Вечерний Гондольер | Библиотека

Римма Рожина

Молитва

Екатерине Васильевне Блохиной,
моей бабушке посвящается

 

Гуляла вечер по гостям -
Давно у сверстниц не бывала -
Многосерийным новостям
Так удивлялась, что устала.

С веранды банку с молоком,
Сжимая, как святое древко,

Несу на кухоньку бочком.

- Да не крадись, не спится, девка.

- А я-то думала, ты спишь,
Иду, боюсь случайно скрипнуть.
А на дворе такая тишь -
Луна услышит, если крикнуть...

- Почто кричать-то в тишине,
Оно спокойней для природы,
Поди-ка, есть и на Луне
С устатку спящие народы.

- Ну, что ты, бабушка, там нет
Не то что жизни, и движенья.

- А для чего тогда там свет?

- А это с Солнца отраженье.

- Не на Луне, так в небесах

Для душ проложена дорога...

Зажги лампадку в образах,

Не сплю, так помолюсь немного.

Накинув вытертый платок,
Прижав к груди худые руки,
Она запела.
Я глоток
Держу, чтоб не нарушить звуки:

«Спаси-сохрани, Господи,
Всех тех, кто не ест досыти,
Всех тех, кто не спит - мается,
Тебе во грехе кается,
В чужой стороне, дома ли,
Родителей чтоб помнили,
Живых до конца славили,
Покойным свечу ставили.
Дай тебе Бог здоровья,
Тетушка Парасковья,
И братчику б Михаилу
Счастьишко привалило:
Ума бы сестричке Поле,

Чтоб не пила боле,
Сереге их с Леной тоже
Кто, как не Бог, поможет;
И Ленька летает на небе,
Уж Ты не сердись, надо мне
Его замолить, мало ли
Такие, как он, падали;

И внучку мою Риму

Не пронеси мимо,
А дочку ее Алю
Жить научи дале;
Дай, Господи, Алексею
Маленько жить веселее -
Сыны загулялись, надо бы
Невестушек им, да свадобы,
Тамаре с Володей - почести
(Уж как повидать их хочется).
И всем кумовьям да кумушкам
Тяжелые скинь думушки.
Тепла в дому да сытости,
Здоровьица да прытости.
А мне ничего не надо,
Что есть, я тому и рада.
Ну, разве что день летний
Еще бы разок встретить".

До полу опустилась

И трижды перекрестилась.

А я не смела ей мешать
И зачарованно молчала
И неземная благодать
За плечи грустно обнимала:

"Упокой, Господи,
Души ушедших,
Рай многозвездный
Навечно обретших:
Матушку Павлу,

Тятю Василия,

Что с войны, да с тюрьмы

Раны носили;

Сестру Анну любимую, младшую,

Без вести так и пропавшую,

Упокой грешную,

Всяко, умершую.

Наталью - грешницу,

Пившую дочерна,

Помяни и прости, -

Не карай оченно,

Еню - брата,

В реке утонувшего,

Сашку беспутного,

В лодке уснувшего,

Елену - подруженьку,

Пелагею - тетушку,

Племянницу-душеньку,

Белую лебедушку —  

Мою Валентину,

Да няньку Алевтину,

Да зятя Натолея,

Что ушел от безволия.

Да Миньку, что поездом задавило,

Да и Панко, что жадность сгубила.

Всех помянула, али кого забыла?

А если кто на ум не пришел,

Упокой, Господи, и их хорошо...»

И долго клала крест на лоб,
Вокруг не видя и не слыша: 

По окнам ветреный озноб,
Шуршанье провода по крыше,
Урчанье кошки на шестке -
В благозвучании ничто нам.
Лишь только дырки на платке
Мелькали в такт ее поклонам.
Мое безмолвье - не беда
Не все от праздности и лени.
Но где найду слова, когда
Седая встану на колени?
Их не подложишь под стекло,
И мне сейчас пора учиться
Вот так же скромно и тепло
За тех, кто был и есть, молиться.

 

 
 

Высказаться?

© Римма Рожина