Вечерний Гондольер | Библиотека

Петр и Николай ГАРМОНЕИСТОВЫ (с)

"Аз Воздам Инкорпорейтед".

(римейк рассказа Роалда Дала)

1.


Деяния апостолов и подвиги гераклов - сущие пустяки в сравнении с тем, что мы с Борей вытворяли в этой квартире последние две недели. Четырнадцать с половиной дней мы вели такой здоровенный образ жизни, что здоровее просто не бывает.
Худшее - друг плохого. Из нас двоих мой друг Боря был, несомненно, худшим. Поэтому я решил остановиться первым.
Я сидел на стуле и читал газету из-под рыбы горячего копчения. А он стоял напротив и смотрел на меня в упор глазами цвета грязной воды в желтом эмалированном тазу. Таз в свою очередь стоял в ванной комнате уже две недели. Когда-то в нем что-то начало набухать, но постепенно набухать оно перестало. И начало пахнуть.
- Холодно… - сказал вдруг Боря и раздавил в кулаке банку из-под пива.
- "…Специально обученная собака, - процитировал я "Комсомольскую правду",- нашла в квартире задержанных полтора килограмма анаши…"
И добавил от себя:
- "А кошка - десять грамм героина".
Боря юмора не понял.
- Что, пойдем дальше покорять Москву? - Спросил он без всякого выражения.
На слове "Москва" его голос сорвался. Он лег в постель, не раздеваясь, и отвернулся к стене: прошлой ночью ему удалось покорить только нашу лестничную площадку, да и то не всю, потому что пришел участковый и напомнил нам, кто мы такие есть сейчас, и кем мы станем, когда он у нас отберёт бумажки с регистрацией.
- Вот сука, - немного погодя заметил я.
- Кто сука? - немедленно отреагировал Боря, и спина его вздулась дельтовидными мышцами.
"Нам пора возвращаться домой", - подумал я про себя, а вслух пояснил:
- Сука не ты, а Отар Куша… шанашвили. Сочиняет всякую муру, а они, дураки, знай печатают.
- Что еще за Швайнашвили? Не знаю такого. - отрезал Борис.
- Ну, наверное, репортер какой-то. Вот - пишет, что, мол, Андрей Черкизов - педераст, потому что кого-то не того за руку подержал во время фуршета.
-Так это ему теперь жопа! - заметно оживился Боря и сел, чудовищно затрещав диваном. - Его теперь все стрематься будут.
- Ну да. Вот тут как раз и пишут, что первой стрематься начнет жена, сразу после этой заметки.
- А чего он в суд не подаст, этот… как его… Чекизов? Или не закажет этого… Швайнашвили? Он-то кто вообще, этот Чекизов? Поди так, шлепъёгурт мелкий?
Я стал припоминать. Где-то мне фамилия Черкизова уже встречалась, и связана она была с модным словом "пиар". Но это слово по понятным причинам я при Боре употреблять не стал и никому другому бы не посоветовал.
- Какой-то политик он, из безобидных, пожилой приличный человек. Сидит, сейчас, поди, дома, забился в угол и плачет. Ждет, когда жена свежие газеты читать начнет.
- Он чего, совсем не въезжает, этот твой Чекизов? Ну не можешь по морде насовать - так ты, урод, за "пидора" хотя б подай в суд! В жизни… это… В жизни всегда есть место для выхода!
Следующие полчаса пришлось объяснять Боре, что в газетной статье, разумеется, нет ни слова "пидор", ни даже "педераст". Так же, как про Лайму Вайкуле там никто не пишет "старая дура", но по смыслу получается еще хуже. И что в этом скрытом смысле и заключается искусство настоящей журналистики.
- Свинство, конечно… - закончил я, похлопав дружески друга по коленке. - Все сволочи. Может, пойти у соседей на пиво занять?
- Угу, сейчас… - мрачно прокомментировал мое предложение Боря и начал бережно ощупывать свой распухший правый кулак.


2.

