Ратьер

Стихи

 Серхио Бойченко (с)
 
 *** 
 
 НАШ С АННОЙ БРОНЕПОЕЗД
 
 после друга синева под глазами
 едут в лучшее, другое, плачут сами.
 
 и не так темны подбитые очи
 как вокзал, когда не мучит, не хочет.
 
 вся разбитая тобой, шляясь по полю
 прислоняюсь к одинокому тополю.
 
 он мне чудится трубой паровозной
 бьет и курит, я кричу слишком поздно.
 
 на плетнях свои сопли развесила
 бьют скотину, а скотине зло и весело.
 
 мой кормилец вчера указал мне пути
 подзатыльником ласковым ветки запасные
 я стою и телюсь, не спешу я уйти
 раздолбай мне лицо на делимое-частное.
 
 20 фев 02
 
 *** 
 
 холодно, стынет в руке свинец
 грубый хороший надежный слиток,
 дай шерстяное, бумажку, свиток
 брось, я отдам, наконец конец.
 
 снова пришла моя миша с холоду
 платье в ручьях износила смолоду
 плоть у нее заиграла кровь.
 
 каменем, не петровой глыбою
 скользкой противной угрею-рыбою
 но молодой икрой.
 
 я натяну на персты перчатки
 я поиграю своей свинчаткой
 я погоняю кровь
 
 жилами от рожденья тонкими
 вилами от мороза звонкими
 камеpами, перепонками
 там, где жила любовь.
 
 21 фев 02
 
 *** 
 
 СВИНЦОВЫЙ ЛЭД ЦЭ
 
 я поведу вас у дивний свiт
 за край днiпра за село
 заграjе сонце у мiй повiт
 де грало воно там i сiло.
 
 я не дивлюсь,- я в твоjiх очах
 наступне й тутешнjе бачу,
 схиляюсь долу и довго плачу,
 щоб твiй вгамувати жах.
 
 я не скажу, куда мiй сiда,
 мiй цепелiн, на озера боти
 нап'яливаю, то моя турбота,
 то вiчне "до" смертi казати "да"
 
 22.09.01
 
 *** 
 
 СДЕЛАЙ ВАКУУМ
 
 заполняет часы мои твой песок
 я оглох я забыл не я
 сквозь дырявый на левом краю носок
 заползает твоя змея.
 
 руки гнутся и ползают по груди
 льнет ко рту молодой сосок
 триста капелек впереди
 мне сосут, мой сосуд высок.
 
 ты потом его переверни
 пусть еще потечет в меня
 буду верным я в эти дни
 корм обычный, но не в коня.
 
 отсоси меня, залатай
 мои дыры губами сочными
 и иди себе, и летай
 и клепсидрами и песочными.
 
 22 фев 02
 
 
 Цун (с)
 
 *** 
 
 зеландий и колхид и прочие забавы
 искать тебе не в кайф не в жилу не к лицу
 и что тебе стихи тебе бы влезть на бабу
 раскрытый батискаф на мертвенном плацу
 
 ты ждешь меня сюда когда мой жуткий метод
 теряет стремена и плачет впопыхах
 случайно передать короткую монету
 растерянно узнать цветании греха
 
 лови себя за грудь глотай себя на память
 как Понтий на цепи как птица на снегу
 я больше на игру кормить тебя стихами
 не выйду не сопи сегодня не могу
 
 ты ждешь меня петух обезголовых куриц
 ты хочешь пролететь над розовой страной
 а я сижу в поту и дергаюсь сутулясь
 и падаю с моста лети сюда за мной
 
 *** 
 
 мне тяжело страшно подумать что я уже здесь
 буквы мои неподвижны как строй дураков на жаре
 я помещу рядом с ними свидетелей прошлого моего
 обольстителей смысла негодяев и даже святых
 
 мне тяжело должно быть кончился мой черед
 проснусь завтра неизбывно посмотрю в потолок
 утро это гибкое существо оно наползает на горизонт
 имя всему кто еще знает новое имя всему
 
 *** 
 
 города изнасилованы домами
 макроме заплетало в себя ресницы
 волокнистые словно птенцы в утробе
 внутрияйцевой пленки выбраться сил нет
 
 как слепому гулять под зеленым солнцем
 как лукавому выбрать сретений тени
 как взмолившись ответствуешь сам себе
 как не станешь так и не будешь с теми
 
 горе скупо в гороскопе гораздо
 за горами гнездо отыскало гордым
 загоревшим себя глазом гори с ним
 соколиной болью слюной огарка
 
 
 Неизвестный для Маши.Д. (с)
 
 *** 
 
 Эта мокрая нежность летящая строго на юг
 Очертив как по карте твое ожидание смерти
 Будет в Питере сохнуть. 
 Я твой, но неискренний друг
 Даже если не друг, то конечно второй, а не третий
 Даже если не твой, то на это бездарно плевать
 И не шлепать ладонью по мрачному морю печали
 И не жить как трава, а как птица легко умирать
 Позади от тебя чтобы выжить случайно в начале
 этой робкой судьбы под названием Машина жизнь 
 (с ударением в мА, с придыханием в "жизни" как в слоге)
 и тебя провожать и считать по пути этажи
 рассчитав окончание и перепутав предлоги
 
 
 Андрей Борейко ака дядя Петка (с)
 
 *** 
 
 Э.П.
 
