Вечерний Гондольер | Библиотека


Иван Жестопёр


ИЗ ДАВНЕГО
Стихотворения

 

  •  " Будет осень... Дождь и слякоть..."
  •  "Продавала на рынке картошку..."
  •  "Нынче болит голова..."
  •  "Ночь зарю погасила ..."
  •  В Новогоднюю ночь
  •  "Злые мысли жужжат, как осы..."
  •  Средневековые песенки
  •  7070 год
  •  "Птицы пролетели..."
  •  "Я устал ..."
  •  Монолог Татьяны
  •  Из письма Татьяны Онегину
  •  "А она лежала - без..."
  •  "Отъелся Заяц за зиму..."
  •  "Эй, поводья - туже! ..."
  •  "Я - любовницей была..."
  •  "«Прощай!» - скажу, «Не скучай!» - скажу..."
  •  "Кто их помнит? Тот - бродил за пустырем..."
  •  "Если я случайно стану знаменит..."
  •  "И вот мне двадцать. Двадцать с чем-то лет..."
  •  "Я слезами, словно дождиком, залит..."
  •  "Ах, тот клинок так глубоко проник..."
  •  "Привыкай месить дороги..."
  •  "Что-то кончилось..."
  •  "Осень, время сбора урожая..."
  •  "В Глазей-Стране сегодня торжество..."
  •  "Я приду к Половине Пятому..."
  •  На тему Северянина
  •  На тему Пушкина
  •  "Миг весны..."
  •  Стена
  •  Сон
  •  "Душа, бродяжка глупая..."
  •  "Натяни канат потуже..."
  •  "Кто-то манит там, на дальнем берегу..."
  •  "Я сегодня боюсь оскоромиться..."
  •  "На отдаленной улице..."
  •  "Над листвой оловянной..."
  •  "Двор, забор, скамья, крапива..."
  •  "Вот опять телефон..."

 



*** 

 Будет осень... Дождь и слякоть... 
В замке у окна 
Будет плакать, тихо плакать 
Девушка - Весна... 

На заре застынут слезы, 
Онемеет рот. 
Встанут белые морозы 
Стражей у ворот. 

Грудь укутают метели 
Шалью кружевной, 
Лягут снежные постели 
Для нее одной. 

Зимним утром вдаль поскачет 
Рыцарь на коне, 
Услыхав, что кто-то плачет 
В каменном окне... 

Август 1964 

    ..^..




*** 

Продавала на рынке картошку, 
Обвязавшись мохнатым платком. 
Обманула кого-то на трешку - 
Обругали, пихнув кулаком. 
Хлынул ливень - промокла до нитки, 
Накрывая брезентом мешки. 
День прошел - и считала прибытки, 
Зажимала в руке пятачки. 
А потом, возвращаясь устало, 
На вокзале услышала звон - 
Это жизнь навсегда отлетала, 
Не успев протолкаться в вагон... 
Потихонечку в землю зарыли, 
Да забыли, что раньше жила. 
И дорога, седая от пыли, 
Никуда уже не вела. 

Осень 1964 

    ..^..




*** 

Нынче болит голова, 
Сердце в груди щемит, 
И за окном Москва 
Мается и шумит... 
Надо окно закрыть, 
Узел в груди развязать, 
И затаенное - вскрыть, 
Господу рассказать... 
Но не могу ни черта. 
Влезла сквозь щель маета. 

Осень 1964 

    ..^..




*** 

Ночь зарю погасила 
И зажгла фонари. 
Ты зачем-то просила, 
Чтобы я говорил... 
Баба снег подметала, 
Ветер ветви качал... 
Я тащился устало, 
И молчал, и молчал... 

Декабрь 1964 

    ..^..




В Новогоднюю ночь 

Что мечталось - не сбудется, 
Что пришло - не останется... 
Где-то бродит по улицам 
Полуночное таинство... 
Но оно, словно пьяница, 
В переулках заблудится... 
Что пришло - не останется, 
Что мечталось - не сбудется... 

