Вечерний Гондольер | Библиотека


Елена Максина


Стихотворения

 

  •  Марина + Магдалина
  •  татуированный париж
  •  Серёжа Каренин
  •  Похороны Блока
  •  пока...
  •  осень наизусть
  •  - Прага -
  •  Кольца
  •  Лисcабон
  •  Мадрид
  •  апрель шалит
  •  Май~а~ми
  •  Июньское небо

 



Марина + Магдалина 

"Магдалина! Длящаяся!" 
М. Цветаева (из черновиков) 

Надменный взгляд Марины между строк
ведёт по тонкой ниточке сюжета:
я вижу Магдалину в стиле ретро -
каре, 
плиссе, 
батистовый платок. 

Порыв и неуверенность в глазах...
Как девочка, ранима и... 
сутула -
спина, едва касаясь спинки стула,
невольно выдаёт тоску и страх. 

И беззащитно сжатый тонкий рот,
хранящий боль прощальных поцелуев,
отталкивая... манит и волнует,
притягивает, как библейский плод. 

Нет, не красива, даже не мила,
с простой, незавитой, угрюмой чёлкой,
Марина? 
Магдалина? 
Ангел с чёртом
в одной строке сложили два крыла. 

    ..^..




татуированный париж 

париж проснулся: постаревший, серенький,
припухший, с хрипотцой, слегка простуженный,
измотанный во сне пустой истерикой 
француженки в небезупречном кружеве. 

париж вздыхает грузно и болезненно
глотает кофе, пышет галуазом и
глядит, как гнётся эйфелева лестница
под пышно-туристическими массами. 

париж опустошён, изучен, вылущен
как жёлудь. осквернён провинциаллами,
до трещин на асфальте ими вымучен,
татуирован их инициалами... 

пресыщен модой, кухней, парфюмерией
мечтает о любви, о жизни простенькой,
о девушке в дешёвой бижутерии...
париж устал от лета. хочет осени. 

    ..^..




Серёжа Каренин 

Шаги по коридору так легки...
Летят, как мотыльки, босые пятки...
Беги, мой мальчик, к той, что без оглядки
Уходит прочь... 
Родные каблуки
Размеренно стучат: “про-щай, про-щай”
Как холодно под маминой вуалью!
Как обжигает взгляд сухой печалью.
Как бьются складки чёрного плаща...
Дверь хлопнула. 
Ты вновь наедине
С обрюзгшим стариком – разбит, покинут
Он ненавидит мать и терпит сына,
Срывая нa тебе холодный гнев.
Мир опустел... 
Несчастье входит в дом.
“Она вернётся!..” шепчешь ты, не веря.
Но там, где детства - нет, 
Но там, за дверью,
Её нога ступила на перрон. 

...Стучат колёса “ма-ма-ма-ма-мать”
Что сын ей? В свете дня, в тени вокзала
Твою любовь по шпалам разбросала
Безумная изнеженная блядь. 

    ..^..




Похороны Блока

Целует руки ласковая смерть...
Лицо застыло маской... Балаганчик
грохочет на колёсах катафалка,
а рядом – ни Пьеро, ни Коломбины...
Гирлянда роз увяла, словно плеть, 
лежит в ногах... 

- Поэт? 
- Мужчина? 
- Мальчик? 

Зевакам любопытно, грустно, жалко: 

- Ушёл так рано...
- ...И таким невинным! 

И кажется, дрожат его ресницы...
На уличных часах им вторят стрелки 
и замедляют ход. Всегда – двенадцать
на улице, где жил он в год последний.
Как траурны торжественные птицы!
Висят на ветках, как марионетки,
боясь пошевелиться и сорваться,
развеять дым прощальных сновидений... 

А Незнакомка Смерть целует руки 
столь иступлённо, трепетно и властно,
что замерзает улица от пара
её дыханья... Замирают дети 
и, тотчас, разбегаются в испуге...
Витает запах старого лекарства –
Фонарь...
Аптека на углу бульвара... 

Подросший мальчик, “умерший от смерти”. 

    ..^..




*** пока 

пока я лгу 

напишется строка, 
подушечки по клавишам чуть слышно
набьют мотив, зацепят облака
ненужной запятой 

и неподвижно
застынет на экране рифмо-звук
мужской и женский, 
точный и неточный... 

хорей и ямб вздохнут 
и горстка букв
прольется на ладонь пыльцой цветочной, 

как будто в утешенье ноябрю,
раскрасит снег и лужи акварелью
и грусть, в наряде летнего веселья,
уснёт, 

пока я правду говорю. 

    ..^..




осень наизусть 

а может, захандрить? 
начать про осень
писать стихи... 
приветствовать борей? 

подумаешь, что лето на износе! -
в глазах твоих смеющийся апрель
огниво разжигает... 
на ресницах
раскачивает искры, баловник! 

осенний ветер - повод убедиться ,
что август - это танго для двоих. 

взмах, поворот...
листок слетает в лето,
и падает в нечётную строку, 

на солнечном бульваре Реколетто
гармонь твои слова срывает с губ, 

меха вдыхают первый дым тумана
и выдыхают сумерки и грусть... 

об осени писать? пожалуй рано,
и я читаю осень
наизусть. 

    ..^..




