Дмитрий Шатров

Беспокойное хозяйство

6. Дмитрий Шатров "Беспокойное хозяйство" 78 очков, 15 упоминаний

Чалый звездолет, всхрапывая и тряся соплами, пятился от Гончих Псов.

Илья, первый капитан, мерил кают-компанию шагами и громко ругался. Сегодня его раздражало все. И оставленный позади рисунок спиральной галактики "М-шестьдесят три", в просторечье именуемой "подсолнухом", уже далекий, но до сих пор занимающий полнеба, и перебои с освещением, и пыльный ковер под ногами. Даже сидящий в углу второй капитан Даниль, уткнувшийся в дешевую газетенку, и тот раздражал. Но особенно бесила эта дурацкая надпись на фюзеляже, исполненная фосфорицирующей краской: "Я не спаниель, перекрась меня!". Надпись появилась за время стоянки на только что покинутой Лиме-пять. Видимо, подсуетился какой-то шутник из обслуживающего персонала космопорта. Когда экипаж обнаружил это издевательство, краска уже успела намертво въесться в облицовочные пластинки, и скрыть следы позора могла лишь полная перекраска. Искать виновных не оставалось времени, потому стартовали как есть, под хихиканье девочек из туристического бюро. Это и было последней каплей, переполнившей чашу терпения первого капитана.

-- Не понимаю! Почему именно спаниель?! - в который раз возмущался он, - это что, дурное влияние родного созвездия?! Остряки портовые. И порт - название одно. Пыль, грязь, старые топливные контейнеры возле сортира. Прямо штабелями навалены. А они излучают, между прочим! Да прекрати ты это барахло читать!

-- Это не барахло, Илюша, это информационный листок "Природные богатства Лимы - Лимчанам!", - вяло откликнулся Даниль, но чтения не прервал, - а чем тебе на нравятся спаниели?

-- А чем они мне должны нравиться?! Обозвать малютку Бетти собакой! Почему не лошадью, а? Нет, ты скажи, почему не Пегасом? Или Буцефалом?

-- Потому что они были кобелями, а Бетти у нас ... ммм ... особь женская.

-- Кобелями?

-- Ну меринами, какая разница? - Даниль с недовольством отложил газету, - я тебе сразу сказал, что в такой вольной цветовой подаче корабль будет напоминать сидящего на заднице пса. Вспомни, как ты восхищался: "Одна полосочка черная, другая белая, одна черная, другая белая. Бетти, старушка наша седенькая!" Между прочим, у собак такой окрас называется голубым. Что, было бы лучше, если бы нас назвали извращенцами?

-- Но ведь это маскировка для Ганимеда!

-- Ну так остался бы на пятерке и продолжил объяснять тому налоговому инспектору, который содрал с нас дополнительные проценты за нестандартный внешний вид, что на прошлой неделе ты летал на Ганимед, и что без соответствующей окраски там ника-ак нельзя-я. Что если бы ты не покрасил некогда вороную мадам Бетоламус в светло-маскировочные тона, то аборигены Ганимеда скормили бы тебя своим божкам.

-- Я ему объяснял!

-- Прекрасно помню. На что он предложил вариант оплаты пополосно. Ты брось о ерунде думать. Вернемся в родное гнездо, отмоем старушке бока. Лучше скажи, какой-такой дешевкой ты ее накормил? Опять на топливе сэкономил?

-- На этой псиной планетке сэкономишь, как же! Содрали втридорога, еще уверяли, что заправят лучшим, тройной очистки.

-- Держу пари, это какой-нибудь трирадион мумца. Вон, какая болтанка, - Даниль откинулся на спинку кресла и мечтательно улыбнулся, - в суд бы на них подать!

-- Ха-ха. Предвкушаю новый анекдот: "Приходит контрабандист в суд ...".

