Вячеслав Доронин aka Screamer

ХЕЛЬМГАРД (мини-повесть)

Пролог

...- А шпионы-то, шпионы куда делись? - в глухом отчаянии вопрошал Оливер наутро, с непонятной тоской поглядывая на булаву в руках каменного бога плодородия. Дико болела голова.

- Легли на дно, - честно отвечал Голдони.

- Врешь? - не поверил Оливер.

- Бог свидетель! - обмахнулся двумя пальцами адъютант. "Пронесло", порадовался он, глядя, как мягчеет лицо Черного. - Лично проследил, чтобы петли вязали на совесть, а камни брали потяжелей...

Говорят, именно тем утром Оливер трагически лишился адъютанта...

Глава 1

Семь на двенадцать

...Немного истории. Центром Тихой долины издревле считается Хельмгард, город торговый и мастеровой. Названием город обязан знаменитому Хельму, некогда огнем и мечом покорявшему окрестные села. Легенда гласит: будучи на излете славы, Хельм остановил коня на берегу Ислы и бросил историческую фразу: "быть городу великому и славному!". Фраза, следуя законам акустики, попала в уши кому надо. Город стал. Не сразу, конечно, и не через год, но надо признать - ростки фраза дала будь здоров. Всем бы так колосить...

По сию пору одной из самых уважаемых наук в городском Университете остается акустика...

* * *

Через высокие стрельчатые окна в лекторий лезло солнце, укладывая золотые лучи на головы студиозов, словно полководец, начертаниями пера указывающий путь армиям. Целью вторжения, без сомнения, являлась кафедра, на которой в позе античного оратора застыл лектор. Лев от науки! Могучий зверь с роскошной седой гривой и в академической шапочке...

- И так, - львиный рык обернулся приятным мужским баритоном. - Вы, молодой человек, утверждаете, что воздух суть субстанция физическая?

Обращен вопрос был к студиозу приятной наружности, черноволосому, с вызывающе ярким блеском зеленых глаз. В облике молодого человека угадывалась та самоуверенность, что отличает злостных прогульщиков. О, эти мятежники духа! Обычно они отрицают, что есть такая приземленная вещь, как лень...

- Именно, профессор, - заявил студиоз с легкой улыбкой. - Если позволите, я бы предложил доказательство от противного.

- Интересно, - хмыкнул "лев", крепкий старик высокого роста. В темных глазах его светился острый ум, а изгиб губ выдавал склонность к иронии. - Хотелось бы, так сказать, проследить извилистый путь вашей мысли... Простите, запамятовал ваше имя...

- Эрик.

- О, - улыбнулся лектор, - как я мог забыть... Простите старика. Уверен, мое имя вы вспомните, даже разбуди вас среди ночи.

Молодой человек заметно смутился.

- Не берите в голову! - профессор махнул рукой. Аудитория захихикала. - Доказательство от противного? Прекрасно. Прошу к доске!

Амфитеатр, выстроенный с учетом законов акустики, казался древним стадионом, где ликующая толпа посылает зверю все новые и новые жертвы...

* * *

...Совсем чуть-чуть географии. Исла разрезает Хельмгард на две примерно равные части: Хельм и Гард. В то время как вторая, собственно, является городом - здесь расположены ремесленные кварталы, ратуша, пожарная часть, гарнизон, рынок, а также всевозможные увеселительные заведения средней и мелкой руки - то Хельм - это королевский замок, окруженный аристократическими особняками, парками и садами. Промышленность по эту сторону реки запрещена. Костел или кирха Святой Марии является королевским костелом, здесь крестят детей аристократов, опоясывают мечом рыцарей и проводят коронацию. Университет тоже находится по эту сторону Ислы, правда, почти у самой реки...

Семь мостов соединяют Хельмгард в единое целое. Семь прекрасных каменных мостов шириной в тридцать и длиной от пятидесяти до ста футов...

* * *

Бух! Бух!

Грохают казенные сапоги. По Рыночному мосту шествуют желтые мундиры - городская стража. На шлемах, лезвиях алебард, ременных пряжках безумствует солнце, плещет в глаза. Под рокантонами - хмурые рожи, красные от загара (и не только) носы и щеки. По распаренным лицам струится пот. Из-за воротника шибает такой аромат, что чертям душно. Впереди - лейтенант. На гнедом коне, в великолепном бархатном камзоле, красных чулках, желтых перчатках. Красив и утончен, как изумруд в выгребной канаве...

Облава, облава, облава! - летит с берега на берег. - Берегись, берегись, берегись!

