Вечерний Гондольер | Библиотека


Ольга Родионова


СТИХОТВОРЕНИЯ


  •  "Так и сиди, завернувшись в шаль..."
  •  "Как трудно подобрать слова..."
  •  "За Крысоловом..."
  •  "Не уходите! Каплю грозы и мяты..."
  •  "Милая леди..."
  •  "Я хочу, чтобы вы обманули меня, виконт..."
  •  "А что у вас нынче?.."
  •  "Когда ты вернешься..."
  •  "...Ах, жаль мне тебя, Денница..."

 


***

 Так и сиди, завернувшись в шаль,
 День напролет молчи.
 Мертвых принцесс никому не жаль.
 Так и смотри, как уносят вдаль
 Душу твою грачи.
 
 Стань холоднее кариатид,
 Мраморнее колонн.
 Пусть себе ходят вокруг, свистит
 Шут, и пустеет трон.
 
 Пусть себе вянет твоя герань,
 Путается шитье...
 Даже навстречу ему не встань.
 Он объявился в такую рань, -
 Знаешь? - ради нее.
 
 Может, яду налить в вино?
 Может, нанять стрелка?
 Ах, не греют колен давно
 Мраморные шелка...
 
 Губы холодом - лед ко льду -
 Руку твою прожгли.
 Прах и пепел в твоем саду.
 О, вам долго гореть в аду,
 Пленные короли!
 
 Ветер качает древко копья,
 Кони скользят, спеша.
 Где-то над ними душа твоя -
 Высохшая душа.
 
 Благослови их на много лет
 Радостных - ты сама.
 Мертвой рукой расстегни браслет,
 Дай в дорогу олений плед
 "Не оступитесь, - скажи вослед, -
 Нынче у нас зима".
 

                ..^..




 
 Как трудно подобрать слова, как сложно,
 Дверь отворив, беды не натворить...
 Я с вами осторожно, осторожно,
 На цыпочках пытаюсь говорить.
 
 Пусть врете вы, играете, лукавите, -
 Я тоже вру, играю и молчу.
 Ведь вы меня оставите, оставите,
 Когда я все в себе разоблачу?
 
 Ведь если я скажу... но это вряд ли.
 Ах, нет, скажу! Глядите мне в глаза:
 Вот вы туза в рукав широкий спрятали -
 А у меня ни дамы, ни туза.
 
 А у меня - пустые карты веером.
 Но, оставаясь в дурах всякий раз,
 Я верю вам, я верю вам, я верю вам -
 И это все, что связывает нас.
 

                ..^..




 
 За Крысоловом, за Крысоловом, за...
 Жалкая крыса, я замыкаю цепь.
 Мне все равно - куда, я, закрыв глаза,
 Переставляю лапки, забыв про цель.
 
 Дудка играет, музыку узким ртом
 Медленно выдыхает мой скупой властелин.
 Я не желаю знать, что будет со мной потом,
 В сумраке улиц, вязком, как пластилин.
 
 Красной брусчаткой, лапы стирая в кровь,
 Серою цепью - вдаль, волоча хвосты.
 Дудка играет, пятится Крысолов,
 Смотрит луна с немыслимой высоты.
 
 Даже сквозь веки я различаю свет
 То ли луны, то ли этих холодных глаз.
 Серые тени зыблет сырой норд-вест,
 Дудка играет, дудка играет в нас.
 
 Там, за краем обрыва - вечность и пустота.
 Пятится - сумасшедший - страх - накрывает - крыс:
 Навзничь, в серые волны, он срывается вниз,
 Не отнимая дудки от веселого рта.
 
 За Крысоловом, за Крысоловом вслед,
 Я, последняя крыса, музыки зов ловлю,
 В воздухе распадаясь в клочья... и мой скелет
 Ляжет на дно рядом с ним, кого так люблю.
 

                ..^..





 Не уходите! Каплю грозы и мяты,
 Стекол, звенящих точно от ветра, точно
 Землетрясенье... Вы же не виноваты,
 Что на дороге пусто, на сердце тошно.
 
 Строй одиночек парами по баракам,
 Страх раствориться, в небе растаять паром...
 Не возвращайтесь, поручик, к своим баранам,
 Два одиночества - это вправду пара.
 
 Парки прядут прилежно за ниткой нитку,
 Нитки звенят, касаясь друг друга часто.
 Не уходите! Вам не найти калитку.
 Там, за калиткой, нет никакого счастья.
 
 Выдумать слово? Нет никакого слова.
 Буквы Кирилл с Мефодием нижут в бусы.
 Связки согласных, гласных, мычанье слога,
 Сложный узор, но только в молчанье - буйство.
 
