Вечерний Гондольер
Геннадий Рябов (c)
МОНОЛОГ-С-СИСАДМИНОМ.


Из цикла миниатюр "Монологи-с"


			"Кому церковь не мать, тому Бог не отец"
                                                 Иоанн Златоуст

А я вот догадался, кто ты...

День рождения церкви. Троица. Сквозь блики на автомобильном стекле я обозреваю мир. Мозаика листвы, трепещущей на низко свешенных тополиных ветвях, сливается в одну сплошную зеленую стену со свежевыкрашенным дощатым забором. Над церковными воротами - шесть желтых, будто солнечных, лучиков креста. За воротами - стоглавая толпа прихожан, снующих по двору с березовыми прутиками в руках. По эту сторону забора расположилось семейство попрошаек пестрого цыганистого вида. Глава, как и положено, поодаль. Он сидит на циновке, скрестив ноги по-восточному, и слегка щурит черные глаза. Открытое мужественное лицо, обрамленное аккуратной бородкой, абсолютно безмятежно. Он спокоен, он - в отличие от меня - знает, как надо жить.

Запустив руку за спину, цыган достает литровую стеклянную банку с тонким слоем монеток на самом дне и ставит перед собой. Затем лезет пятерней за ворот стеганного халата землистого цвета и с наслаждением чешет волосатую грудь. Под халатом расстегнутая почти до пупа байковая американская рубашка в кричаще-яркую клеточку - такая у меня долгое время была на выход.

К вожаку вприпрыжку подбегает сопливый цыганенок. В зубах его торчит дорогая сигарета, только что выпрошенная у толстяка с массивной золотой цепью на шее. Пацан причмокивает, имитируя курение, на что отец семейства лишь лениво движет ладонью, обозначая хлопок по мальчишечьей заднице. Добыча тут же перекочевывает в другие, давно пожелтевшие отцовские зубы. Мигает огонек зажигалки. Пряный дымок тянется ввысь, к богу. И без следа исчезает...

Я привез жену в церковь. Она считает себя верующей и старается блюсти церковные обычаи. В ее представлении это означает, что на Пасху требуется испечь кулич, на Красную горку - поставить свечки усопшим, на Рождество - сделать близким подарки.

Мне это непонятно. Меня антураж никогда не волновал. Ей же внешнее очень важно. А то, что жена да убоится мужа своего, моей супруге зато как-то в голову не приходит.

В последние годы все больше таких вот верующих. И я не знаю хорошо ли это...

Народу много. Выходя из церковных ворот оборачиваются, крестятся, суют мелочь в протянутые руки сирых и убогих, выстроившихся в две шеренги. На половине этих убогих вполне еще можно пахать, но дающих это не смущает. Некоторых прямо распирает: помог, богоугодное дело свершил. Чаще это респектабельного вида мужчины средних лет. Старушки дают от сердца.

Потом проходят десять метров и снова останавливаются, роясь в авоськах. Где тут запропастился кошелек с последними копейками? Надо помочь, надо дать и вот этому выводку. И звонко сыплются монетки в металлическую тарелочку. Выводок же и не просит даже.

Четыре смуглых девчушки мал мала меньше с визгом носятся друг за дружкой. Въерошенные, грязные и веселые. Им нравится, что светит солнце, что тепло на улице, что праздник, а значит, не скудеют дающие руки - и сегодня семья будут сыта. Двое сталкиваются и хлопаются попками о выщербленный асфальт. Размазывая грязь по щекам, кидаются к матери. Женщина в ворохе цветастых юбок даже не размыкает глаз. Она не спит, просто сидит, от всего отрешившись. На ней рубаха цыплячьего цвета и меховая безрукавка, лицо наполовину скрыто серым платком из козьего пуха, вкруг головы поверх платка грязно-белая повязка. Похожа на чеченку. Прижавшись с двух сторон к не шелохнувшейся мамаше, пострадавшие затихают.

