Вечерний Гондольер | Библиотека


Анфиса Осинник


СТИХОТВОРЕНИЯ


  •  Ренуар
  •  Карбид
  •  Равель
  •  Скарабей
  •  Черный ангел
  •  Творчество

 

РЕНУАР

Ренуару нравилось
Удлинять женские глаза,
Давать округлости щечкам,
Припухлость губам,
Ренуару нравилось играть женскими волосами.
Он был отменным художником
И отменным шляпником,
Каждая шляпка с его картин кричит:
Я  -
           одухотворенная натура!
Когда он мешал на палитре
                 кармин, киноварь и кобальт,
Он заменял оливковое масло - солнечным.
Солнце шлялось по его полотнам,
                             запросто,
Не чувствуя рамок.
Когда он умер,
День был серым, серым, серым.
А, может быть, нет,
А, может быть, была ночь.
Но я думаю,
                        душа его
Глядела на собственный портрет,
Обрамленный рамкою гроба,
                          и думала :
- Вот она...
                    Моя худшая картина.
А потом,
                 душа ушла,

Наверное, - к солнцу,
Наверное, по женским шляпкам,
Наверное, рисовать ангелов,
С удлиненными глазами,
Округлыми щечками,
Припухшими  губами,


И, наверное,
               ангелы теперь
Используют шляпки, -
Ангелам нравятся
            одухотворенные натуры.


                ..^..



КАРБИД 


Надет весенний сарафан.
Коленки, худые, -
                 в свежих ссадинах.
Старухи, на лавочках,
                     радикулиты греют,
Мальчишки,
На корточках,
               у маслянистой лужи,
Куски карбида топят :
                       как шипит, как пенится,
                             как яростно плюется,-
     Белый,
           разящий острым запахом,-
                                                                             
       карбид!
И, полегоньку, дремлющая суть
Зверька телесного
Из спячки в сенсуальность
Выпрастывает нос
И раздувает ноздри :
                     карбид!
Карбид  -  зонд запаха в телесность,
Под языком, в уздечке, ломота
                  кристально-минеральная...
А в небе
          чертит петли
                        турман,-
Кусок карбида,
                белый ком,
Карбидной лампы блеск
В орнитологий скуку...
И чувственный невидимый зверек,
Сукровицу с колен разбитых лижет...

Соленое.
         Весеннее.
                   Колени.


                ..^..



РАВЕЛЬ
(болеро )
           


               Silencio. Но как оно страшно.
Его беззвучный знак плечо ожалил.
И вскрыта тишь.
                             И близится ОНО,
Запахнутое в складки скользкой шали.
Оно, как силуэт без плоти,
                                     нет
Ему имен.-
                         Змеится в ритме сиром
Оно - одно,
                          но создан силуэт
Второй,
                и танец, сотвореньем мира,
Открыл их смысл.
                              Лениво и красно,
Мерцанье звуков, -краснота в багрянец, -
Клинковый жест,
                              кровотеченье нот,
На клочья  "но", об ритуальный танец,
Раскромсано.
                            Как страшно.
                               В горле - ком,
И по лицу метание отсветов,
Огней.
              Немей!
                             Сегодня языком -
Пощелкиванье жестких кастаньетов.
Как медленно и как наверняка,
Носок к носку,
                               выстукивают гибель,

И на бедре покоится рука,
С надменною готовностью в изгибе.
И только, гулкость рессонансов...
                                   дробь,
От каблука до сердца.
                         Танец лучший
Танцуют.
                     Moderato.
                                Болеро.
Смотри, как страшно,
                          как смертельно -

                                                                             
слушай.


                ..^..




СКАРАБЕЙ


Сижу на краешке времени,
Ноги в безвременье свесив,
Вижу:
        веков проплывают обломки,
Слышу:
        в египетской мумии,
Бывшей некогда
                гражданином фаюмским,
Неутомимый шуршит скарабей -

Брат
        живущего во мне скарабея.


                ..^..



ЧЕРНЫЙ АНГЕЛ


Эссенция девочки,
Эссенция лунных скважин,
Ночной мелассы, где пузырятся звезды,
Черную снедь
            выпрашивающая у полдня,
Ты помнишь детство?
Красные, черные, белые козы,
Знойно.
Смуглый пастух,
               у порога,
                       торгует сыром,
И ты,
     за подол материнский цепляясь,
                                   просишь:
"От черных коз купи мне черного сыра,
                       Аммона,
                       Матерь..."
Не зря просила:
Сегодня - не Суламита,
Чарав
      сегодня,
Навек останешься
                скважиной черною,
Черным сыром,
Сурьмой на снеди.
                Аминь, Чарав, -
                Теневая фаза моих свечений,
                Мой ангел
                         черный.


                ..^..



ТВОРЧЕСТВО


Идешь, по божие слово,
Так отчаянно, так бестолково...
Устроишь, такую бурю, - в стакане,
И  безмолвие в космосе,
Что Бог наклонится
И скажет тебе: "Кузнечик,
Ты упростил мою песню
До такой простоты человечьей,
Что сегодня мне больно... по-человечьи..."
И сядешь на ветку космоса,
И песни поешь, кузнечьи,...
                          с Богом.


                ..^..

Анфиса Осинник в сети:



Высказаться?

© Анфиса Осинник.