31 декабря 1965 

    ..^..




*** 

Злые мысли жужжат, как осы, 
Больно жалят во все места, 
И выстукивают колеса: 
«Ты не та, ты не та, ты не та...» 

Январь 1966 

    ..^..




Средневековые песенки 

Рыдала графинюшка 
В белый платочек, 
Морщинки на лбу 
Собрав, 
И, громко кляня 
Современных дочек, 
По комнатам 
Бегал 
Граф... 
И сонный лакей, 
Размочалив баки, 
Натягивал 
Старый фрак, 
А где-то за окнами 
Выли собаки 
И ливнями 
Лился мрак... 

Зажигайте свечи! 
Колокол, стучи! 
Латы на плечи 
Да в руки мечи! 
Отворяй ворота! 
Факелы - вперед! 
Из-за поворота 
Ветер в рот... 
Кони, кони... 
Дождь - колоти! 
От ночной погони 
Не уйти! 

Он
 Конь уносит 
Во тьму, 
Лес 
Впереди... 
Я прижму тебя, 
Прижму, 
Тонкую, 
К груди, 
И, укутав плащом, 
Первый раз 
Поцелую 
В нежность щек, 
В светлость 
Глаз... 

Она 
Платье отутюжим, 
Шлейф кружевной... 
Ты - будешь мужем, 
А я - 
Женой... 
Встанем на крылечке 
К алтарю лицом... 
Оденем колечки 
Под венцом... 
В темноте обнимешь - 
Чуть жива... 
Зацелуешь... 
Снимешь 
Кружева... 

На длинных дорогах 
Копыта да пыль. 
Идущих так много, 
Да рожи глупы - 
Что лорд неуклюжий, 
Что нищий с сумой. 
И мутные лужи 
Воняют чумой... 
На длинных дорогах 
Карманы пусты, 
Визжат колымаги, 
Скрипят мосты, 
На башне острога 
Всего два часа... 
Как долго, как долго 
Ждать Ренессанс... 

Декабрь 1966 

    ..^..




7070 год 

Черные избушки 
Сосны до луны, 
Медные полушки, 
Плошки, ведуны, 
На портах заплаты, 
Животы пусты, 
Царевы палаты, 
Крыши да кресты, 
Сажени косые, 
Лапти на ногах. 
Бабушка Россия 
Спит в своих снегах. 
Мерзнет в день морозный 
Ворон на суку. 
Много будет грозных 
На твоем веку... 
У реки над склоном 
Крест в могилу врыт. 
Припади к иконам, 
Разревись навзрыд! 

Жарили, жарили, жарили 
Свинью. 
Жарили, жарили, к Цареву 
Столу. 
Повара - 
Повара - верите ли? - 
Поворачивали 
На вертеле. 
Розовое 
Тело 
Жарилось и пело: 
« - Ах, жжет! 
Ах, жарь! 
Сожрет 
Сам царь!» - 
И от жира жмурилось 
И хрюкало. 

Было много 
Дел 
У Царя в Слободе, 
Да из года в год 
Все больше 
Хлопот. 
На бояр на сволочей 
Не хватало палачей. 
Топориком - Раз! - 
Да по плечики... 
Рубим царство из вас, 
Человечики! 
Натянув кафтан парчовый, 
Рукава закатывал. 
По три смены палачовы 
Даром отрабатывал. 

«...Пригорюнился, нос повесил... 
Что, Малютушка, верный раб? 
То-то будешь красив и весел, 
Как добудем сегодня баб!» 
И, вдыхая ветер морозный, 
Улыбаясь кривой луне, 
Гарцевал по улицам Грозный 
В черной шубе на черном коне. 

Вились тени, 
Звенели латы - 
Кутерьма! 
С матом вваливались в палаты, 
В терема, 
Выводили во тьму дороги, 
На пургу, 
Опрокинув, вязали ноги 
На снегу... 