И тут раздался истошный визг. Он брал свое начало где-то внизу, в глубинах грузовых отсеков, а потом растекался по всему кораблю, пронзая настилы палуб и переборки. Капитаны тревожно переглянулись. Казалось, визг достиг своего апогея и сейчас сорвется в хрип, но он лишь затих на мгновение, чтобы тут же возобновиться с новой силой.

-- Во легкие у бабы! - восхитился Даниль, - судя по тембру, орет наша славная Занзибель.

-- Здрасьте, Вега, новый год! Она же в анабиозе. Самолично ее закрывал.

-- И заклятие никогда-не-открывамуса наложил? - хихикнул второй капитан.

-- Какое к чертям заклятие?!

-- Держу пари, эта бестия перенастроила таймер. Помнишь, как она вчера жаловалась на меланхолию во сне, пока на пятерку шли?

Визг приближался.

-- Готовься, сейчас мы узнаем причину Зямочкиной истерики.

Занзибель была одним из старейших членов экипажа. Маленькая, сухонькая девушка двадцати восьми лет. Остренький носик и пронзительные бусинки-глазки. По контракту она не имела права просыпаться до посадки, и несколько первых рейсов, пока не истек испытательный срок, Зяма была паинькой. Но с подписанием постоянного договора она круто изменилась. Как джин из бутылки, на свободу вырвался романтик и искатель приключений на филейные части тела.

Илья потом только сокрушенно ворчал:

-- Купила. С потрохами купила. Надо было в анкету вводить пункт, "какого черта дома не сидится"!

Дома Зямочке не сиделось. В ней удивительным образом сочеталось наивное любопытство и мощь просыпающегося вулкана, помноженные на природную трусость. Дело в том, что Зяма боялась. Боялась всего. Высоты и темноты, грызунов и насекомых. Топливного насоса, напоминающего ей змею, таможенного офицера, не берущего взяток, морщинок у глаз и жуткого числа двадцать девять.

-- Это же просто ходячая неприятность! - возмущался Илья, принимая заплаканную Занзибель из рук сурового стража порядка (девушке вздумалось погладить дракончика, охраняющего военный бункер).

-- Зато с ней не так скучно жить, - философски замечал Даниль, разворачивая очередную газету.

Справедливости ради надо отметить, что капитаны любили Зяму. Она умела скандалить в портах, к тому же, у нее был нюх на товар. Девушка могла найти поставщика воды в пустыне, при этом сбив цену.

Еще на корабле обитал престарелый механик Аватара. Бывший главный инженер торгового флота, бежавший от какого-то самодура императора - капитаны никогда не наседали с расспросами. Контрабандист должен уважать чужие тайны. Старичок был, что называется, тихо помешанный, и будили его только в самых крайних случаях.

Открывая глаза, он спрашивал:

-- Вы уже нашли тихую планету?

И всякий раз выражение тревожного ожидания сменялось грустью. Старика не интересовали давно колонизированные миры, а новые Бетоламус посещал редко. Впрочем, старика они тоже не устраивали. Порой капитанам казалось, что Аватара сам не знает, чего хочет ...

Занзибель ввалилась в кают-команию, бледная, как луна на рассвете. Девушка плюхнулась в кресло и принялась с остервенением отирать с рук оранжевую пыльцу. Даниль предусмотрительно зажал пальцем левое ухо. Так-так, сейчас, пока Зяма не отдышалась и еще не в состоянии говорить, первый капитан ляпнет какую-нибудь глупость, и девушка взорвется.

Илья мельком взглянул на ее руки и подвел черту:

-- Так. Она вскрыла грузовой отсек. Поделом тебе, красавица! Что, бревнышко ножку отдавило?

Зяма смотрела с ненавистью.

-- Кто тебе позволил нарушать корабельный режим?

-- Что?! - она поднялась и уперла руки в боки, - да ты ..., - и принялась скандалить.