Я в шестой раз за утро безнадежно встряхнул бутылку темного стекла из-под вчерашнего коньяку, поковырял пальцем в грязных тарелках, но и в них не нашел ничего интересного, и уже перевел было взгляд на стену, сплошь покрытую глубокими вмятинами размером с большой кулак (шестой подвиг геракла), как вдруг…
Какая-то мысль мелькнула внутри моей головы и очень меня заинтересовала, несмотря на то, что я не успел ее как следует ухватить. Решив повернуть мыслительный процесс вспять, я повернул голову и еще раз пристально посмотрел на тарелки. Они по-прежнему никаких мыслей не вызывали. Одни неаппетитные воспоминания. "Почему все девушки одинаковы?" - начал было думать я о другом, и тут меня по-настоящему озарило.
- Что, хреново?.. - с опаской попятился от меня Боря. - Так ты не мучь себя, все равно после девчонок уже везде натошнено.
Но тут я торжественно поднял руку и щелкнул пальцами в воздухе по-американски.
- Борис Сергеевич, - произнес я зычно, - мы с вами станем очень богатыми людьми.
- Угу, сейчас, - по привычке хмыкнул Боря, но что-то в моей интонации его смутило. Он замолчал и посмотрел на меня широко раскрытыми глазами.
"…Интересно, когда белье в тазу начинает дурно пахнуть, что с ним должно произойти дальше?..", - подумал я про себя, а вслух сказал:
- А теперь слушай меня внимательно. У нас с деньгами задница полная?
- Полная.
- Чекизов… то есть, Черкизов на этого… на Швайнашвили обиделся сильно?
- Сильно. Наверно, не просто сильно, а оху…
- …Вот именно! - перебил я. - А как ты думаешь, он бы захотел поглядеть, как этому Швайношвили хорошенько дадут по носу?
Боря немного подумал и не найдя в вопросе никакого подвоха, ответил:
- Да он бы просто уделался от счастья.
- Вот именно. А теперь скажи мне, согласился бы этот Черкизов заплатить небольшую сумму в валюте доброму человеку, который дал бы от его имени по носу одному мерзкому швили?
Боря, нахмурившись, еще дальше отступил назад и хотел уже было обрушиться на диван, как вдруг крупное лицо его озарила улыбка понимания.
- Ну дак… - проговорил он, - дак ну…
- Не дак ну, а вот дак ну! И, поверь мне, та же Лайма Вайкуле ночи не спит, мечтает поехать в редакцию "Комсомолки" и надавать кому-то по носу за "старую дуру", но ведь она в душе интеллигентная баба… Неудобно ей как-то… А деньги у нее точно водятся.
Я даже разволновался, прямо как прошлой ночью, когда доказывал участковому, что он дурак, а я умный.
- И таких несчастных людей у нас в стране - как дерьма! А поганых журналистов - еще больше! Боря, это же Клондайк! Короче, мы организуем фирму мстителей. И называться она будет… и называться она будет…
- Может, "Два Зорро"? - неожиданно предложил Боря, чем чуть меня не сбил с очередной мысли.
- Ну уж нет, родной! - твердо возразил я. - Наша фирма будет носить название "Аз Воздам Инкорпорейтед"! Это из фильма. Не смотрел "Криминальное чтиво"…?
Боря утвердительно покачал головой.
- …Там один негр-киллер говорил, я запомнил. Мол, путь праведника усеян деяниями злодеев и кого-то там еще, и он всю дорогу грешит, производя над ними мщение. Короче, Тарантино. Это круто. И ничего за это нам не будет.
- Не будет ничего за что?
- За то что заработаем кучу денег! - довольно ловко сформулировал я.
Нельзя терять время, пока в у нас в голове все складывается. Сейчас поищем какую-нибудь бумажку и все наши мысли на ней чем-нибудь запишем.


3.