«... Дорогие, побойтесь Бога!» 
«- Что, боярыня-дура, глупа? 
- Ишь, лебедушка... - Недотрога! 
- На поди, помолись у попа!» 

Свет свечей 
Заскользил кругами, 
Загудел развеселый гам... 
Прижималась к кресту губами, 
Покатилась к его ногам... 
«- Господь, ниспошли потоп, 
Дабы смыть грехи сатаны...» - 
Бормотал захмелевший поп, 
Стягивая штаны. 

« - Ангелы, ангелы, 
Белые ангелы, 
К себе меня примите ль? 
Не чиста... 
Ты мети, мети, метель, 
Заметай! 
Взвейся, снежный, 
Не тушеный пожар, 
Чтоб стучали в колотушки 
сторожа, 
Чтобы месяц узколицый 
Краснел, 
Чтоб кричала царица 
Во сне, 
Чтоб Москва до рассвета 
Не спала... 
Ветер, ветер, раскачай 
Колокола...» 

И дрожали москвичи, 
Да лежали на печи... 

« - А в Британии фортели... 
Как их носит земля? 
Пуритане напортили, 
Извели короля... 
Не найдешь и на карте-то, 
А поди ж ты, как гром велик! 
Там какие-то Хартии... 
Там какие-то Кромвели...» 

Дети сукины, 
Внуки песьи, 
Брови супили, 
Пели песни, 
Чьи-то головы 
С плеч срубали 
На рогожу, 
На мех соболий. 
Им хоромы ли то, 
Изба ли, 
Девки, бабы ли - 
Все им воля! 

«Ой, бояре вы, бояре, 
Стольные да спальные, 
А сегодня Государевы 
Опальные... 

Будет выть вдова, 
Кони будут пятиться, 
Как твоя голова 
Под ноги покатится... 

Дай-ка волю штыку, 
Да коли в кишки, 
За царя за батюшку 
Не жалей башки!» 

«- Не прячь лица, 
Посмотри, что на ком - 
Сам грозный царь 
Ходит 
Иноком... 
Раз кафтан богато вышит - 
Знать, занесся высоко, 
Ну да мы подсадим выше - 
На березовый 
На кол!» 

Кабы не было гиблых троп, 
Кабы не было студеных ветров, 
Кабы волки не выли по ночам, 
Да старухи не пугали внучат... 
Кабы не было грозных царей, 
В душах злобы, а в темницах - дверей, 
Кабы в ножнах заржавели мечи, 
Торговали калачами палачи... 
Только стены кремлевские - круты, 
Только всюду - запреты да кнуты, 
Только всюду - гляди, не гляди - 
Тьма кромешная, да Ленин впереди. 

Март 1967 

    ..^..




*** 

Птицы пролетели, 
Оборвали нить... 
Я уйду в метели 
Сказку хоронить... 
Вылепи мне, ветер, 
Из снега венок... 
Просто я на свете 
Очень одинок. 

Февраль 1967 

    ..^..




*** 

Я устал 
Меж людей трепаться - 
Надоело. 
Ушел в черепахи, 
И теперь 
Под надежным панцирем 
Я хожу без штанов 
И рубахи. 
Захочу - могу хулиганить, 
Какать шариком 
И язвить. 
На меня 
Наступают ногами, 
Но не могут уже 
Раздавить. 

Июнь 1967 

    ..^..




Монолог Татьяны 

...Вы - такой медвежина, 
Что ни капли тонкости, 
Ах, а я - изнежена, 
Я умру от томности... 
Я отраву скушаю - 
Радуйся, злодей! - 
Сердце спелой грушею 
Вырву из грудей... 

    ..^..




Из письма Татьяны Онегину 

Ах, до песен ли мне, 
До смеха ли? 
Бьется сердце 
Рыбкой в сетях... 
Ну зачем, 
Зачем вы приехали 
И шептались со мной 
При гостях? 
Вы в соблазнах 
Такой искусный... 
За столом 
За проклятым 
За обеденным 
Я глазами вашими - 
Искусана, 
И, наверное, 
Даже съедена... 
Май 1967  

    ..^..