Началась позиционная разборка. В течении следующего получаса в кают-компании, не боясь быть услышанным, можно было хоть сваи вколачивать. Зато потом, когда спорщики устанут, они непременно вспомнят про второго капитана, и лучше ретироваться заранее, пока они не выступили против него единым фронтом. Даниль с сожалением покинул теплый угол и вышел в коридор, морщась всякий раз, когда Зямочка брала совсем уж высокую ноту.

-- Ну-с, и что же наша стервочка обнаружила на этот раз? - пробормотал он себе под нос.

Стараясь не обращать внимание на доносящиеся в спину обрывки фраз: "... умываться и в койку!", "на себя посмотри", Даниль пошел осматривать нижние ярусы корабля. Палубу тряхнуло и второй капитан выругался, помянув еще раз скверное топливо.

Беталамус вез груз моралового или "святого рыжего" дерева. Понятное дело, вез нелегально. По документам в отсеках лежали сладкие жевательные палочки. Мораловое дерево - продукт очень ценный. Оно растет только на Лиме и, по преданиям, изделия из него приносят удачу. В прошлом, рыжей древесиной пользовались только шаманы, но кто же в наше время верит в сказки о шаманах?

Дверь в грузовой отсек была распахнута настежь, приглашая осмотреть уходящие в перспективу штабеля стволов. Наружу вела цепочка следов, отчетливо различимых в нанесенной со склада оранжевой пыли. Даниль присел на корточки и занялся изучением. Вот отпечатались Зямины подошвы - прыгала, аки козочка. А вот мелкие лапки с коготками. Значит, прихватили таки крыс!

Звездолет снова тряхнуло.

-- Ну Илья, попомнишь ты у меня левую горючку!

Первое, что Даниль отметил на складе, это резко возросшую температуру воздуха. Потом он осмотрел деревья, мощные, в человеческий обхват исполины, и сразу увидел свежие отметины коготоков по затеси, что косвенно подтверждало догадку о крысах. Другой неприятностью было то, что за прошедшее с момента старта время, часть груза видоизменилась. Еще недавно ярко-оранжевые, стволы потемнели, пошли бурыми пятнами, а кора пружинила под пальцами. В дальнем углу склада второй капитан обнаружил робкую поросль: мораловое дерево освоилось, пустило корни и всем своим видом давало понять, что в ближайшем будущем покидать Бетоламус не планирует. Теперь стало окончательно ясно, что товар им продали некачественный. Боковым зрением Даниль уловил движение и резко обернулся. Показалось.

В грузовой отсек спустился Илья и привел Зяму, придерживая за плечи.

-- Еще тогда подумала, - всхлипывала девушка, - когда он руками перед бревнами махал. И бородой своей драной тряс так противно!

-- Что?! Кто-то подходил к грузу? И ты всю дорогу молчала?! - снова взорвался первый капитан.

-- Да погоди ты! Зямочка, кто перед грузом руками махал? - осторожно начал выпытывать Даниль.

-- Кто-кто, старик конечно! - девушка размазывала слезы по щекам, - решил мне отомстить. Куда это, говорит, наш святой лес повезли? Не твое дело, отвечаю, пенек замшелый. А он зыркнул так нагло и говорит: "ну, будет вам лес, нечестивцы!". И поше-е-ел.

-- Куда пошел?

-- На взлетное поле.

-- Так. Но ведь там была охрана?

-- Откуда я знаю, может у них та-ак при-инято? Он дубиной взмахнул.

-- Какой дубиной?

-- Посохом. Забор разошелся, а потом обратно сошелся. Старик перед бревнами-то встал, клешнями повел, а они они из рукавов и набежа-а-али!

-- Да кто набежали-то, кто?!

-- Шурша-авчики-и-и!

Девушка снова разрыдалась. Наученный опытом, Даниль расспросы прекратил. Сейчас Зяма будет по новой переживать свое горе, упиваться им и смаковать подробности.

