Вечерний Гондольер
Роман Ясюкевич (c)
Алфавит (demoversion 1.7.) Р-Я


| Листы : 1 2 3 4 5 |

Настоящий стол воспринимается как нечто одушевленное и родное. Это не "многоуважаемый шкаф", не самодостаточная величина. Но и не очаг - страж и сторож места. Стол, вбирая в себя атмосферу дома, становится её хранителем и носителем одновременно. И если случится вам переехать в новый дом с новым очагом, стол будет тем связующим звеном, которое не даст прерваться истории вашей семьи. Вы всё также будете собираться за ним не только для совместной трапезы, но для того, чтобы ощутить, простите за высокопарность, душевное единение...

Когда алое солнце сыто валилось в западные пределы, вокруг Него возникала привычная суета. Из прохладных комнатных глубин приносилась скатерть. Влажной фланелевой тряпочкой с клеёнки стирались следы дневных забот, и на счет "три" косо взметался над верандой почти белоснежный парус с кружевной оторочкой. Вспыхивал на мгновение, пронзенный закатным сиянием, и плавно опускался долу.

Словно в предчувствии бала, отовсюду сбегались фрачноблестящие крепконогие "венские" стулья; важно выплывали необъятные суповые тарелки, тусклые мельхиоровые ложки и вилки, размером в руку, и толстые столовые ножи.

А сквозь распахнутые стеклянные двери на веранду проникает густое облако ароматов. И, не в силах превозмочь голодные спазмы, мы с братом скатываемся по ступенькам в садик, где, разыскав в малинных зарослях опавшие яблочки-пеструшки, пожираем их с черешками и косточками...

Но вот все готово и все замерло в последнем ожидании.

- Мяса хочу! - сотрясает стены рык.

Этим ежевечерним рёвом наш дядя знаменует своё возвращение с работы. Наверное, так же он рычал и в своих геологоразведочных экспедициях, вгоняя в дрожь уссурийских тигров и кара-кумских верблюдов. Иногда дядя издает ещё странный горловой крик. "А-а, вы же не знаете! Был такой трофейный фильм "Тарзан повелитель джунглей". Тогда все лето на каждом карагаче сидело по "тарзану"..." Да, этот фильм мы не видели. Но, в полном соответствии со сценарием, заслышав дядин зов, несемся к веранде, как стадо молодых слонов. Кроме голода нас подгоняет желание занять лучшее место: угол сундука у самых перил. Давно уже оговорено, что победитель, оседлавший сундук, получает царские права: он может лишить своего подданного компота, может заставить его целый час молчать, может... Ничего он не может, потому что дяде тоже нравится сидеть на сундуке.

-А ну, спиногрызы-короеды, марш с моего места!

И мы удручённо-обречённо уползаем прочь, нарочно цепляясь ногами за всевозможные действительные и воображаемые выступы. Вдобавок ко всем несчастьям, на веранде появляются наши бабушки и отправляют нас "мыть руки перед едой". Все бабушки одинаковы: нет бы вступиться за обездоленных мальчиков и прогнать торжествующего дядю с сундука...

- И лица умойте, смотреть страшно.

- А не смотрите! - хамлю я, и тут же получаю крепкий геологический подзатыльник...

Когда-то, давным-давно, писатель Бонч-Бруевич придумал гадский рассказ про "общество чистых тарелок". Чем изрядно попортил кровь не одному подрастающему поколению. Нет, когда перед тобою холмик картофельного пюре, увенчанный бефстроганым, я согласен. Но на время поедания молочного супа - а молоко с пенками и лапша, словно намыленная, и четыре ложки сахару, вопреки чаяниям, вкуса не улучшают - прошу прерывать моё членство в вышеуказанной организации.

Можно, например, уронить на пол ложку. Тут же нырнуть за ней под стол и долго не вылезать, а сидеть, прижавшись лицом к шершавой верандной ограде, разглядывать в щели между штакетинами садик и представлять себя узником в темнице, орлом, закормленным в неволе. И горькая дума морщинит чело: "Эти взрослые нас никогда не понимают. Вот вырасту, вот будет у меня сын..."