*** 

А она лежала - без. 
Словно бес в нее вселился, 
Каждый мускул веселился, 
И куда-то стыд исчез... 
А она лежала - без. 
Вдруг я вспомнил страх подспудный, 
Будто снова в многотрудный, 
Людный мир оттуда лез... 
А она лежала - без. 
Захотелось «Хватит!» крикнуть, 
Сквозь тот лаз назад проникнуть - 
К средоточию небес. 

Июнь 1967 

    ..^..




*** 

Отъелся Заяц за зиму - 
Волк угодил в тюрьму, 
И пишет на Герасима 
Просохшая Муму. 

Жар-птицы припаркованы, 
Не рвутся из страны, 
И блохи все подкованы 
С идейной стороны. 

Яга, седая бабушка, 
Сейчас герой труда. 
Аленушка с Иванушкой 
Лежат на дне пруда. 

Такая занимательная, 
Достоинств - до хрена! - 
Матерая и матерная 
Родная сторона. 

Сентябрь 1967 

    ..^..




*** 

Эй, поводья - туже! 
Красный флаг взвит! 
Вычерпаем лужи 
Ложками копыт! 
Мчимся в теплом ветре 
По мутному дождю... 
Верьте, братцы, верьте 
Лысому вождю! 
Ждет нас счастье красное 
За тем вон хуторком: 
Водка, девка страстная, 
Да Райком с пайком. 
Господа веками 
Давили бедняка - 
Ну а мы штыками - 
Да в белые бока! 
...Ветер бил в ладоши, 
Губы дули в медь, 
И шальные лошади 
Уносили в смерть. 

Ноябрь 1967 

    ..^..




*** 

Я - любовницей была, 
Он - любовником, 
Целовалися мы с ним 
За коровником. 
Как шепнет он: 
- Дорогая, желанная... - 
Так иду за ним в стога я, 
Словно пьяная... 
Ну а в прошлую зиму, 
Помню, глупая, 
Как бежала я к нему, 
Сердце щупая... 
Плыли тучи, как коровы, 
Дулись, чуяли беду... 
Глядь - а он с девчонкой новой 
У деревни на виду, 
На руке его кольцо - 
На, мол, выкуси! - 
Улыбнулся мне в лицо - 
Словно выбросил... 
И на них смотрела я, 
Вся холодная... 
Ах, змея она, змея 
Подколодная! 

Май 1968 

    ..^..




*** 

«Прощай!» - скажу, «Не скучай!» - скажу, 
«Доверься календарю... 
Прикажи на лютне играть пажу - 
Часы уже бьют зарю... 
Побежит мой конь, невзрачный такой, 
Но послушный моей руке, 
Сперва по обрыву над теплой рекой, 
Потом поплывет по реке, 
И на том берегу из сплетенья путей 
Я выберу ту тропу, 
Что меня приведет к последней версте, 
За которой кончается путь... 
Я не знаю, зачем меня влечет 
То, что кроется в самом конце. 
В конце дней, которых наперечет, 
В конце слез на твоем лице. 
Я не знаю, что дальше, не знаю - зачем, 
И не знаю, откуда пришел, 
Почему так тепло на твоем плече, 
Когда ты лежишь нагишом. 
Я вернусь. Смотри иногда из окон, 
Не вели запирать дверей... 
Что же было тут с нами среди времен, 
Разговоров, травы и зверей?» 

31 декабря 1968 

    ..^..




*** 

Кто их помнит? Тот - бродил за пустырем, 
Отгонял гусей сосновым костылем. 
Тот - на Знаменке брусникой торговал, 
А потом свою лавчонку основал. 
Ну а этот - подвизался половым, 
Как и прочие, когда-то был живым... 
Жили, нежили - забылось, заросло... 
Вот и нас все той же речкой понесло... 
Каждый миг неуловимое «теперь» 
Острием иглы пронзает мир потерь, 
Все «реальное» в последующий миг 
Превращается в фантазии из книг. 
Как бы, капелькой по вечности катясь, 
Не утратить с ней спасительную связь? 

