Вечерний Гондольер | Библиотека


Кудинов Илья Михайлович


СТИХОТВОРЕНИЯ

 

  •  "После того, как мы выросли..."
  •  Виолетта
  •  "Не с руки пить нам, милая..."
  •  Василиск
  •  "Земную жизнь, как список кораблей..."
  •  "Холодный ветер..."
  •  "Мой дом..."
  •  "Смертельность..."
  •  Три сестры (медицинских)
  •  Округ Йокнопатофа
  •  Самые любимые призраки
  •  Мёртвый язык
  •  "...Конечно это - никакие не стихи..."

 



* * * 

После того, как мы выросли
нам не хватает глубин,
где идут, задыхаясь от скорости
стаи огромных рыбин. 

После того, как мы выросли,
нам не хватает любви,
хоть и не спрячет от смертности
этот смешной атавизм 

После того, как мы выросли
нам не хватает смертей,
чтоб посочувствовать чёрствости
наших недобрых детей 

После того, как мы выросли,
нам не достигнуть высот
по закону всемирной тяжести,
которому больше трёхсот 

лет, а мы так и не выросли,
так и не стали умней…
Странность не спрячешь до старости,
даже женившись на ней. 

    ..^..




Виолетта. 

I

Никогда я не сумею
написать про Виолетту,
что гуляет на морозе
с пол-второго до пяти,
потому что сатанею
я от приступов мигрени,
потому что я ревную
Виолетту ежедневно
и гуляю где-то рядом
(с пол-второго до пяти),
чтоб увидеть как скучает,
как тоскует Виолетта,
как замёрзший кончик носа
Виолетты - побелел,..
Но опять она вздыхает,
на часы взглянула - хватит.
И, в надежде озираясь,
двадцать раз остановившись,
нарочито тихим шагом
огорчённая бредёт,
по нехоженому снегу
будто просто так петляя,
самой длинною дорогой
возвращается домой.
И сегодня (как во вторник)
я иду за нею следом,
точно так же незаметен
как в пустыне - саксаул;
в двадцати шагах за нею...
в двадцати моих шагах,..
в двадцати шагах, которых
я не сделал в понедельник,
погибая от мороза,
стоя от неё на север
в двадцати её шагах...
На которые конечно
у неё не хватит силы:
ветер - с севера, и вьюга
заметает ног следы,..
те следы,
следы по снегу,
что я должен сделать к югу,
проложение которых
я оставил
до среды... 



II

Никогда я не сумею
Написать про Виолетту.

Виолетта - это город
На слиянье трёх  дорог.
Чтоб влюбиться в этот город,
В Виолетту едут летом,
Чтоб никто от зимней стужи
В Виолетте не продрог.

Очень трудно человеку
Говорить про Виолетту.

Виолетта - это рыба
Трёх исчезнувших морей.
Это вымершая рыба,
Чьи изящные скелеты
Мы находим при раскопках
Вавилонов и Помпей.

Виолетта - это остров
С неизведанной лагуной,..
Виолетта это месяц
Лунных трёх календарей,..
Виолетта это имя
Беспощадного тайфуна,..
Это - Бог Большой Удачи
Африканских дикарей...

Разве можно в полной мере
Рассказать про Виолетту?..

Виолетта - это море,
И впадают три реки,
Три реки впадают в море,
Наливая море это
Серым цветом глаз любимой
И теплом её руки.

Виолетта - это море...
Высыхающее море...
И стоит на море город
У слиянья трёх дорог...
В этом городе влюблённых
Высыхают слёзы горя...

Написать про Виолетту
Я, увы, опять не смог.

    ..^..



* * * 


Не с руки пить нам, милая, не с руки,
а из чашек, милая, голубых.
Мы живём с тобой, милая, у реки,
чтобы знать продолжение 
снов любых. 

Вся река, моя милая, это сны,
они снятся нам, милая, каждый раз,
когда прячется солнце за край сосны,
когда край земли прячет 
солнца глаз. 

Ты закрой глаза, моя милая: этот сон
продолжаться будет - окончания без.
Голубыми осколками полон он
от разбитой, милая, 
чаши небес 

Мы плывём с тобой, милая, по реке,
нас несёт с тобой, милая, сон-река,
мир людей просыпается невдалеке:
На миру да во сне ещё 
смерть легка. 

    ..^..