Минут через десять мы начали. Я сразу нашел все необходимое после того, как Боря предложил писать кровью на стене.
В верхней части салфетки я обозначил: "АЗ ВОЗДАМ ИНКОРПОРЕЙТЕД". Чуть пониже: "БУКЛЕТ".
Работать было тяжело, мешали жирные пятна от помады. Стараясь формулировать свои эксклюзивные мысли как можно деликатнее, я разъяснил будущим клиентам наши общие цели, задачи, и, наконец, дошел до самого интересного.
"И наказать журналиста …………….. от Вашего имени (но строго конфиденциально) несколькими способами на Ваш выбор".
Я начал было уже писать: "ПРАЙС-ЛИСТ", когда Боря взял слово.
- Дак это… Какими это способами? Ты же сам сказал: в рыло - и до свиданья!
- Милый мой, заказчик должен иметь право выбора. Иначе он подумает, что мы лохи или кидалы. Способ первый у нас уже придуман. Вот, смотри …
И я записал: "1. Дать по носу один раз, со всей силы". Сколько это может стоить?
- Сто баксов, - не задумываясь оценил Боря, - только не "дать по носу", а "врезать по соплям", вот как это называется.
Я знал, как Боря "врезает по соплям", поэтому спорить не стал. Вот что у меня получилось:
"1. Дать по носу (врезать по соплям) один раз, со всей силы………………100 $"
Выглядело это просто замечательно.
- Так вот, - продолжил я, - что-то мне подсказывает, что вторым пунктом у нас будет синяк под глазом…
- А вот хрен тебе! - по-детски обиделся Борис Сергеевич. - У меня эта услуга будет называться по другому!
- Хозяин - барин, - спокойно согласился я и запротоколировал:
" 2. Поставить синяк (конкретный фингал) под глазом……………100 $".
Тем временем Боря заглянул мне через плечо и сказал:
- Я чего-то не въезжаю, это что, кидалово? Конкретный фингал ставить трудней, чем бить просто в рыло! Это 150 баксов как минимум!
Я исправил цифру на салфетке и спросил Борю:
- Что-нибудь еще предложите?
- И то и другое сразу, - поразмыслив, предложил он.
- В рыло и в глаз сразу - это 200 баксов.
- Это дешево..
- За мелкий опт можно сделать скидку.
Боря не нашел, что ответить и надулся.
"…250 баксов", - с удовольствием подытожил я третий пункт и заметил:
- Небогатый ассортимент. Что еще люди могут сделать друг с другом? Может, бросить учебную гранату в окно? С запиской?
Боря хмыкнул в ответ:
- Если по репе попадем - тогда да, обидно. А если нет - стекла вставит и только порадуется.
- Можно ему труп на заднее сидение подложить.
- Чей это еще труп? - Боря даже отодвинулся от меня.
Я поспешил его успокоить.
- Просто посторонний труп. Труп всегда можно купить всего за 100 долларов.
Пока я записывал, Боря громко дышал, и мне было почти слышно, как он думает. А когда он кончил думать, и начал говорить, салфетка кончилась, и пришлось искать еще одну.


4.

Теперь, когда наш прайс-лист был готов, нужно было напечатать его тиражом не меньше 1000 экземпляров. Иначе просто бессмысленно было затевать этот проект. Чуть свет мы встали и пошли на вокзал, где продали свои меховые шапки, заодно присмотрев пару кандидатов на роль живых мертвецов, которые согласились на форму оплаты по факту. Но дальше, особенно в типографиях, нам попадались только жадные москвичи, которые не хотели сотрудничать с нами на наших условиях. Пришлось купить за деньги шесть пачек бумаги для черчения и ножницы, а два фломастера я незаметно взял просто так.
- Ручная работа, - объяснил я Боре по дороге домой, - даже больше ценится.
Через четыре часа два экземпляра буклета были готовы. Мой, честно говоря, получился намного лучше и был похож на настоящую фирменную вещь. Борис наделал слишком много опечаток и, к тому же, поленился нарисовать красивые рамочки, ограничившись черепом с костями на обложке.
В общем, это трудно описать словами, - красивая плотная бумага, готический заголовок и даже иллюстрации, - но сам текст воспроизвести можно:

АЗ ВОЗДАМ ИНКОРПОРЕЙТЕД

Уважаемый(ая) ………………………………………….
Вы, конечно же, читаете газету "Комсомольская правда", где про Вас пишут такие мерзости, что просто тошнит, но ком возмущения застревает в горле от чувства собственной беспомощности. Клеветнические измышления журналиста ……………………. в Ваш адрес требуют справедливого возмездия. (Если Вы все-таки не читали эти гадости, то самые интересные места из статьи мы специально для Вас выписали.)
Если же вы не хотите сводить счеты с мерзавцем ………………………., то это не благородство, как Вы, наверное, думаете, а мягкотелая интеллигентность, от которой и происходят все беды в нашей великой стране. Извините, если мы Вас сразу случайно обидели, но мы Вам добра желаем, в чем Вы скоро сами убедитесь. Добро должно быть с кулаками, и они у нас есть.
Мы отдаем себе отчет в том, что человек с Вашей репутацией не сможет как следует навесить хороших пенделей (пиз…ей) журналисту …………………., а мы это сделаем от Вашего имени с удовольствием, высокотехнично и совершенно конфиденциально.
Вот какими способами это можно осуществить, чтобы кое-кто запомнил, как следует:

ПРАЙС-ЛИСТ

1. Дать по носу (врезать по соплям) один раз, со всей силы………………….………100 $ USA
2. Поставить синяк (конкретный фингал) под глаз…………………………….………150 $ USA
3. То и другое сразу (вломить по полной) …………………………………….………..215 $ USA
4. Положить на заднее сиденье обидчика тело постороннего покойника (жмурика)…………………………………………………………………………………………400$.
ПРИМЕЧАНИЕ. Можно прикрепить к трупу табличку. Рекомендуемые варианты текста на табличке:
- "В моей смерти прошу винить журналиста такого-то";
- "Привет с того света";
- "Я писал гадости про благородных людей";
- "Аз воздам!" (доплата за использование бренда)".
5. Увезти его, снять всю одежду (кроме трусов) и высадить на Красной площади возле Мавзолея В.И. Ленина……………………………………………………………………………………..………180 $ USA
6. Оборвать уши………………………………………………………………………. 100 $ USA
7. Повыдергивать ноги…………………………………………………………………200 $ USA
8. И то, и другое сразу………………………………………………………………..250 $ USA
9. Если хочется, можно вообще все сразу (пункты с №1 по №8)………………..….1.000 $ USA
10. Другое………………………………………………………………………….по договоренности
11. Что-то еще другое, но совсем уже невообразимое………………………………5.000 $ USA
12.
Если у Вас возникло желание воспользоваться одним (или более) из вышеперечисленных предложений, пришлите, пожалуйста, свой ответ в виде официального заказа в "Аз Воздам Инкорпорейтед". Любое Ваше предложение будет внимательно изучено нашими экспертами.
Если Вы лично (чтобы Вас не обманули) хотите присутствовать при акте возмездия, Вас уведомят о времени и месте. Конфиденциальность абсолютно гарантируется.

ВАС ОБСЛУЖИВАЮТ ПРОФЕССИОНАЛЫ

Форма оплаты в нашей фирме - по факту, а не как это принято в этой говенной, извините, Москве.
Счет будет Вам выслан после окончания работы.


5.

