Вечерний Гондольер | Библиотека


Ева Пунш


Апокриф

"Если речь не шла о смерти, то важнейшим событием жизни почитался обед".
Людмила Улицкая

 

Встала поздно, солнце уже взошло. День будний, забот особых нет. Птиц покормила, яйца собрала, да остальной скотиной занялась. Коров подоить, потом уже коз. Лошадям корму задать. Ну и конюшня, похлеще свинарника, пора ей занятся как следует.

 

Брат с вечера куда-то ушел, сестра Машка спит еще.

Занялась завтраком, самым простым - молоко парное, да лепешки свежие, сыр, зелень, мед.

Собрала на стол. Разбудила Машку - позавтракали.

И тут новость - как снег на голову.

Гости! Должны придти гости. В будний день. С дороги сообщили, предупредили, но все же - как неожиданно. Радость, конечно, большая, но не успеть ничего особенного. Хорошо, вчера свежей телятины привезли.

 

Порезав длинными тонкими ломтями, натерев белым перцем и сушеным розмарином, я отправляю мясо в печь.

В широком чугунном чане растапливается сливочное масло. Полдюжины выпотрошенных молодых перепелок, которым я второпях кое-как скрутила головы, и опалила над открытым огнем, поочередно накалываются длинной вилкой и опускаются полностью в кипящее масло. Шипят, варятся, до хрустящей корочки. Укладываются на продолговатое глиняное блюдо. В чан с маслом отправляется молодой мелкий неошкуренный картофель, мелкий - с перепелиное яйцо. Потом выкладывается на то же блюдо - с перепелками, посыпается солью и черным перцем грубого помола.

 

Замечательно, что не поленилась - с утра лепешек напекла побольше, не хватало еще, чтобы люди говорили, будто я гостей вчерашними лепешками угощаю, а так - еще свежие, ржаная мука пополам с пшеничной, тонко раскатаны, смазаны яйцом, присыпаны кунжутом и тмином.

Овечий сыр слабой соли - крупными кусками на салатные листья раскладывается. Мясо уже в печи подходит. Питье с мятой и лимонником, переливаю в кувшин, ставлю охлаждаться в большой таз с льдом. Молоко - тоже на лед. Оно уже не парное - лучше остудить. Творог хотела делать, да какой творог - гости к нам.

Суп на кореньях со свежей зеленью - наоборот - на огонь ставлю - подогревать.

Надо в доме еще успеть порядок навести. Посуду праздничную достать, перемыть. Зову сестру:

- Машка! С посудой помоги.

Но Машка - как приклеенная у окна стоит - гостей ждет, и не слышит меня будто, проходя - полотенцем ее огрела. Послушалась - пошла посуду выбирать. А гости уже у порога. Марья так всю стопку посуды и ухнула. Вот зараза!

Ладно, осколки я сама соберу. А то эта блаженная лишь развезет все, да порежется, пусть гостей встречает, я тут быстренько.

 

Вошли гости - шесть человек, кто тут главный сразу видно. Машка с Него глаз не сводит - волосы распустила, ужом вокруг вьется. Провела в большую комнату, усадила, а нет, чтоб побеспокоиться, хоть пришла бы ко мне в кухню - чай со льда забрала, угостила бы. Все мне одной сутетиться.

 

Овощи, зелень перемыла, подала вместе с сыром и лепешками. Потом уже перепелки пойдут, да мясо.

Мясо из печки достала, и отправила туда четыре средние форельки, к ужину их оставляла, но какое тут. Выпотрошила, заполнила пахучими травами, залепила в остатки ражного теста.

Машке кричу, чтобы помогала. А та и не слышит. Ну получит у меня!

Гости пришли, да еще какие. За ними ухаживать надо, кормить. Мне может быть тоже охота - посидеть, да умных речей послушать.

На сладкое и придумать не могу - что подать. Только фрукты - инжир, гранаты, мелкий виноград, яблоки красные; орехи засахаренные, да мед в сотах.

 

Он на кухню вышел, спросил участливо:

- Умаялась?

- Нет, нет, все в порядке. У меня все скоренько, сообых трудов не требует.

А сама свежее питье завариваю - да на холод его ставлю. С дороги-то, пить хочется много, знаю.

- Брось ты это все. Нам много не надо. Смотри, сестра твоя с нами сидит - и ты приходи.

Как же я брошу? Уже и рыба подходит. Надеюсь, Марья хоть скатерть свежую на стол постелила. Не успеть мне все.

Сама улыбаюсь:

- Приду сейчас, приду.

 

Заглянула в комнату - перепелок уже доедают, надо посуду сменить, да рыбу подавать.

Машка просто у Его ног уселась в рот смотрит. Я Ему тоже - в рот посмотрела, а Он и не ест ничего, так, от лепешки отщипывает потихоньку, да суп из чашки мелкими глотками пьет. Суп небось остывший уже! Ужас! Кошмар просто! Еда моя ему не понравилась! Надо рыбу скорее нести. У меня. Гости. Голодные сидят.

 

Прошла на второй этаж - посмотрела - в порядке ли комнаты, их же ночевать надо оставить. Вода горячая есть, а постели перестелить надо.

Позвала Машку - но она меня и не слышит опять. Говорю Ему:

- Скажи сестре моей, пусть придет - и поможет. Может хоть тебя послушает.

А он мне и отвечает:

- Оставь ее, Марфа, она сама себе выбрала. Да и ты садись к нами, брось всю эту суету.

 

Я только фыркнула - скажете тоже - "суета", и отправилась на кухню - голову ломать, что на ужин готовить.

 

Молоко с вечерней дойки парное будет. Хлеб уже сейчас в печь ставлю. А еще сладкое питье на красных ягодах, чтобы настояться и остыть успело...

 

Дюжину яиц без скорлупы запускаю в кипящую с лимонным соком воду. К ним грибной соус на сливках. Крупяная похлебка на гусиных потрошках - печень, сердце, шея, крылья. Кроличьи лапки в сливочно-мучном соусе. Перцы зеленые, печеные на решетке. Свежие огурцы с кислым козьим молоком.

Маслины крупные, греческие, пряные и острые...

 

А Машка у меня сегодня пойдет конюшню чистить!

 

 

    ..^..


Высказаться?

© Ева Пунш