Вечерний Гондольер

 

Сергей АНИСИМОВ (c)
Собирательный образ просвещенного читателя
ЗАПИСКИ ПРОСВЕЩЁННОГО ЧИТАТЕЛЯ

Стив МАРТИН «Старая добрая опера»
    Комик в кино, в прозе проявляет себя едва ли не более ярко, разнообразно и впечатляюще. Классический прием – доведение до полнейшего абсурда достаточно заурядных ситуаций – достигает совершенно дикого эффекта в «Старой доброй опере». Злободневная реакция на глупейшее выступление некоего американского соискателя на должность министра юстиции (цитируемое высказывание с не меньшим успехом могло бы принадлежать какому-нибудь Черномырдину, подтверждая интернациональность глупости и косноязычия) отчасти напомнил сюжеты передачи «Итого» Шендеровича, но гораздо смешнее. Да, кстати, известно, что вышла книга Мартина «Shopgirl». Будет ли она переведена ко всеобщей радости и ликованию?
    А фраза «Сегодня вечером в оперу приедут люди на «форде-таурус» по степени ошарашивания тождественна гоголевской «К нам едет ревизор».

Элиот УАЙНБЕРГЕР «Блевота»
    Как бы выразился картавый классик – «архисвоевременная статья». Автор рассматривает «проблему перенасыщения».И по его словам, блевота – суть самая нормальная реакция на жизнь «в мире западного гиперпроизводства». Начиная с наблюдений, как образы блевоты заполняют MTV в целях сохранения подростковой аудитории, Уайнбергер, в итоге, заключает, что «Мы смотрим на блюющих людей, потому что нам самим хочется блевать – блевать всем, включая эти образы блюющих людей». Изобилие, перенасыщение, следуя мысли Уайнбергера, является еще и причиной разобщения, утраты некоего единого простанства, общей территории, суммы знаний, а потому «В искусстве это означает, что иметь какое бы то ни было влияние практически невозможно».
    Так ради чего, собственно, мы все, несмотря ни на что, все эти годы?

Григорий ЗЛОТИН «Мышкин бег»
    Обидно, когда в хорошем тексте встречаются опечатки: «Разстрелянный»... Вариация на тему маленькой басни Франца Кафки, пересказанная как история времен революции. Иллюстрация к тому, что абсолютно неважно, когда и кем написана история, при каких обстоятельствах, кто являются героями, поскольку главное остается неизменным: «Тебе, должно быть, надо было бежать в другую сторону,» -- сказал Шатин и взвел курок нагана».

Джон Кеннеди ТУЛ «Сговор остолопов»
     Об этом романе в сети уже упоминалось, как минимум, дважды. Первый раз – в «Вестях». Второй – в «Русском журнале». Рецензия номер два, написанная заковыристо и многословно, в конечном итоге, свелась к мысли очень простой и незатейливой: переводчик – бяка, сайт – плохой, и вообще я тут одна среди вас в белом костюме. Однако тут же возникает противоречие. Если уж переводчик настолько плох, то отчего же тогда «я была настолько заинтригована, что отыскала в архиве шедевр Немцова-Тула. И за ночь прочла»? Редкой книге достается такая честь - быть прочитанной за ночь. И потом, если перевод настолько плох, и книга – бездарна, то стоило ли так самоотверженно напрягаться? Ради несколько абзацев в очередном номере?
     А между тем «Лавка языков» представила вниманию читателей еще один роман, который явился украшением сайта, дополняя ряд ранее опубликованных авторов, ставших подлинными открытиями: Чарлза Буковски, Джона Фанте, Гая Давенпорта. И дело не только в вопиющей творческой смелости и наглости переводчика, который подобным образом представил неподражаемый говор жителей Нового Орлеана. Мало ли кто как и где разговаривает, вы попробуйте передать эту живость и колорит. Задача не из легких. Во всяком случае называть полицаев – «падлицаями», это здорово. «Сговор остолопов» открывает еще одну Америку (судя по всему, Америку еще открывать и открывать), такую, о которой мы, похоже, даже и не догадывались. Жизнь в одном из колоритнейших городов – Новом Орлеане – мир людей, не менее живописных, как и сам город. Каждый герой романа тесно связан со всеми другими, сюжетные линии переплетеаются, события (на первый взгляд, не принципиальные) в первых главах, приобретают со временем совершенно неожиданное развитие и продолжение, и все это в целом, рождает законченное полотно. И над всеми возвышается главный герой – Игнациус Райли – тридцатилетний толстяк, умница и нелепый бунтарь, в смешной шапочке, заполняющий своими мыслями множество блокнотов. Поступки Игнациуса, с точки зрения его самого - здравомысленны и верны, но для мамочки – постоянная головная боль, а для всей остальной Константинопольской улицы – большое посмешище. «Сговор остолопов» – роман трогательный и смешной, а его появление в России еще один раз подтверждает пословицу «лучше поздно, чем никогда». Придя к нам после тридцати лет с момента написания, спустя двадцать лет после первой публикации (в Америке у этой книжки тоже была не самая счастливая судьба), «Сговор остолопов» – роман, заслуживающий широчайшей аудитории и пристального внимания.
     А эпиграф к роману говорит сам за себя – «Когда на свете появляется истинный гений, вы можете узнать его вот по этому признаку: все остолопы вступают против него в сговор». Джонатан Свифт.

Джек РИТЧИ «Неувязка»
     Типичный рассказ на «криминальную тему». В духе тех, что публикует газета «Совершенно секретно». Динамично, интригующе, и с неожиданным финалом в последней фразе. Идеальное криминальное чтиво. Неплохое упражнение для переводчика. Легкий отдых для мозга. Рассказ из тех, о которых говорила Ахматова, что «нет вечера приятнее, чем вечер с детективом» (не совсем точно цитирую, но где-то так. Единственный момент, который удивил – сравнение в фразе «Но если твое мнение таково, то ты тогда еще более одинок, чем поп в русской армии». Да, и к вопросу о введении в России суда присяжных – очень убедительный рассказ.