-- А может мы девушку нашу вместе с глюками ее, - прошептал Илья, - того?

Он провел указательным пальцем по горлу и добавил:

-- В анабиоз?

-- Да погоди ты, - нахмурился Даниль, - дай ей в себя придти. Мы перед стартом живность захватили, вот она и шуганулась. К тому же, деревья корни пустили. Чувствуешь, как потеплело?

Илья воспринял факт порчи груза на удивление спокойно. Бегло осмотрел ростки, поморщился и бросил:

-- Нда. Ладно, пошли сторожа создавать, пока эти дрова окончательно не сгнили.

Синтез-установку подготавливали молча. Откуда-то неслышно появилась Зяма и стала жарко дышать Данилю в затылок.

-- Ты зачем сюда пришла? Мешать?

-- Я вам настроение создаю.

-- Тоже мне, муза в подтяжках, - проворчал Илья.

-- Что ты сказал?

-- Молодец, говорю. Создавай, золотце ты наше! Ну-с, кого вырастим для борьбы с врагом, господа хорошие? - деловито спросил Илья, закатывая рукава.

Даниль с удивлением отметил, что первый капитан не совсем трезв.

-- Ой, мальчики, а давайте эльфа создадим?

-- Кого-о?

-- Эльфа! Такое хрупкое, воздушное создание из былых времен! Печальные глазки, остренькие ушки, - она захлопала в ладоши.

-- Лошадиный торс и во-о-от такие зубки ... - в тон ей ответил Илья, - гнилые и кривые. Нет, никаких печальных глаз. Хватит с нас собак. И потом, твой эльф слишком хрупкий, при посадке хребтину сломает.

-- Давайте создадим кота, - подал голос Даниль, задумчиво листая каталог, - на моем первом корабле жил виброкот с Бутанора, одной из планет системы Антареса, так вот у него был такой желудок, что переваривал оплетку бортовых журналов.

-- И куда твой кот потом делся? От изжоги умер?

-- Пал жертвой злобных рептилий. Вот, как раз в каталоге на "У". Ушанга, бойцовый виброкот. Семейство "спиногрызовых", подкласс "зубодробильные".

-- Чем питается в полевых условиях? - осведомился Илья.

-- Асбестовой крошкой и циклопидами, - Даниль вздохнул и зачем-то добавил, - в неволе не размножается. Только клонированием.

-- И то хорошо. Ладно, крошку оставим, - ответил Илья, щелкая по клавишам, - заодно и грузовой отсек пропылесосит, а циклопид заменим на ... итак, кто у нас внизу завелся?

-- Аватара сказал, что нечисть, - невинно сообщила Зяма.

-- Что? - ядовито прошептал первый капитан, - ты подняла старика? Черт возьми!

Зямочка уперла правую руку в бок, принимая вызов:

-- Да, подняла! Это ты во всем виноват! Чертыхаешься много, вот она и завелась!

--... и пожре продукты аки Яшка младенцив, - в дверях показался Аватара, - исполати вам, правоверные!

-- Доброе утро, Аватар Кузьмич, - Даниль приложил пальцы ко лбу, - извините, что разбудили. Зямушка уже нащебетала о наших несчастиях?

-- Я только что видел груз. Вы не говорили, что везете святой лес.

-- Аватара Кузьмич, но вы же сами проспали погрузку.

-- Да, признаю свою ошибку. Кстати, кто заказчик?

-- Так, одно смешное неформальное объединение.

-- Как я понимаю, военное. А вы не спрашивали себя, зачем воякам столько драгоценной древесины?

-- Мы можем спрашивать себя сколько хотим, но до тех пор, пока за доставку платят такие деньги ...

-- Да-да, понятно. И все же?

-- Как я понял, дачи обшивать. Что, неужели не красиво жить в дому с оранжевыми панелями?

-- И вы такому поверили?

-- За сумму предоплаты - вполне.

