиты чем-то напоминающим свинцовые слитки. Думая, что смогу их дотащить одной рукой, я жестоко ошибся. Но назад дороги уже не было.

Я потуже затянул узел на юбочке из пледа и "взял вес". Пошатываясь, вошел в двери корпуса и направился к кабинету главврача, где в ожидании своей очереди выстроились новички. Хо-хо! Они еще не знали, сколько времени им придется ждать регистрации.

Однопальцевый метод ввода данных в компьютер, применяемый завсанаторием, служил мне гарантией, что от Людочки я буду избавлен еще часа два. За это время я намеревался что-нибудь придумать.

Погруженный в перетаскивание тяжеленных сумок и собственных мыслей я подошел к очереди вплотную. В этот момент Людочка, семенившая сзади, зачем-то решила меня притормозить. Выбран был самый оптимальный с ее точки зрения вариант торможения - за юбочку...

Зрители, недосмотревшие первое отделение, с удовольствием наблюдали за вторым.

Действие 1-е. Сцена 2-я.

Я с сумками. Людочка с юбочкой.

Занавес...

Если бы занавес, епрст, а то ничего даже близко похожего. Сумку поднять на уровень этого-самого - надо быть Шварцнеггером. Все попытки как-то прикрыться провалились не успев начаться. Людочка, как назло, уставилась мне в спину и остолбенела.

Спинным мозгом я почувствовал, что ошибаюсь. Не в спину она уставилась... То место, куда падал ее бесстыжий взгляд, зарделось.

Но это бы еще ничего. Прямо по курсу оказалось куда больше пытливых глаз. Особенно внимательно созерцала картину накрашенная толстуха. Ее очи слегка затуманились, губы раскрылись, а дыхание участилось.

Только сейчас до меня дошло, что нужно сделать.

Сумки с грохотом упали на пол. Я подскочил к Людочке и попытался отобрать спасительный плед.

Ха! Не тут-то было! Хрупкая бухгалтерша, уже доказавшая свою недюжинную цепкость, буквально срослась с единственной деталью моего гардероба. Вновь ожесточенная схватка, закончившаяся в этот раз гораздо быстрее.

Обвернувшись изодранным в клочья пледом, я поспешно покинул сцену, сохраняя остатки моего достоинства, то есть не бегом, а всего лишь быстрым шагом. Только в своем номере "люкс" мне удалось перевести дыхание. Я открыл холодильник, достал оттуда бутылку охлажденной водки и залпом выпил почти половину содержимого, затем уселся с остатками в кресло и предался полюбившимся мне в эти дни самокопанию и "разбору полетов", вернее - "пролетов".

Адреналин, составлявший в тот момент почти половину объема моей крови, не пускал к мозгу алкоголь и я не заметил, как бутылка опустела.

Примерно через двадцать минут и четыре банки крепкого пива сознание покинуло меня.

...Сквозь сон доносился настойчивый стук в дверь. К этому моменту в теле безраздельно властвовал этиловый спирт, он решил не обращать ни на какие звуки никакого внимания. Но стук сменился глухими ударами и во избежание дополнительных эксцессов я подошел к двери.

- Кто там?

- Это Нина Семеновна! - раздалось снаружи.

Я мучительно наморщил лоб, мысленно листая свою оперативную память. Никаких переменных с таким значением обнаружено не было.

- Какая еще к черту Нина Семеновна?

- Заведующая этим санаторием! - Гневно ответила она.

До меня дошло, что мы так и не познакомились. За каким чертом она приперлась?

- Извините, я не одет! - Крикнул я ей и кинулся к своим вещам.

- Не беспокойтесь, я же - врач. Всякого навидалась...

Но внутрь она попала лишь после того, как на мне оказались шорты и футболка. Главврачиха, похожая скорее на рассерженную львицу, чем на работника здравоохранения, вошла, закрыв за собой дверь, и остановилась лишь в середине комнаты, уперла руки в бока и ледяным голосом спросила:

- Ну и как это понимать, молодой человек?

Психика, ослабленная возлиянием и злоключениями, не сопротивлялась и я заплетающимся голосом промямлил:

- Это случайно, я не нарочно... Я больше не буду... Честное слово!.. Мне очень стыдно... Злобная эскулапша продолжала с расстановкой, не обращая никакого внимания на мои всхлипывания:

- У нас до вашего появления была отличная репутация! Тысячи людей пытаются сюда попасть! Мы тщательно храним наше доброе имя. Вы подрываете авторитет санатория!..

Каждое ее слово как будто вбивало гвозди в крышку моего гроба, а каждая пауза - эпитафией ложилась на могильный камень.

Мозг услужливо отключил устройство речевого ввода, и дальнейшее я воспринимал, как непрекращающийся грохот океанской бури. Раскаты грома сменялись жуткими ударами тысячетонных масс воды в борта утлого суденышка. Обшивка на глазах расползалась, мачты рушились, паруса рвались, надстройки сносило с палубы. А радист в отчаянии передавал SOS на всех частотах.

Когда мой кораблик уже готов был уйти на дно, буря начала стихать.

- ...Если бы не ваш компьютерный гений, я бы выставила вас отсюда в два счета! Ваше счастье, что за вас вступилась Людмилочка, которую вы чуть было не довели до самоубийства! Она вас любит!

Вот даже как? М-да... Серьезно я влип...

- А вечером ко мне в гости должна придти еще одна очаровательная девушка. Тоже, между прочим, Людой зовут! Она здесь недалеко, на своей яхте отдыхает после командировки в Вашингтон! Деловая женщина, серьезная бизнесменка! Что она о вас подумает, если вы будете себя так вести?

...Вот это да! Влип? Хм... Не то слово! Попал я... По полной программе попал! Бежать надо отсюда. Сматываться без промедления! Блин! Да скоро эта медичка уйдет?

Я кивал ей головой, изображая раскаяние и уже обдумывая детали побега.

Наконец, главврач взяла с меня честное слово "обойтись без выходок" и удалилась, погрозив мне с порога пальцем.

Как только дверь за ней закрылась, я начал лихорадочно сгребать вещи, выброшенные из сумки во время поиска подходящего облачения. Скидал как попало обратно и попытался закрыть. Безуспешно. Плюнул, схватил в охапку и бросился к выходу.

И тут меня озарила блестящая идея! Можно и удовольствие получить и отдохнуть как хочется и убегать никуда не надо. Вот только взял я кое-что или не взял? Вернулся назад, кинул сумку в кресло и вытряхнул оттуда все.

Ура! Злорадно улыбаясь, я достал его из кучи шмоток. Вот она - необходимейшая деталь моего плана! Теперь, все получится...

Высказаться?