Май 1971 

    ..^..




*** 

Если я случайно стану знаменит, 
Глядь - вокруг незнаменитый семенит 
За буханкой, за поллитрой, и вообще. 
Я же - с лирою, весь лавре и плюще. 
Будут мой стишок в газете набирать, 
А потом им станут жопу подтирать. 

Май 1971 

    ..^..




*** 

И вот мне двадцать. Двадцать с чем-то лет. 
Май наступил. А, может быть, и нет. 
На улице излишне ярок свет. 

Я спал, ходил, питался - обитал. 
Чего-то ждал, наверно, но устал. 
В зубах уже посверкивал металл. 

Двукрылый венерический пострел 
Не целил стрел. Он даже не смотрел. 
И понял я тогда, что постарел. 

Май 1971 

    ..^..




*** 

Я слезами, словно дождиком, залит - 
За окном обыкновенный мезолит. 
Кто попробует помыслить «об ином», 
Тех по темечку кремневым колуном. 
Дух помоешный, звериные следы, 
Да блевотина от огненной воды. 
Вождь, размноженный с рукою или без, 
Чует мамонта и дико смотрит в лес. 
А мудрейший наш, чей мозг созрел с орех - 
Слюни капают из пазух и прорех. 
Мавзолей, колхоз, ударники, Главлит... 
Нескончаемый тоскливый мезолит. 

Октябрь 1971 

    ..^..




*** 

Ах, тот клинок так глубоко проник... 
Овечий глаз под радужной слезой. 
Смерть - настоящая, живая, не из книг, 
Накатывает гибельной грозой. 

Как жизнь хрупка! Она всегда - «пока»... 
Она - извив, мелькнувший лишь на миг. 
Здесь, в этой смеси крови и песка, 
Смерть - настоящая, живая, не из книг. 

Рожденный воспаленной железой, 
Мой разум - слизь, а не живой родник. 
Сквозь тот зрачок под радужной слезой 
Взирает смерть - живая, не из книг. 

1971 

    ..^..




*** 

Привыкай месить дороги, 
Тайно плакать, тихо петь. 
Стародавние пророки 
Завещали нам терпеть, 
Глядя на небо - молиться, 
Не юлить, не обижать, 
Не ругаться, не хвалиться, 
Дабы зло не умножать. 
А закат подобен чуду, 
Трансцендентному лучу... 
Я бреду в свою лачугу, 
Строчки нежные шепчу... 
Туча, хитрая, как Гоголь, 
Птица реет вдоль груди... 
Мне никто не скажет, много ль 
Жизни будет впереди, 
Много ль маранной бумаги 
И сердечного огня, 
Много ль сладкой женской влаги, 
Поглощающей меня... 
Туча Гоголем клубится, 
Птица черная кружит... 
Далеко живет девица, 
Та, что мне принадлежит. 

Октябрь 1971 

    ..^..




*** 

Что-то кончилось, 
Что-то сломалось, 
Надо новое «ЧТО-ТО» выращивать... 
Новый день - 
Словно новая мама, 
Ну а я все грущу 
О вчерашней... 

Весна 1971 

    ..^..




*** 

Осень, время сбора урожая. 
Самолеты в небе колбасят. 
Граждане друг друга уважают, 
Водочку из горлышка сося. 
Жизнь идет нормально. Если вкратце - 
Держимся покамест на плаву. 
Девять лет еще потерпим, братцы - 
Коммунизм увидим наяву. 
Кто-то в сквере комсомолку клеит, 
Шарик взвился - девочка ревет. 
В мавзолее вечный Ленин тлеет. 
Может быть, однажды оживет. 

Осень 1971 

    ..^..