 Нас не бывает. Нас начертали старцы
 В виде небрежных азбучных закорючек,
 Ангел зевнул, вздохнул, нацарапал стансы...
 Там, за калиткой, нет ничего, поручик.
 

                ..^..




 
 Милая леди, вы снова сидите в луже,
 Аранжируя букет из мусора или вздора.
 Будет тепло изнутри - никогда снаружи.
 Будет зима, и это наступит скоро.
 
 Будет мороз по коже, мороз по коже.
 Бедная леди, куда вам теперь податься?
 Может быть, замуж, - мы это обсудим позже, -
 За дурака, как могли бы вы догадаться.
 
 Или еще в монастырь, только там несладко -
 Нет моряков, всегда уходящих в море.
 В книжке про Гамлета ваша лежит закладка -
 Там, где Офелия сходит с ума от горя.
 
 Вашу ли книжность, леди, считать причиной? -
 С вами весь мир то ль в сговоре, то ли в ссоре, -
 Значит, будет гроза. И считать мужчиной
 Можно того лишь, кто выйдет сегодня в море.
 
 Леди, вы снова думаете стихами -
 Вредная эта привычка ведет к утратам
 И выдает обидчикам с потрохами
 Страх перед точкой. И ветер перед закатом.
 

                ..^..




 
 Я хочу, чтобы вы обманули меня, виконт. 
 Я хочу быть обманутой снова, как в те века, 
 Когда белый зонтик, и лодка, и серый конь, 
 Ничего нельзя, и, как лед, холодна рука. 
 
 Я хочу бежать, виконт, от себя, от вас, 
 И, войдя домой, под любимый проклятый кров, 
 Сквозь июньский гром услыхать этот майский вальс, 
 От которого, как шальная, несется кровь.
 
 И, войдя в тишину и сумрак, - не верь! не верь! - 
 Капюшон промокший откинув, - не может быть! - 
 Увидать, как вы - стремительно - в эту дверь - 
 Потому что вы не сумели меня забыть. 
 
 Сумасшедший, бледный, всю ночь хлеставший коня, 
 Без дороги, в бурю, - опомнись и уходи! - 
 Потому что вы так хотели одну меня, 
 Что могли бы сейчас умереть на моей груди.
 
 Обманите меня, виконт! Я хочу понять, 
 Отчего так нежно кружится голова, 
 Отчего так тесно в груди - обмануть, обнять, 
 Обменять - как похоже, похоже звучат слова!.. 
 
 Я пришла сама, потому что не станет нас, 
 Потому что жизнь - лишь бабочка в кулаке... 
 Обнимите меня, виконт! Я еще хоть раз 
 Эту страсть охоты увижу в вашем зрачке.
 

                ..^..




 
 А что у вас нынче? - Гроза, мое сердце, гроза.
 Осколком зеленого ока сверкнет - и раскатит
 По водам озерным зеленые волчьи глаза,
 И дальним ворчаньем ответит, и конным проскачет.
 
 Не вечно мне отроком пленным бежать у седла -
 Трава полегла, сапоги до колена промокли.
 Зеленые стекла с вороньего мечет крыла
 Гроза за окном, завивая воронками вопли.
 
 О, волки мои! Все цветы у дороги умрут,
 В иссеченном озере рыба всплывет до рассвета,
 Шарахнется конь, волчьим оком блеснет изумруд,
 А там, мое сердце, начнется и кончится лето.
 
 Ну, хватит, мой свет, изводиться, - гроза-то прошла.
 На черной воде изумрудные пляшут осколки,
 Черемуха пахнет, и отрок бежит у седла, 
 И ворон летит, и несутся за всадником волки.
 

                ..^..




 
 Когда ты вернешься из плаванья в чреве кита, 
 И Левиафану наскучит его забава, 
 И будет подстерегать тебя суета - 
 Не слева, так справа, - 
 Пошли мне голубя, пусть он даже забудет сесть, 
 Всего лишь покружит над головой, вверху, 
 Я все равно разглядеть сумею Благую Весть 
 И дам твое имя еще одному стиху. 
 Люблю на всех существующих языках. 
 Прости перебои ритма, дыханья, слов. 
 Ловец человеков, я тоже в твоих руках, 
 В сетях, где еще трепещет живой улов. 
 Почему так тихо? Я почти не слышу себя. 
 Ну, не просить же счастья, крича в небесное чрево... 
 ...Сегодня выпадет снег, карта выпадет, как судьба - 
 Не справа, так слева.
 

                ..^..




 
 ...Ах, жаль мне тебя, Денница,
 выкормыш венерин!..
 Жало твое скорпионье, 
 глаза твои - ртуть.
 Во что мы верим с тобой?
 Да ни во что не верим.
 Ты - там, у себя,
 я у себя тут...


                ..^..



Высказаться?

© Ольга Родионова.