- Прага - 

"..из кубиков господь построил Прагу"
кубизм... 
он в терракоте черепиц,
витринах бутика Баленсиага,
в законченности уличных абсцисс. 

он в Дворжaке за столиком напротив,
в скуластых лицах мраморных святых,
он в камне Вышеградовских ворот и
в графитовых квадратах мостовых. 

он вылеплен из кружева Барокко,
и свит из тонких линий Арт Нуво 
он в моравийском веяньи востока 
и в кадрах чёрно-белого кино. 

* * * 

...в дымящийся котёл веков и стилей
срываюсь, словно голубь с алтаря,
и кубиком, потерянным в эфире,
лечу с Кундерой в лёгкость бытия... 

    ..^..




Кольца 

Обрастаю кольцами, как дерево,
Каждый год – зарубка на стволе.
Новый день рождения примерила,
Подвязала ленточкою лет...
Сколько? Сколько! – 
Милый мой, не спрашивай – 
Подари-ка, лучше, мне кольцо,
Там, на небесах, учёт без нашего 
Ведома ведут. Какой резон
Нам с тобой не доверять архангелам? –
Ценник прилепить, или ярлык
На судьбу земную – не по рангу нам,
Можно и оценщиком прослыть
...Антиквариата... постмодерного...
И скупать минуты на торгах
...Корни укрепляя, словно дерево,
Кроной прорастаю в облака. 

    ..^..




Лисcабон 

я вспоминаю Лисcабонские трамваи,
размеренно ползущие под гору,
адмиралтейство, спрятанное в сваях,
алтарь Иеронимского собора, 

витые улочки, в которых птицы крылья
ломают,
запылённые герани
на узеньких балконах... 
и унынье
мозаики фасадов блёклых зданий 

продрогшего на сквозняках Колумба 
- не спрятаться от бриза великану -
сардины, 
порт, 
бульвары, 
кофе, 
клумбы,
Белема башню, 
окна Касабланки, 

лифт Эйфелевский по сестре Парижской,
скучающий... 
поклон метрдотеля...
обрывки фраз, таких родных и близких... 

и забываю
кто я
что я
где я 

    ..^..




Мадрид 

Жара и влага 
Правят бал в Мадриде
И воздух – не прозрачен, а ребрист.
Июнь. Страна готовится к корриде.
Паллас Дель Торрос в сутолоке лиц. 

...В музее Прадо старится Пикассо,
Эль Греко примеряет грим веков,
Театр Рояль манит к себе... и в кассы
Струятся люди, с лицами богов... 

Мадрид и я – 
Парим под звуки танго,
Парк Де Ретиро нам – 
Любви манеж...
Я отдаюсь Мадриду
Без остатка.
Без слёз.
Без обещаний.
Без надежд. 

    ..^..




апрель шалит 

апрель шалит: 
последний хрупкий снег 
присыпал шапки розовых магнолий 
и в нежных лепестках, сверкая, тонет 
трибьютом побеждающей весне. 

смотри в окно – 
там солнце и луна, 
как два цветка, качаются на ветках, 
звенит стекло, ласкаемое ветром, 
как арфы золочёная струна. 

день обещает 
ласку и тепло, 
взаимности не требуя обратно, 
стучится в дверь оборванной гирляндой 
и прячет в рукаве запретный плод, 

тебе не нужен повод – 
надкуси 
рассвет, как фрукт, 
слегка заиндевелый, 
открой балкон – весенний запах прелой 
листвы вольётся в утреннюю синь 

вдохни – 
и осознай, 
что ты устал, 

найди в пейзаже тысячу отличий, 
освободись от мартовских привычек 
и жизнь начнётся с нового листа. 

    ..^..




Май~а~ми 

~
Майами, 
как кубинская сигара, 
дурманит экзотическим дымком, 
к ногам роняет пепел – 
...босиком 
пройти по South Beach 
и струйкой пара 
растаять в небе 
нежно-голубом... 

~ ~
Майами – 
обжигающий лаваш,
дымится горизонт на синем блюде, 
в заливе, как в серебряном сосуде, 
двухмерно отражается мираж: 
дворец VizCaya, 
пальмы, лодки, люди... 
арт-деко... 
кубистический коллаж... 

~ ~ ~
Майами, 
взяв пастельный карандаш,
рисует небоскрёбы на асфальте,
и лодочка, в прозрачно-белом платье,
плывёт в урбанистический пейзаж...
ухoдит пеликан в крутой вираж,
и облако берёт 
на абордаж... 

~ ~ ~ ~
Майами,
утомлённая гитара,
льёт ласковый латинский перезвон,
устало навевая летний сон
на столики стихающего бара...
и город распадается на пары
и медленно плывёт за горизонт... 

    ..^..




Июньское небо 

Июньским небом правят облака –
Белёсый парус плещется на мачте
Рекламного щита. И город к сдаче
Готов. Неделя лета с молотка
Ушла на юг. В час пик за полцены
Распроданы бульварные скамейки.
Вчерашний день снимается в ремейке.
На старых декорациях весны
Осела пыль. Кружит по сцене пух,
В полёте соревнуясь с голубями.
И облака, прохладными губами,
Столице прикасаются ко лбу.


    ..^..



Высказаться?

© Елена Максина