Вечерний Гондольер | Библиотека


Кевин Костнер


Как сделать ее счастливой?

  - Ну, ты даешь, мать! - рассмеялся Он в трубку.

  - Ты не обиделся, правда? - голос ее прозвучал как-то осторожно.

  - Да, нет, говорю ж тебе. Это такой прикол редкий - угораю просто.

  - Ой, как стыдно... - слышно было, что она тоже начинает почти смеяться. - Прости, я заснула...

  - Нет, ты прикинь - твой Ромео, с эрекцией наперевес, мчит к своей Джульетте, через пол Москвы, а Джульетта храпит и слюни на подушку пускает. Щас уссусь.

  - Ага... ты прости, прошлой ночью статью писала заказную, до пяти утра. Потом клиентос этот шампанским напоил. Ну, этот, который на Рублевке, я тебе говорила, помнишь? С панорамными окнами? Я фотку показывала.

  - Ну, не помню. Ну, что-то говорила, да, да... Ну, ну ? Ах, этот... Этот из пятиэтажки бутичной, с панорамными окнами. Помню, помню. Он где денег наворовал на такую?

  - Да черт его знает, Зай. По-моему, он в "Росвооружении", что ли. Ну, в общем расслабилась, прости.

  - Так ты и телефон не слышала и домофон тоже? Ладно, хорош извиняться. Сейчас комплекс вины во мне посеешь. Ты только сегодня будильник заведи, что ли.

  - Ага... - засмеялась, как-то устало, по инерции. - На сколько ставить?

  - Ну, я позвоню еще. Где-то в восемь буду, точно. Или, может, ты ко мне?

  - Ой, нет, ты знаешь, Зай, я действительно просто ног не чувствую под собой. Сейчас до дома доберусь и посплю хоть немного. Видишь - я сегодня пораньше, специально. Такая неделя дурацкая вышла. На кухне ремонт. Со строителями сегодня просто обматерилась. Скоро как буфетчица разговаривать начну.

  - Короче, все суки?

  - Все суки, Зай, кроме тебя.

  - Ага, токая я тоже сука, ты еще не знаешь. Ха-ха.

  - И ты тоже? Ну, подумай... Куда теперь, честной девушке деваться? Как у тебя?

  - Да, в двух словах - тоже все суки. Чего купить? Шампанского, белого вина? Любой каприз...

  - Водки и апельсиновый сок.

  - Э-э-э-х! Хорошо! Дальше.

  - Там внизу у меня, в "Перекрестке", купи лед. У меня морозильник чего-то совсем не того... Мастер приходил на прошлой неделе. Такой знаешь, мачо. Покрутил там чего-то, повертел. Ни фига лучше не стало. Взял пятьсот рублей. Это нормально, Зай?

  - А мачо они все такие... - засмеялся Он. - Покрутят, повертят, возьмут пятьсот рублей и уйдут.

  - Ой, не говори...

  - А сладенького, чего?

  - Ничего, себя не забудь.

  - Заметано.

  - Ой, еду, прям засыпаю...

  - Будильник, будильник. Второй раз моя психика этого не переживет.

  - Ты правда не обиделся?

  - Ну, хватит уже!

  - Я тебя целую.

  - Я тебя тоже.

  - А ты меня куда?

  - А вот увидишь...

  

   Он посмотрел на часы, убедился, что из намеченного графика не выбивается, даже если на пробки отвести, два часа.

   Первым по плану было кадровое агентство. Он терпеть не мог кадровые агентства, в которых было все одно и тоже, одно и то же. Какая ни будь сыкуха осьмнадцати лет пялиться в его резюме, кидает вопросы через губу, кривит ротик. И вопросы все одни и те же, и как всегда все не те. Кто им доверяет эти интервью? Что они понимают? В мозгах то одни шпроты с Дольче Габаной. Ой, е мое!

   И в этот раз так же вышло, только даже еще лучше. Три квадратика внизу, в анкете, которую он заполнил и положил сыкухе на стол, сев, скрестив ручки на коленках, заглядывая в глаза, как пес бездомный, играл, короче, в чужую игру играл, понимая, что не он картами тут банкует. Три маленьких квадратика, для галочки, для финальной эпитафии, после интервью, соискателю позиции. Не постеснялись же здесь их и впечатать, чтоб видел! Напротив первого было написано что- то, он даже не запомнил, что-то типа ЧМО ПЕДАЛЬНОЕ, потому как дальше было еще интересней. Напротив второго было написано - СРЕДНЕ. Ох, е мое! И самый перл был третий квадрат. Напротив красовалось гордое - ЭЛИТН. Так и было написано, в сокращении ЭЛИТН. - места не хватило, что по всей вероятности означало - элитная кандидатура! Он смотрел то на эти квадратики, то в обдольчегабаниные глаза сыкухи и думал, что вот, когда интервью закончится, когда за ним захлопнется дверь, она поставит галочку в один из них. Раз! И всю его жизнь, все, чем он дышит, что любит, что ненавидит, уместится в ма-а-а-а-ленький, такой квадратик, на листе формата А-4. "Заебись!" - подумал он. Хотелось ему, конечно, съесть с говном ни в чем не виноватую сыкуху, но на вопросы отвечал по правилам. "Эту чашу надо испить до дна. Хоть отрыжка уже, мама не горюй! Надо попасть в ЭЛИТН. Терпи казак, хоть ЧМО ПЕДАЛЬНОЕ ты и есть..."