-- Вы очень рисковые ребята, если решились хранить мораловую древесину в замкнутом пространстве. Тем более, с подселенными представителями нижнего плана. Дело в том, что она концентрирует психокинетическую энергию, а сейчас чьими-то стараниями начался процесс развертки, и если его не остановить, в этом звездном скоплении станет на одну сверхновую больше. Илья, оставьте синтезатор в покое, кто бы ни был этот жуткий уродец с кошачьей мордой, против фантома он не поможет.

Илья открый колпак и выпустил животное. Защитные пластинки на загривке встали дыбом и кот брызнул в коридор.

-- Ничего, пусть погуляет. Но у вас, как я понимаю, есть предложение получше?

-- Вы не пробовали молиться? На начальных стадиях это помогает.

-- Что?! Молиться?! В наш постядерный век?!

-- Илья, знаете, пока это только дзяды, добрые духи предков. А вот если мы их не уважем, навии заведутся. Враждебные духи ушедших поколений. Тогда простыми жертвами не отделаемся.

-- Жертвами?! Прошу заметить, я не верю во всю эту чертовщину!

-- В мистической традиции вашей далекой Родины Земли есть такое понятие, как магион стихий. Раньше наши предки Ящуру поклонялись, а как перешли на земледелие да охоту, богов сменили. Поменяли и знак магиона, с воды на землю. Теперь у нас магион воздуха. А потом, по логике вещей, огонь праведный, очищающий. И снова начало времен.

-- А мы тогда кто?

-- Мы-то? Мы - пятая колонна. Простите, стихия. Стихия жизни. А как богу душу отдаем ... Не чувствуете, вроде горит что?

В кают-компании в самом деле запахло паленым. И тут Зяма снова завизжала. От неожиданности Даниль чуть язык не прикусил. Пересекая комнату, мимо пронесся черный мохнатый комочек и скрылся в коридоре. Он подпрыгивал мячиком и ловко огибал препятствия.

-- Там тупик, не уйдет! - капитаны бросились следом.

Коридор закончился переборкой.

-- Ну-с, и у кого из нас глюки? - усмехнулся Даниль, заглядывая в круглое отверстие с оплавленнями краями, сантиметров сорока в диаметре.

-- Говорю же, это шуршавчик был, - сказала Зяма, - или домовой.

-- Кто бы он ни был, нору прожег солидную.

-- Не бывает этого, ясно? - Илья на всякий случай постучал согнутым пальцем по стенке, - всему есть объяснение! Нету никакой нечисти, и домовых нет. И шушер ваших - тоже нет!

В кают-компании их ждал Аватара, сидя на корточках возле точно такой же дыры.

-- Видите, Илья, это ему ваши слова не понравилось. И ведь это был совсем безобидный дух, какой-нибудь шиликун или шишига. Или коргоруш ...

Зямочка сползла на пол и ее отправили глотать успокоительное.

* * *

-- Зямушка рассказала мне про шамана, инициировавшего развертку. На мораловое полено подселить духа, это все равно, что попрыскать водой пачку дрожжей.

-- Как всегда Зяма в историю вляпалась ..., - проворчал Илья.

-- А чего же вы хотели, друзья мои? Не любят на Лиме нашего брата. Почитай, больше других планет и не осталось, где древний закон чтят, а тут вы прилетаете, дерево у них воруете. Святыни, можно сказать.

-- Не воруем, а покупаем. А то, что по бросовой цене, так пусть местных проходимцев и ловят. И потом, почему именно мы? Почему не транс-национальные компании? Это что, какое-то особое издевательство?

-- Отвадить транс-национала от рынка не в пример сложнее. Компания не будет мелочиться: выселит жителей в отдаленные области планеты и все, а если случится беда, посадит на орбиту боевой крейсер.

-- Все равно мы своего добьемся! Ничто не может мешать частному капиталу. К ногтю эту планету!