Василиск 

Василиск.
Он кричит петухом
И бежит по воде.
Каких же ещё
Недостаёт описаний,
Чтобы ты наконец осознал
И представил себе ощутимо
Его тихо сокрытую мощь,
Его грацию и изуверство,
Его тускло мерцающий взгляд,
Превращающий в мёртвое смертных.
А бессмертным дающий надежду
Бесконечно сидеть у камина,..
И курить свою длинную трубку,..
И читать свою толстую книгу,..
И внимать ричеркару рояля,..
И поглаживать древней рукою
На коленях лежащего тихо,
Под себя подобравшего лапы
Василиска - домашнего зверя,
Что зачем-то кричит петухом
И умеет бежать по воде... 

    ..^..




* * * 

  

Земную жизнь, как список кораблей,
я прочитал едва до середины
и в сумрачном сплетении аллей
запутался количеством нулей
календарей, что врут, как Насреддины
срединных царств, где властвует сентябрь
и поднебесный серп отрежет половину
от ночи, чей оркестр соловьиный
оглохнет, 
вихри нежные крутя. 

    ..^..




* * * 

Холодный ветер
в каменных оградах
сквозит и еле
слышно шелестит.
Неужто ты, любимая, не рада,
что время
приближается к шести? 

Ведь в этот час
над ветреной рекою
взлетают стаи
бешеных ворон.
Неужто им не хочется покою
среди покойных
тополиных крон? 

Ведь тополя
сегодня обкорнают,
река замерзнет,
птицы улетят…
Неужто мы состарились, родная,
узор взаимной нежности
плетя. 

    ..^..




* * * 

Мой дом 
утопает в залежах
фотографий.
На них я выгляжу
вполне ещё молодцом:
видно, как выстрелы вспышки
поражают 
(пока ещё только) кафель.
Но требуется большая выдержка
(и глубина резкости)
чтоб раз за разом рассматривать
своё фото-лицо. 

Потому что
можно увидеть
постоянно стареющий профиль,
и фас,
где немного волос,
чуть побольше - ума...
При определённом взгляде
это ведёт к катастрофе
при другом же -
к скоплению фотобумаг. 

Тоже катастрофическому,
если к словам придираться
с пристрастием.
Но беспристрастные линзы
(по крайней мере, так о них говорят)
никому ещё не помешали
предаваться убийственной страсти:
воскрешать себя заживо,.. 

тешась знакомой иллюзией,
будто бы фотографии, -
в отличие от рукописей, -
всё-таки не горят...


    ..^..




* * * 

Смертельность
бешено живущих насекомых
передаётся мне
чрез непосредственное наблюденье их
казалось бы неупорядоченной жизни... 

Смерть
всему порядок придаёт
и смысл... 

    ..^..




Три сестры (медицинских) 

Подключение
удаленного доступа
с помощью модемного соединения
превращает сестринский пост
в средоточие братского единения
со всеми мед-сёстрами в мире,
неважно где они в данный момент находятся:
в полутёмном кафе, у постели больного,
в собственной постели у себя на квартире,
или пред образом Богородицы,
преклонивши колена
готовятся произнести моление… 

- …А у этого больного ужасно капризная вена…
- …А в этом кафе (оказывается)
тоже происходит боление.
Только здесь они за "Спартак" болеют,
а таблеткам предпочитают
светлое чешское пиво…
- …А этот больной ещё сегодня… умрёт
(чуть не вырвалось "околеет"):
его кардиологическая кардиограмма
выглядит совсем некрасиво.
Это даже мне (как ежу) понятно,
и уж тем более должно быть ясно
врачу - приставале и остолопу…
- …Я боюсь, что моя молитва
прозвучала слишком невнятно,
чтобы хоть кто-нибудь её расслышал
среди воплей всея Европы,
которые лично мне
кажутся слишком уж преувеличенными:
им-то чего не хватает
с их системой здраво-
охранения?..
- …Футбол закончился.
Сейчас мировые дела обсудят
и займутся личными.
Как же они мне осточертели…
- …А по-скорой за один только час
четыре огнестрельных ранения.
Одно в сердце, три в голову:
эти трое конечно выживут.
Только рожи, если такое бывает,
станут в три раза уродливей…
- …А пивные бочки с шарфами, думают,
что раз мед-сестра,
то обязательно заинтересуется
их паховой грыжей…
- …Как, однако, приятно
с книжкой забраться
в одну из матрасных пролежней, 

ноутбук перед носом…
- …А в кафе "инет" круглосуточно…
- …Четырнадцать дюймов давно пора поменять в отделении… 

Медицинские сёстры…
Финиш жизненный…
Промежуточный… 

Поиск, пусть не счастья, так хотя бы
удалённого соединения. 

