Вечерний Гондольер
Игорь Караулов(c)
Саламин
Мне бы силу Солоновых песнопений, Ровный голос горше степной полыни, Я бы встал на площади на колени И промолвил слово о Саламине. Ах, Саламин-Саламин, заповедный остров, Игристое вино, полумесяц бухты. Память о нем – как корабельный остов: Мачты вырваны, соль разъедает буквы. Ваши пьянки быстры, как когда-то танки, Пьете вы - «Чтоб стоял», а стоит едва ли. Не обижайтесь, граждане и гражданки – Свой Саламин вы начисто проморгали. Ваши дети играют с заморским плюшем, Дочери ваши лягут за горстку меди. Цезари ваши, приученные к баклушам, Изредка в бубны бьют о былой победе. Беглым рабам вы отдали побережье, Ветер свободы – варварам Иллирика. Разве что гимны поете свои как прежде, Только не стоязыко, а безъязыко. Славно вы протоптали дорогу к хлеву, Сало себе наели и толстый волос. Память чужая горше чужого хлеба – Разве ей страшен мой дребезжащий голос? дД (с) *** Татарское войско заемных снегов Отступит к рассвету в Сибирь. Под грохот оваций, под свист батогов, Под карканье птицы снегирь Весна подведет орудийный расчет И выстрелит в наше окно. И ты улыбнешься и скажешь "еще", А я промолчу все равно. Мы в зеркале тролля. Фартовый февраль Продулся в "очко" на Сенной. Бес продал Россию маркизу де Сталь, Смеясь над нелепой страной. Железные кони Троянской Войны Храпят под конвоем Кремля, Все бабочки в мире в тебя влюблены И полное тра-ля-ля-ля. Мой ангел - хранитель твоих сигарет, Ушел в гастроном за травой, Крылом прикрывая подбитый портрет И нимб над седой головой. А я остаюсь королевой ресниц, Твоей колыбелью, малыш. И капает, капает, капает вниз Сусальное золото с крыш...

Высказаться?