-- Конечно добьетесь, Илюша. Человек давно всю вселенную изгадил, что ему какая-то Лима с ее древними жителями?

Возникла неловкая пауза.

-- А какие красивые у нее волосы, - мечтательно произнес Даниль, поглядывая в иллюминатор. И тут же закашлялся, - ежкин кот, да ведь это русалка!

Команда столпилась вокруг второго капитана и молча созерцала.

-- Эта зараза нежится на нашем фотонном отражателе, - заметил Даниль.

Омываемая светом, русалка сидела с закрытыми глазами, выгнув спину и запрокинув голову. Грациозный рыбий хвост обвивал крепежную мачту, а чешуя бликовала на солнце. Длинные шелковистые волосы плыли в вакууме и казалось, что девушка плывет в прозрачных водяных струях.

-- Если эта сволочь поломает его, - отчеканил Илья, - я самолично выйду ее топить в фотонном потоке!

-- Аватар Кузьмич, - обратился Даниль к старику, - вы же опытный человек в таких делах. Если она погнет отражатель, как мы выполним поворот?

-- Что тут сказать, господа. Будем маневрировать обычным движком, хотя это безумная трата горючего. Даниль, можете просчитать, если хотите.

Потом виновато добавил:

-- Насколько я знаю, Бетоламусу еще долго не видать полноценной фотонной системы. Дороговато, да-с. Поэтому отражатель лучше беречь.

-- Между прочим, - ревниво заметил Илья, - эта тварь уже жрет наш свет! Не рейс, а сплошные убытки! Ну я ее сейчас!

Его пальцы забегали по клавиатуре.

Ожил бортовой манипулятор, пощелкал хваталками и потянулся к непрошеной гостье. Потревоженная русалка недовольно повела хвостом втянулась в отражатель. И тут же корабль тряхнуло. Мигнул свет.

-- Вот тебе и горючее, - усмехнулся Даниль.

-- Бетти, крошечка моя, - едва не плакал Илья.

Он сжал кулаки и бросился по коридору, едва не сбив с ног Зяму, входящую в кают-компанию. Девушка загадочно улыбалась, а глаза ее блестели.

-- Там, за окном моей каюты голая дама, - она истерично хихикнула, - летает в космосе, расчесывается и показывает язык. Ребята, я сумасшедшая?

-- Аватар Кузьмич, вы умеете делать уколы? - шепотом спросил Даниль, - не в службу а в дружбу, в аптечке есть успокоительное.

-- Это совсем не нужно. Дайте мне с ней поговорить, - и старик увел девушку, что-то нашептывая ей на ухо.

* * *

В грузовом отсеке не было света.

Спустившись сюда, Даниль сразу почувствовал некое раздвоение реальности. Склад превратился в мрачный, но вместе с тем очень торжественный лес. Пахло сыростью, а иногда и пованивало болотцем. Вдалеке весело перемигивались бледные огоньки гнилушек.

Второй капитан осторожно переступал змеящиеся корни и разыскивал экипаж. Несколько раз ему повстречались махонькие бородатые человечки, водившие среди кочек хороводы. Даниль сдуру вышел к ним, а потом долго ежился под злыми колючими взглядами. Он был явно лишним.

Он долго обходил огромную, разлегшуюся на пути лужу. В воде кто-то плескался, а со дна сквозили звезды.

Однажды мимо головы просвистел ботинок и унесся в чащу, и Даниль пожалел, что бросил курить. Он пошел следом и оказался на полянке, куда со всех сторон слетались различные предметы. Капитан задумчиво смотрел, как они один за другим исчезают в чернильных кляксах: книжки, тюбики с пищевым концентратом, бритвенный помазок Ильи, просто мелкий мусор. Каждое поглощение заканчивалось легкой сиреневой вспышкой и хлопком с выбросом озона. Даниль хотел было сунуть в кляксу руку, но потом передумал.