*** 

В Глазей-Стране сегодня торжество, 
На кухнях варят гречневую кашу 
И ждут прихода греков из варяг. 
Однако те застряли вы Третьем Риме. 
Да, кстати - отменили Юрьев день, 
И Юрий поменял свой день на вечер. 
А, между тем, все ближе юбилей 
Какой-то. Будет праздничный концерт, 
Кобзон, Кибкало, Соловьев-Разбойник, 
Актеры ГАБТ и по дешевке опт. 

Зима 1972 

    ..^..




*** 

Я приду к Половине Пятому, 
Я скажу ему: 
- Эй, Половина! 
Разреши мне выскользнуть в Целое, 
Нескончаемое, Бессчетное, - 
Ну чего тебе стоит, Пятый? 

Зима 1972 

    ..^..




На тему Северянина 

Она мне прислала письмо голубое, 
Письмо голубое прислала она, 
И были вокруг голубые обои, 
А там, за окном – голубая волна, 
И я голубеющими клубами 
В письмо ниспадающей головы 
Сказал : «Дорогая, я с вами, я с вами…» 
- «Я с вами!» - ответили вы. 

Зима 1972 

    ..^..




На тему Пушкина 

Нас было много на челне, 
И кормчий наш сидел в чалме. 
Блестели лица, как рубли, 
И руки радостно гребли, 
Лишь я слонялся по челну 
И пел про дальнюю страну. 
Внезапно ураган завыл, 
Чалма свалилась с головы, 
Перевернулся утлый челн, 
Но я молитвы не прочел. 
И Бог, владыка всех морей, 
Смущен был гордостью моей, 
И, наклонившись надо мной, 
На берег выбросил волной. 

Зима 1972 

    ..^..




*** 

Миг весны, 
Когда черные ветви красны, 
Ее пойманный взгляд - словно блик от блесны. 

Сквозь часы 
Этот миг, как песок, не просыпь. 
Над коленкой девчонки гусиная сыпь. 

Виноват... 
Рай немножечко солоноват, 
Для его глубины этот миг маловат. 

1975 

    ..^..




Стена 

Я - кончена. Я в подчиненьи 
Раствору следствий и причин. 
На злом ветру окоченели 
Мои крутые кирпичи. 
А, между тем, внутри – простор, 
Там трутся теплыми носами… 
И плавится от тех касаний 
Причинно-следственный раствор. 

1978 

    ..^..




Сон 

Я Пантофле Ли, городской сумасшедший, 
Я ношу в мешочке свои реликвии. 
Надо храм отыскать 
И в алтарь их поставить- 
Без реликвий пусто святое место. 
Я, Пантофле Ли - я все делаю глупости, 
Раскрывая мешочек то здесь, то там - 
То в суде, то в хлеву, то в пивной, то в бане - 
Все мне храмом мерещится. 
Где-то должен быть храм… 
Где-то должен быть, я уверен в этом, 
А иначе – как же? Иначе – послушайте! - 
А иначе откуда взялись реликвии? 

17 июля 1978, Судак 

    ..^..




*** 

Душа, бродяжка глупая, 
Все по свету слоняется. 
Едва чего нащупает, 
Глядишь - укореняется. 
Ей надобно пристанище, 
Но боль, за что ни схватится. 
Все рушится. Все - раняще. 
А путь покат - и катится... 

1978 

    ..^..




*** 

Натяни канат потуже - 
Я сейчас шагну - потуже! 
Мне не страшно, мне не страшно - 
Я сейчас шагну - зажмурься... 
Я сейчас шагну... 
А если 
Соскользну 
И буду падать - 
Может, мне не будет страшно, 
Может, это не конец... 

1978 

    ..^..




*** 

Кто-то манит там, на дальнем берегу - 
Надо сердце ошалевшее унять... 
Показалось, видно. Лучше убегу, 
Чтоб впоследствии себя не обвинять... 
В рыжем мареве, в синеющей дали, 
Где туманы по ложбинам залегли, 
В самом деле - если зренье напрягу - 
Кто-то манит там, на дальнем берегу... 