Вот вырос. Вот у меня сын. И что? Неожиданно ловлю себя на том, что с насквозь фальшивой строгостью требую от него "петушка на донышке". М-да! Остается утешаться, что так уж меня воспитали, и моей вины в этом нет. Брук-Бонч виноват. С него и спрашивайте. Преисполнясь раскаяния, я позволяю сыну полить макароны томатным соусом. Сын пробуждается от тоскливой дремы и тут же плюхает в тарелку целую ложку кетчупа. После старательного перемешивания макароны становятся похожи на блеклых дождевых червей... бр-р!... а он ест! Сколько раз я ему показывал, как правильно пользоваться соусом. Его надо брать понемногу, осторожно класть с краю, подцеплять по капельке на кончик вилки: так, чтобы сначала ощутить на языке его восхитительную кисловатую сладость, чтобы всё в тебе вздрогнуло и встрепенулось в предвкушении, и рот наполнился слюной...

Однако вернемся к столу. Знаете, за маленьким столом и разговоры мелкие: политика, работа - всё сиюминутно, всё злободневно и просто зло. Маленький стол разрушает гармонию времен. "Сейчас" и "то самое время" за маленьким столом не помещаются. А "вчера" и "завтра" вообще приходится оставлять в холодильнике. Впрочем, есть одно единственное исключение. Догадались? Когда за столом только Он и Она. Хотя, какое же это исключение. Это вообще "из другой оперы".

Стол - понятие даже не семейное. Стол - понятие родовое. "Разделить стол" - это все равно, что породниться. Хочется, чтобы так. Помнится, в детстве мы с братом очень переживали, когда на праздниках нам не доставало места за Большим Столом и приходилось ютиться за приставным Детским Столиком.

- Он ниже, вам там будет удобнее, - успокаивали нас толстокожие Взрослые.

Да разве в удобстве дело!

И всё-таки я рад, что мне посчастливилось познакомиться с настоящим столом. Его дальнейшая судьба причудлива и неприятна, как судьба нашей исчезнувшей страны. Остается вспоминать. Иногда сентиментально, иногда с псевдоумной саркастической ухмылкой. Столу от этого не жарко, не холодно. Он спокойно плывет по океану времени, вспарывая волны, а белесые пятна и круги на его спине, оставленные самоварными лапами и горячими медными и эмалированными тазами с айвовым, яблочным, вишневым, малиновым и персиковым вареньем, подобны следам присосок гигантских кальмаров и осьминогов на шкуре Моби Дика.

СОЛЬ

СРАВНЕНИЯ

Сравнения сравнений сравнивающих...

А.С.Курсков

Никто никогда никому не сможет доказать, что яблоко лучше апельсина. Убедить можно, да и то не "в общем и целом", а лишь по некоторым произвольным параметрам. Любое сравнение субъективно, даже сравнение яблока с яблоком. Поэтому любое сравнение, прежде всего, есть отражение личности сравнивающего. Отражение гораздо менее искаженное, чем ассоциация, так как сравнение - это ассоциация сознательно выбранная. Единственно о чем хочется напомнить, так это о необходимости использовать разные масштабы (или корректирующие коэффициенты) при разборе женских и мужских сравнений. У мужчин корректирующий коэффициент обычно больше единицы, а у женщин всегда намного меньше.

СПОРЫ

Есть только две темы для споров: 1 - концепции и идеи; 2 - конкретизация личностей, претендующих на воплощение этих концепций и идей.

СГЛАЗ

Один мой знакомый, врач-дерматолог по профессии, рассказал о странной пациентке, которой, после безуспешных попыток поставить диагноз, он посоветовал сходить к экстрасенсу, снять порчу. "Ты же не верил во все это!" - воскликнул я. "Я и сейчас не верю, - ответил знакомый, - Просто оказалось, что это не вопрос веры, а вопрос знания. Теперь я это знаю и учитываю в работе." Как-то не по себе мне стало после его слов.

Т

ТЕНЬ

Я прячусь от солнца в собственную тень.

Но проходит время, солнце движется по небу,

И тень отступает.

Снова становится слишком светло и слишком жарко.

Я поджимаю ноги и втягиваю голову в плечи,

Думая: "О, ужас, скоро полдень!"

ТРАВА

Трава сильнее пахнет, умирая.

ТЕПЛО...

Тепло и сухо. "Ариелем", знать,

На рынке разжилась старушка.

И вот, в конце-концов, природа-мать

Закончила большую постирушку.

Любуюсь солнцем. Птичьи голоса

Звучат в ушах торжественным хоралом.

Пуст синий тазик неба, облака

Развешаны сушиться над Уралом.

ТЕЗКА

- Когда приходится обращаться по имени к тезке, испытываю такое ощущение, будто я умер...

П. Сипко "Устные стёбы всеръёз"

| Листы : 1 2 3 4 5 |

Высказаться?

  Сделано программой-конвертером Text2HTML.