Мимо дефилирует младшенькая. Напялила на руки туфли, скинутые матерью, и гордо вышагивает на четырех конечностях. Набойки цокают по асфальту, будто пони скачет. Я невольно улыбаюсь. Птичка божия не знает ни заботы... Интересно, бог, кого ты скорее услышишь? Тех, кто в храме со свечами в руках? Или?..

Четвертая, лет одиннадцати, самая старшая, вместе с хитро глядящим пацаном направляется в мою сторону. Значит, все-таки будут просить. Захлопываю дверь, поднимаю стекло. Нет, не жаль. Если бы я просто проходил мимо - непременно кинул бы рубль. Но вид немытой ладошки перед носом меня раздражает. Не знаю почему. Откидываю спинку сиденья и смыкаю ресницы, уподобляясь чеченке, размышляющей о вечном...

Зачем я приехал сюда? Зачем люди идут в церковь? Кому она нужна больше - человеку или богу? Нужна ли она вообще?.. Пытаюсь найти аналогии этому общественно-духовному институту. И, кажется, нахожу. Неужели?..

Да, я понял, что есть церковь.

И понял, кто есть ты.

Ты - гениальный программист, главный системный администратор...

Решение пришло неожиданно и сразу. Все разложилось по полочкам одновременно. Я не сумею описать всю картину мироздания в двух словах, но стоит мне начать - вы и сами догадаетесь моментально.

Мир - это интернет.

Вселенная - это сеть из солнц и планет, где размещается огромное количество миров-сайтов. Мы - воплощения духа, созданные по образцу и подобию, мы - ники. Каждому из нас представляется, что он живет на планете Земля, что у него есть дом, работа, семья... А на деле, мы путешествуем по разделам одного из порталов, забредая то в "географию", то в "политику" с "экономикой", то в "личную жизнь"...

Дышать в закупоренной наглухо машине становится невозможно. Чувствуя, что юные попрошайки отошли, опускаю стекло противоположной, обращенной не к храму, а к покосившемуся частному домику, дверцы. Летний ветерок врывается в плавящийся салон. Я с наслаждением глотаю живительную прохладу и опять удобно мощусь на сиденье. Итак...

Интересно, а те, созданные мною с помощью домашнего компьютера персонажи, смогут ли когда-нибудь жить в сети самостоятельно? Или уже живут? Ведь когда я мирно соплю в кровати, кто-то с другого конца планеты заходит в гостевые и встречается там с моими духовными порождениями, обозначенными разными никами. Смешно сказать, но и мне, чтобы встретиться с кем-то из них - надо заглянуть в одну из гестбук.

Есть ли принципиальная разница между мной - существом, выстроенным из атомов, молекул и прочих аминокислот - и сетевым "васей", физической ипостасью которого являются единицы и ноли, бегущие по линиям связи, или строго ориентированные магнитные домены в тонюсеньком слое на компьютерных дисках? Я пока уверен, что "вася" полностью мне подвластен. А вот к стопроцентной зависимости меня от бога отношусь с некоторым недоверием. Возможно, что я и обладаю определенной свободой...

Пока бог спит?..

Храм - божья гостевая. Церковь, как институт - сообщество модераторов, обслуживающих ту или иную конфу. Конференцию. Конфессию... Сисадмин может увидеть любого из юзеров, ясное дело. Но оно ему надо? Зайди в гостевуху, кликни на баннер, поставь свечку, приложись к иконе, оставь записку, закажи службу...

И администратор, возможно, заметит. Шапку не снял, платочек не повязала, поклоны не бьет, руки в карманах - модераторы таких вымарают...

Из церковных ворот выходит супруга, оборачивается, крестится, стаскивает с головы косынку. Бросает мелочь в тарелку у ног чеченской мамаши. Идет к машине улыбающаяся. Счастливая...

Я с досадой поворачиваю ключ зажигания.

Завтра зайду в церковь.

Теперь, когда я все понял, у меня возникло значительно больше вопросов, чем ответов на них. Хотелось бы спросить напрямую - не люблю модераторов. Надо будет повнимательнее осмотреть иконостас. Не может быть, чтобы сисадмин не оставил адреса электронной почты...

Высказаться?