1978 

    ..^..




*** 

Я сегодня боюсь оскоромиться, 
Оступиться (увы, виноват...) 
Где-то в небыли счастье хоронится - 
Я ловлю его аромат. 

Сквозь обыденное громыхание, 
Мат и лай - ни с того ни с сего - 
Благовонное Божье Дыхание 
Вдруг касается лба моего... 

И ни Ленина больше, ни Сталина, 
Тьма рассеялась без следа, 
Даже жуткая смерть - обезжалена 
Этим мигом, что длится всегда. 

Весна 1978. 

    ..^..




*** 

На отдаленной улице 
Стоял одинокий дом. 
В этом заброшенном доме 
Никогда не жил Ливандовский. 

Над каминной трубою 
Не поднимался дым. 
Зимой в малиновой комнате 
Не топил камин Ливандовский. 

Ни разу, задув свечу, 
Прихватив костяную трость, 
И дверь заперев на замок, 
Не ходил гулять Ливандовский. 

И ни один почтальон, 
И ни один полицейский, 
И ни один лавочник 
Не знал, кто такой Ливандовский. 

На отдаленной улице, 
Где пахло обжаренным луком 
И Яцек гонялся за Магдой, 
Всем всегда не хватало чего-то. 

Ноябрь 1978 

    ..^..




*** 

Над листвой оловянной 
Серый ветер кружит. 
Осень бабою пьяной 
На бульваре лежит. 
Перегарчиком тянет 
Над Советской страной. 
Я своими путями 
Проскользну стороной 
Мимо грязного дома, 
Что едва ли жилой, 
Фонаря, гастронома, 
Толстой тетки с метлой, 
Мимо лиц незнакомых 
И знакомых людей, 
Агитпунктов, райкомов, 
Склок и очередей. 
Над промозглой столицей 
Краснозвездная жуть. 
Перелетные птицы 
Собираются в путь. 

Сентябрь 1979 г. 

    ..^..




*** 

Двор, забор, скамья, крапива, 
Щебет птиц лесных. 
Пьют, оглядываясь, пиво 
Двое психбольных. 

Говорит седоволосый: 
- «Чуден белый свет! 
Так откуда все взялося, 
Коли Бога нет? 

Ведь в любой груди - сердечко, 
А в яйце - желток... 
И, допустим - если речка, 
Значит есть исток. 

Благость в душу проникает, 
Разгоняет мрак… 
Ведь такого не бывает, 
Чтобы просто так!» 

А другой больной... Больная - 
Тени возле глаз, - 
Отвечает: - «Ох, не знаю... 
Что ж ОН бросил нас? 

Никакого Бога нету, - 
Что уж там брехать... 
Поживем еще в дерьме-то - 
Ну и подыхать... 

Смерть - и баста! Всюду пусто, 
Я - дыра в пустом... 
Ой, взгляни под этот куст-то - 
Кто там под кустом? 

Хвост с пампушкой, пасть с ухмылкой, 
Батюшки - рога!» - 
И она пустой бутылкой 
Метит во врага. 

- «И меня-то, видно, тоже 
Врач не долечил... 
Ясно вижу: Ангел Божий 
В кущах опочил...» 

Я, смутившись, осторожно 
Прячу строки в стол. 
Психи, знаешь… Все возможно. 
Лучше я пошел. 

1979 

    ..^..




*** 

Вот опять телефон, 
Только я не хочу ведь 
Ее вкрадчивый тон, 
Ее голод почуять, 
Снова стать для нее 
Мелкой дичи довеском, 
Чтоб сорвала белье 
С электрическим треском, 
Обнажила свой нрав, 
Притворилась другою, 
И, слегка застонав, 
Придавила ногою... 
Но опять, как всегда, 
Голова как в кадушке, 
И бреду не туда, 
Наступая в ловушки... 

Июль 1981 

    ..^..



Высказаться?

© Иван Жестопёр