То есть, в целом мы нормально справились с первой частью нашего проекта. Правда, в копии Бориса было намного больше грубых слов, и точки в этих словах между буквами он, как я, не ставил.
Ну и ладно. Я решил, что ночью, когда Боря уснет, можно будет отдельные места вымарать фломастером.
А пока нам пора было приступать ко второму действию. И мы отправились в театр. Там работала костюмершей Галка, хозяйка нашей квартиры, и она откуда-то знала множество адресов разных народных артистов, а это нам сейчас и нужно было больше всего на свете.
Галка не очень нам обрадовалась, но сказала, что все равно нас через неделю вышвырнет на улицу, поэтому ей вообще без разницы и продиктовала нам адрес Вайкуле и Пугачевой.
- Как думаешь, она не догадывается, для чего нам нужна Вайкуле? - настороженно спросил Боря по дороге домой. - Не нравится мне этот расклад. И типа… где мы найдем этого Швили… с этим… который типа пидор?
Адрес Черкизова мы нашли всего через пять дней. К тому времени мы уже пересдали на месяц нашу комнату цыганам, а сами переехали на кухню. Таз с грязным бельем пришлось пока перенести туда же. Зато теперь у нас завелось немного наличности, и с их помощью удалось подкупить вахтершу с радио "Эхо Москвы". Эта же отзывчивая женщина в виде бонуса рассказала нам, где обычно отдыхает по вечерам Отар Швайношвили, добавив, что об этом в Москве и так каждая собака знает.
Купив недорогой водки и три упаковки вареников с картофелем, мы комфортно расположились на кухне. Наши постояльцы еще не вернулись с разбоя, поэтому никто нам не мешал. Позвякивая стаканами, мы до глубокой ночи строили планы на будущее. К одиннадцати часам вечера штат нашей процветающей фирмы разросся уже до тридцати человек, среди которых были два известных боксера (один из них даже, может быть, Тайсон), четыре киноактрисы, три фотомодели и банда наших нынешних квартирантов в полном составе. К полуночи мы уже контролировали все СМИ Москвы и Московской области, манипулируя журналистами светской хроники, как дрессировщики макаками. Ежедневно нашими работниками оскорблялось не менее пятнадцати высокопоставленных богачей по всей стране. Мы были сказочно богаты. Борис владел четырьмя "шестисотыми" мерсами разного цвета, а в моем гараже гордо стояли "ягуар" и "роллс-ройс". Борис Сергеевич пристрастился по вечерам, удобно устроившись у пылающего камина, поупражняться в телефонных диалогах со своим любимчиком. "Это ты, Швайношвили?" - "Так точно, Борис Сергеевич!" - "Слушай сюда. Твоя последняя статейка - полный отстой. Ты типа въезжаешь?" - "Прошу прощения, Борис Сергеевич, я завтра же все исправлю!" - "Ты уж постарайся, засранец. Не то получишь хорошего пинка под зад" - "О, дайте мне последний шанс, босс!" - "Хрен тебе в нос. Кстати, завтра тебе в машину покладут свежий труп. Не забудь испугаться как следует" - "Да, босс!.. конечно, босс!.".
Наши цыгане в ту ночь так и не вернулись. Наверное, было много работы.
- Вот у кого мы можем недорого покупать покойников по 100 $, - напомнил я сам себе, засыпая.


6.

Наутро, вписав нужные фамилии в нужные места, мы пошли разносить наши буклеты. Вписать-то мы вписали, но скоро жизнь начала диктовать нам свои суровые законы. Оказалось, что адрес Лаймы Вайкуле неправильный. Трезво рассудив, что даже если Швайношвили про Пугачеву ничего плохого и не писал никогда, то, может, Алла Борисовна воспользуется возможностью просто отомстить за свою подругу, "попытка не пытка…" - вздохнул Боря и, зачеркнув фамилию Вайкуле, вписал сверху Пугачеву.
Переправить письма адресатам оказалось тоже делом нелегким. В карман личного водителя великой певицы скоро перекочевала большая часть предоплаты за три года вперед, которую мы взяли с наших постояльцев. Правда, с Андреем Черкизовым все прошло как по маслу: буклет мы просто подсунули ему под дверь и убежали.