 Я рад, что ты живой, еще живой,
 что семя не испытано землею,
 не брошено с повозки гужевой
 в густую грязь на холоде зимою. 
 
 Когда весной поднимется вода,
 и выйдет бык топтать сырую глину,
 тогда любое слово будет "да",
 тогда под гору путь и ветер в спину.
 
 Смотри, он переходит реку вброд:
 тяжелый шаг нетороплив и важен.
 Кто изъяснит его могучий род?
 О, крепок рог, а глаз печально влажен.
 
 Кто в мире уподобится его
 дыханию, движению, покою?
 Замри, смотри, не бойся ничего!
 Пока он здесь, коснись его рукою.
 
 
 Жираф (с) 
 
 *** 
 
 Отстутствие цели сослужит цели,
 частью, медвежью, зато услугу.
 Глазки продрать на чужой постели,
 точно на льдине. - Ау, подруги!
 Няньку позвать, что приносит кофе,
 и дрейфовать до земли похожей.
 Видит ли Господи в перископе 
 Землю, квартирку, кровать без ножек?!
 
 Отсутствие темы послужит теме,
 а также - темой туманной, жидкой,
 словарной формой бессилья в теле,
 густому в целом вранью, и пыткой. 
 А как бы здорово было плавать,
 плевать на цели, плевать на темы. 
 Улыбкой бодрой на три октавы
 встречать веселое жизни DEMO.
 
 
 Гедеон (с)
 
 *** 
 
 Все когда-то закончится 
 Но начнется тогда 
 Как на Западе небо померкнет 
 В океан уйдут города 
 И радость уйдет 
 Как сквозь пальцы песок 
 Но алое вскоре поднимется море 
 Прилив его будет жесток 
 
 В годы, старые как холмы 
 Собирал вождь бойцов круг себя 
 И сказал им 'Кто робок - 
 Пусть идет прочь. Их собою 
 Оставить нельзя'. 
 В эти годы спасали трехстами 
 Муть речную лакавших с руки 
 Посылал их к шатру Гедеон своей сталью 
 Веря в знаменье павшей росы 
 
 Эти годы забытые ныне 
 Но Сеир и Сион еще помнят тот век 
 Как и прежде раскинулся лагерь в долине 
 И опять предо мною тот век 
 Раскаленные камни, а ночи здесь тихи 
 И бесцельность уходит как сквозь пальцы песок 
 А меня зовет пламя ушедших столетий 
 Росы падают на руно 
 
 Раскаленные камни, а ночи здесь тихи 
 И бесцельность уходит как сквозь пальцы песок 
 А меня зовет пламя ушедших столетий 
 Росы падают на руно
 
 
 Олег Горшков (с)
 
 *** 
 
 С меня довольно безрассудно жить,
 Испытывать судьбу неутомимо.
 Усталый варвар внутреннего Рима
 Уже готов оружие сложить.
 Зарекся он преследовать химер,
 Осталось лишь оформить пораженье -
 В семью вернуться, пить отвар женьшеня,
 Растить детей, показывать пример.
 И, право, что за счастье, потерять
 Не голову, так почву под ногами?
 Проиграна война, мой дикий Гамлет,
 И монолог не стоит повторять.
 Всё решено. С самим собой в союз
 Вступаю. Риму - мир! И всё такое...
 Химера абсолютного покоя
 Уже играет свой последний блюз.
 
 
 Скит (с)
 
 *** 
 
 В альбом Р.А.
 
 Наконец-то словечко "обратно"
 Обрело завершенную форму.
 Было в мире излишне просторно-
 Вы вернулись. Вы здесь. Что отрадно.
 
 Значит- черти в тихом болотце
 Непременно зашевелятся.
 Кто-то бросит себя бояться,
 Что-то, может быть, вновь споется.
 
 Как же хочется- броситься оземь,
 Подбирая разлитые краски...
 Отложив направление к прозе,
 Направляемся в сторону сказки
 
 И с изяществом балагурим-
 На-гора ни нотки надрыва.
 Безлошадные балагулы
 На бревне между двух обрывов.
 
 
 Квадратов (с)
 
 *** 
 
 Перекресток
 
 В особый час, в особом месте
 Угрюмый церемониймейстер
 Бредет в известке и тоске,
 Рисует крестик на песке -
 
 И на условном перекрестке
 Кипит в таинственном наперстке
 Густой растительный настой.
 Меня здесь нет. И ты не стой.