   Вторым по плану был автосервис - ничего интересного.

  Пока мастер крутил гайки, ему позвонили.

  - Алло.

  - Здорова, как дела?

  - Пока не родила. Чо звонишь?

  - Ты где? Чего делаешь?

  - Я на планете Земля, путешествую вокруг Солнца со скоростью сто километров в час. Чего надо?

  - Мы на шашлыки завтра собираемся. Погода - смотри какая. Ты как?

  - Во сколько?

  - Часиков в двенадцать тронемся.

  - Не-е, не катит.

  - А что?

  - У меня романтическое приключение сегодня ночью. А бог весть во сколько оно закончится. Двенадцать не катит.

  - Хе-хе. Значит, планы?

  - Ага.

  - Ну, так бери свои планы, и вместе приезжайте. На наше место. Ты знаешь где.

  - Ну, позвоню, короче.

  - Ну, позвони.

  

  Подъемник зарычал, опуская вниз его машину.

  - Готово, - сказал мастер. - Что мог - сделал. Но подвеска уже совсем плохая.

  - Да? А что делать, с ней? - спросил Он, отсчитывая деньги.

  - Ничего не делать. Машину менять, - сказал, мастер, просто и без подъебок

  - Менять, значица, говоришь? - сказал Он, протягивая деньги.

   Мастер молча пожал плечами, вытирая руки тряпкой, взял деньги, ничего не ответил. Видно было, что весь этот трындеж с автолюбителями ни о чем был у него вот уже где, и видно было, что мужик хороший, правильный такой мужик, как все мастера.

   Машина бежала лучше - сразу почувствовал Он.

  "Время надо убить до восьми, или даже до девяти. Пусть спит принцесса. Где пожрать чего? Зайди в Мак Доналдс! Хм... Свежая мысль".

  Окно Мак-Авто.

  - Вот ваш заказ!

  "Какие у них отлично-дурацкие кепочки!"

   Разложил все на торпеде, развернул, куснул, посыпалось. Никогда не удается пасть так раззявить, чтоб не сыпалось. Собрал, за окно выкинул. Птичкам.

   Он жевал, выдавал трели соловья через трубочку, холодным Спрайтом, а где-то на другом конце этого города спала его принцесса. "Пусть спит, пусть во сне меня видит. Хорошо бы чтоб меня...И хорошо и плохо". А плохо потому, что они оба поняли, что не друг для друга. С первой же встречи. И всю лажу лишнюю отсекли сразу. Оба. И вроде как любовались сами собой, какие они, как они без шняги могут, запросто, без напряга лишнего. Он влегкую сказал, что время от времени бегает про проституткам, Она сказала, что хочет выйти замуж за олигарха, но надо сиськи сделать побольше и жопу убрать. И оба смеялись и пили шампанское. А потом, среди ночи, он проснулся и слышал, как она тихо плачет в подушку, и боялся пошевелиться...

   "Смешно это все, конечно, - думал он, доедая свой гамбургер. - Социально не успешный мужчина. Комплексы, рефлексия и все такое. Так неоригинально, как, впрочем, и все под этим звездным небом - нифига не оригинально". Можно, конечно, бросить вызов, но вызовов ему уже бросать не хотелось, а только спокойно и без истерик состариться.

  "А Она? Она бьется за свое счастье, в этом насквозь провонявшем тестостероном мире периода гребанных реформ, в мире, где Он уже сдался, Она бьется и тихо, тихо, чтоб никто не слышал, ночью плачет в подушку, и просит, чтобы Он не целовал ее в губы... Нифига все это не оригинально. И пусть все же во сне меня увидит..."

  

  - Ой, ну ты посмотри... Вся блузка, какая мятая... - сказала Она тогда утром.

  - А ну, дай сюда, - сказал Он.

  - Зачем?

  - Давай, давай. Сейчас счастливую семью сублимировать буду.

  - Как это, как это?

  - А вот смотри.

  Он взял гладильное одеяло, утюг и стал гладить ее блузку.

  - Ты такой прикольный, - сказала Она.

  В общем, да, было прикольно...

  Когда Она уходила, Он завязывал шнурки на ее кроссовках, тоже было прикольно, тоже чего-то там сублимировал. Маленькие такие кроссовки - на ладони поместятся.

  - Телефон оставить? Позвонишь мне? - спросил Он.

  - Позвоню, когда захочу видеть, - сказала Она, тоже без лишней шняги.

  - Годится такой разговор, - сказал Он.

  - Годится? - переспросила Она

  - Ага, годится.

  

   Он скомкал все Макдональдсовские бумажки в комок, засунул в пакет, посмотрел на часы. И стал ждать, пока Она спала на другом конце города, что бы приехать и попытаться сделать то, что не в его силах - сделать ее счастливой. Не сегодня и никогда...

 

    ..^..


Ссылки:


Высказаться?

© Кевин Костнер