* * *

Прошла еще неделя. Так обычно пишут в толстых романах, поэтому, чтобы не выглядеть банальным, добавлю: но нам эта неделя показалась вечностью.
Идти проверять почтовый ящик как раз была очередь Бори. Он вышел в подъезд, и через минуту раскатистое эхо донесло его страшный крик.
- Йес!!! - Кричал Боря, как настоящий американец. - Йес!!! Йес!!!
Это оказался и вправду настоящий честный "йес", - нам пришло сразу два письма!
"Признаюсь, ваше предложение было для меня полной неожиданностью, мальчики… - писала нам сама Алла Пугачева. - Но если вы это серьезно, то пункт №1 вашего прейскуранта Отару бы совсем не помешал".
Письмо Черкизова было не таким интересным и начиналось словами: "Вопреки здравому смыслу…". А заканчивалось так: "Заодно можете нагадить на голову кому-нибудь, на ваше усмотрение".
Поскольку эта последняя фраза была больше похожа на шутку, мы не приняли ее во внимание и побежали отправлять телеграммы с информацией, где и когда состоится наше представление. Потом я пошел заказывать машину напрокат, а Борис - покойника.
План наш был прост и филигранен. Оба клиента заказали один и тот же пункт первый из нашего прайс-листа. Следовательно, мы буквально одним ударом убьем двух зайцев! Всего один удар - по цене двух! Пусть каждый думает, что мы работаем на него и платит! А в качестве бесплатного сюрприза Боря решил приготовить мертвое тело для Аллы Борисовны, точнее - для Швайношвили.
Заказав на 23.30 такси к подъезду, я еще раз сходил к Гальке, и она всего за 35 $ принесла из гримерки отличную мохнатую бороду для Бори.
Теперь уже даже чудо не могло спасти поганого журналюгу от возмездия.

* * *

Ровно в половине двенадцатого мы с Борей встретились у подъезда и сели на заднее сиденье такси.
- Надень бороду, - тихо сказал я.
- Что?.. - громко спросил Борис.
- Ты будешь похож на чеченского боевика. - лаконично пояснил я. - Давай, надевай скорей и слушай мой план.
Пока мы наклеивали бороду на широкое лицо моего друга, водитель оглянулся в нашу сторону раз пять. В конце концов пришлось сделать ему угрожающий жест рукой. Потом я достал очки в золотой оправе и нацепил их на простой, как картофелина, нос моего напарника. Он сразу изменился до неузнаваемости.
- Ну вот. Теперь ты напоминаешь азиатского интеллигента. На, держи записку.
Боря стал засовывать бумажку в левый карман куртки.
- Чем это пахнет? - спросил я шепотом. - И кстати, где покойник?
- В земле покойник. Не будет покойника. Зато я придумал штуку покруче.
- И Боря вытащил из правого кармана целлофановый пакетик, от которого сильно несло дерьмом.
- Что это? - все еще на что-то надеясь, спросил я.
- Дерьмо. Оно входит в пункт №9 "Другое". Я сегодня нашел одного типа, который не против, чтобы ему нагадили на голову за сто баксов. А из заказчика мы выбьем пятьсот. И вообще, с чего ты решил, что Чекизов шутил насчет этого?
Сказав это, Боря бережно убрал пакетик на место. Отговаривать его было поздно, мы уже подъезжали. Водитель на нас больше не оглядывался.


7.

У входа в ресторан стоял красивый швейцар. Боря, подняв воротник куртки, направился прямо к нему. Они перекинулись парой фраз, после чего, с неохотой взяв у Бори записку и нашу последнюю денежную купюру, швейцар удалился куда-то за стеклянные двери.
Два часа назад я собственноручно составил текст этого послания. Он звучал интригующе:
"Мне известно, где скрывается Шамиль Басаев. Увидимся внизу.". И подпись: "Чистосердечно раскаявшийся Вакхабид".
Уже минут через пять из ресторана вышли двое мужчин. Один низенький, другой высокий. Швейцар коснулся рукой козырька фуражки, а после чего указал в сторону Бориса Сергеевича.
"Почему их двое?! - мелькнуло у меня в голове. - Как Боря догадается, который из них Швайнашвили?"
Боря подождал, пока парочка подойдет ближе и ударил ближнего со всей силы в нос. Тот не успел даже схватиться за лицо и упал на асфальт как подкошенный. Второй мужчина посмотрел на Борю с нескрываемым удивлением и тут же получил удар в ухо, один раз, и тоже со всей силы. Он покачнулся, но устоял на ногах. Мой товарищ тоже немного удивился, даже подождал секунды три, а потом уложил его на землю пинком в пах, опять же со всей силы. Кажется, ему начинало нравиться это опасное задание. Дернувшемуся было на помощь швейцару повезло еще меньше других: его изо всех сил один раз боднули в лицо головой, и он вместе с витриной зазвенел куда-то вглубь ресторана.
Запах крови привлек внимание прохожих. Вокруг побоища стала собираться толпа. Я вышел из такси и стал высоко подпрыгивать и махать руками, чтобы привлечь к себе внимание экзекутора. Кажется, Борис заметил меня. Закончив с пунктами №6, 7 и 8 нашего прайс-листа, он, наконец, сделал шаг в сторону машины. Толпа расступилась, но в этот момент один из поверженных противников зачем-то решил пошевелиться и даже сделал попытку встать на колени. Сквозь живой коридор я увидел, как Борис развернулся и решительным шагом двинулся к нему, на ходу что-то вытаскивая из правого кармана куртки…