* * *

В ста футах от моста есть гостиница "Кривой рог". Здание о двух этажах, окна как раз такого размера, чтобы выкинуть человека ростом под шесть футов и охватом талии не более двух футов восьми дюймов. Сквозь крайнее оконце виден угол камина.

- Там он, господин лейтенант! - сообщили громким шепотом. Лейтенант огляделся. Улица перед гостиницей опустела, желтые камзолы выдавили любопытных, как взболтанное вино пробку. Растоптанные фрукты, зелень, клочки соломы. За цепью солдат пристроилась старушка в строгом платье и черном платке, в руках - здоровенная корзина коричневых, в крапинку, яиц... Как проскочила, спрашивается?

- Господин лейтенант, - окликнули его, - К вам из Тайной палаты!

К офицеру шел человек в темном плаще с капюшоном, оставляющим лицо в тени. Странно как-то шел... Ломко. Словно бы и в раскорячку, будто по срочному делу в кусты приспичило, но и ровно до жути, как аршин проглотил. За человеком оставался на мостовой след из темных пятен.

- Фу, - поморщился лейтенант. От темной фигуры явственно несло прогорклым маслом, нафталином и воском - амбре, извиняюсь, хоть нос зажимай. Лейтенант прижал к лицу надушенный платок с инициалами "ДВ", вытянул вперед руку в белой перчатке.

- Пожалуйста, стойте там, - попросил лейтенант. Вежливо, но с нотками яда. Шпионов он, как и всякий дворянин, и презирал, и боялся. Не такое уж редкое сочетание, если подумать...

- Приказ секретный, - проскрипел человек. Из-под капюшона глянули бледно-голубые, лишенные всякого выражения глаза. Лейтенант почувствовал дурноту.

- Хорошо, - спрятал глаза человек, - Пошлите мне вашего сержанта...

* * *

Сержант Фабио дель Кельпи, будучи человеком незаурядным, мгновенно смекнул, какие выгоды сулит приказ СПУГНУТЬ Ветрогона. Коммерческая жилка пульсировала под черепом, долбя "деньги, деньги, деньги!". Перед мысленным взором сержанта проплыли оливеры старинной чеканки, сложенные в аккуратные золотые столбики; тяжелые серебряные кроны, толпящиеся под крышкой деревянного ящичка; и даже странные яшмовые деньги из страны Чин, нанизанные на шпагат...

- Сержант? - вернул его с небес на землю скрипучий голос. Обдало жуткой вонью. - Приказ вам ясен? И чтобы ни одна живая душа!

Сержант кивнул. Ему все было совершенно ясно...

* * *

- Не понимаю, - уже знакомый нам студиоз растерянно чесал лоб. - Воздух суть субстанция умозрительная, ergo: принадлежит к материям духовным! - повторил он, видимо, наиболее озадачившую его фразу. - Но почему?!

- Молодой человек, вы сотканы из противоречий, - сказал профессор, с сочувствием наблюдая за метаниями юного "гения", гипотезу которого он только что разгромил в пух и прах. - Вы логик, но строите свои теории на эмоциях. Взяв за основу ложный посыл, вы привели блестящее доказательство ИСТИННОЙ гипотезы! И тут же, испугавшись, взялись ее опровергать, - профессор покачал головой в черной академической шапочке. - Кстати, с чего вы взяли, что воздух - субстанция физическая? Сами придумали или кто подсказал?

Аудитория грохнула смехом...

- Иметь дух дерзновенный - качество настоящего ученого, - сказал профессор. - Но ваш разум, Эрик, не приучен к дисциплине - вы хватаете знания, не утруждая себя углубленным и вдумчивым изучением... Нужны ли такие знания? Производить впечатление на дам - да, серьезным же ученым так не стать. Подумайте, Эрик. Думаю, люди вашего склада очень пригодились бы науке... Но - продолжим! Садитесь, молодой человек...

- Наука акустика, - заговорил лектор, - имеет в своей основе свойство воздуха, как материи духовной, принимать в себя мысли овеществленные. Мысль овеществленная называется словом, и является по отношению к мысли тем же, чем является тень от дерева по отношению к дереву...

* * *

- Молчишь?! - озлился лейтенант, вытащил шпагу. Полоснул крест накрест по корзине с яйцами, тупо уставился на заляпанное желтком лезвие. Дурная старуха упорно не хотела подавать голос, а время шло. Солдаты начали удивленно переглядываться. В то время как знаменитый грабитель сидел в гостинице "Кривой рог", их командир вместо того, чтобы отдать приказ на штурм, занимался черте чем.