* * *

Через несколько минут гонки по ночным московским улицам мы заметили, что за нами, мигая фарами, неотступно следует большой автомобиль.
- Это хвост! - обеспокоенно прошептал Боря.
- Это труба, - уточнил я. - Кондуктор! Нажми тормоза, мы приехали.
В это время белый кадиллак обогнул нас и остановился чуть впереди. Наш таксист сказал: "Ну теперь уж вы как-нибудь без меня", открыл дверцу и нырнул куда-то в темноту кольцевой дороги. А на смену ему из этой темноты выплыла крупная фигура в кожаном пальто. Она приблизилась к машине и постучала по стеклу указательным пальцем. К нашему ужасу, этой фигурой оказалась живая Алла Пугачева.
- Как вас зовут, мальчики? - спросила она улыбаясь, когда нам, наконец, удалось опустить стекло.
- Боря, - ответил я зачем-то. Слава богу, Борис промолчал.
- Из машины пахнуло сортиром, певица поморщилась и бросила мне на колени пачку денег:
- Плачу двойной тариф, по графе №10 "Вообще все сразу". Я наблюдала за вами.
- Правда? - Зачем-то спросил я.
- Что правда, то правда. Такого ужаса я никогда раньше не видела, - произнесла она хрипло, - и, надеюсь, больше никогда не увижу.
Потом повернулась и ушла обратно во тьму.

* * *

На другой день - это был вторник - газеты ничего про нас не написали. Журналисты как будто воды в рот набрали, - или чего там еще они могли набрать в свои поганые рты. А в среду днем, в четвертый раз прогулявшись до киоска, я вдруг увидел Борю. Его физиономия украшала первую полосу "Комсомолки", а рядом синел заголовок: "Чудовищное происшествие…", или что-то там еще в этом духе. Газета в моих руках задрожала, когда я рассмотрел фото внимательней: на нем Борю с наручниками на руках выводили из подъезда два омоновца. На его лице почему-то красовалась давешняя накладная борода и очки. Я поглядел в сторону нашего дома.
Как же так?.. Когда кто что успел?.. Я ж еще пять минут назад видел, как он играл в "морской бой" с цыганами у нас на кухне!..
Пробежав метров десять с огромной скоростью, я вдруг остановился как вкопанный. Меня осенила смутная догадка. Я еще раз посмотрел на первую страницу. Действительно, человек на фотографии чрезвычайно походил на моего загримированного друга. Я бы даже сказал - чудовищно походил. Но глаза были умнее, они никак не ассоциировались с грязной водой в эмалированном тазу. И подпись под фото гласила: …"Известный журналист Андрей Черкизов… избивший прошлой ночью… и надругавшись в крайне циничной форме… во время ареста вел себя неадекватно…" И еще - в середине текста: "…из его слов сделать вывод… является членом… какой-то тайной организации…" Дальше я читать не смог - строчки разбегались по бумаге, подобно тараканам. И нам, кажется, тоже пора было последовать их примеру.

* * *

Как сказал Боря чуть позже, уже в пригородной электричке: "Прикинь, это ж бабки он нам сможет отдать только лет через пять, типа того…".

Все события, описываемые в данном произведении, являются плодом воображения авторов, фамилии героев вымышлены, и любые совпадения чего-либо с чем-либо - не более, чем досадная случайность.


 

 

 

Высказаться?

© Петр и Николай ГАРМОНЕИСТОВЫ