    ..^..




Округ Йокнопатофа. 

"Вы, Сноупс! Вы убили Джека Хьюстона или нет?"
Уильям Фолкнер "Особняк" 


В округе Йокнопатофа
тишь-благодать…
настолько,
что никак не понять:
умерла или нет - мать,
уделять
или нет
ей скорби малую толику
предавать
или нет
её тело земле,
как пристало любому католику. 

В округе Йокнопатофа
суд-приговор,
в округе Йокнопатофа
Том Сойер красил однажды забор…
или я ошибаюсь, и это случилось
в городе St. Petersburg,
там, где негра судили
за то, что из дома убёг. 

Чёрт возьми, снова спутались
книги и времена,
но какая нам разница,
если восходит Луна,
и кричит, уводя от гнезда
бледнолицых охотников, дро'фа…
(или правильно будет дрофа')
всё равно. Мы купила достаточно дров
и дрова
демонстрируют нашу решимость 
поселиться навеки
в округе Йокнопатофа. 

Потому что Сарторис
посадит нас в автомобиль,
и услышав про "Билль о правах"
будет хмуро молчать
приблизительно двадцать миль,
потому что он твёрдо уверен:
здесь не случится потопа.
Здесь Америка. Юг.
Округ Йокнопатофа. 

В округе Йокнопатофа
ветра круговерть…
В округе Йокнопатофа
есть доктор,
чтобы констатировать смерть.
И есть конечно судья,
чтобы всё-таки был суд,
потому что Сноупсы, знаю я их,
оскорбления не снесут. 

Только кто ж оскорбил этих Сноупсов?
Что за бред?
"Вы Сноупс!
Вы убили Джека Хьюстона или нет?"…
Он убил. Здесь Америка, а не Европа…
Он наверно любил
свой округ Йокнопатофа. 

Где живые трофеи Гражданской войны
не отводят слезящихся…
не отводят стыдящихся глаз
от обойного штофа…
Можно даже подумать,
будто что-то случилось
в славном округе
Йокнопатофа. 

Только это враньё.
И случиться там может…
разве, смерть…
или жизнь… 

И события эти
как-то уж слишком
похожи. 

    ..^..




Самые любимые призраки. 

Вы знаете, оказалось, что призраки - 
Довольно хитрая штука.
И они обитают
На поверхности многих планет.
И неважно, признаёт их
Или отвергает наука.
То, что есть
Очень любит казаться тем,
Чего нет. 

Судите сами: 

Ведь оказалось, что счастье
И на самом деле возможно,
Несмотря на присутствие в небе
Сразу трёх хвостатых комет.
И пусть даже нам кажется,
Что слишком оно осторожно.
То, что есть
Очень любит прикидываться,
Будто его нет. 

Ведь теперь оказалось, что даже любовь
Существует на самом деле.
И зря мы так хохотали
Над наивностью глупых Джульетт.
Потому что именно мы
Потерпели фиаско в постели…
То, что есть
Безжалостно к тому
Чего нет. 

И мы видим, что даже бессмертие
Не выделяется из общего фона.
Оно оказалось возможно
Сейчас, а не через сотни лет:
Посмотрите на Фредди Меркьюри
Из видео-магнитофона…
А теперь ответьте: он есть?
Или его нет?.. 

    ..^..




Мёртвый язык 

Я споткнулся.
Я остался лежать,
упираясь лицом
в что-то мягкое. 

Мне становилось
всё труднее дышать,
но я не смел шевельнуться,
я знал: 

это мёртвый язык великана, 

которого
убили вчера рыбаки,
эти витязи ржавых багров
и солёных сетей,
развешанных между шестами,
чтобы ветер сушил их от моря. 

Великана оставили вялиться.
Прямо на берегу.
На обильно посоленной гальке.
Под немым, обжигающим солнцем. 

Одежду содрали с него,
нашили себе одеял.
И занавесок,
чтобы в пору занятья любовью
занавешивать ими окно. 

Когда же провялится он, -
то ловкие, крепкие женщины
разрежут ножами 
его 
на куски. 

И каждый получит кусок
по заслугам. 

И будут три дня пировать
ловкие, крепкие женщины
и витязи ржавых багров,
и заниматься любовью,
и песни весёлые петь,
довольные вяленым мясом,
которого вдоволь наелись. 

Так пусть же и мне
тоже отрежут язык.
И тоже завялят на солнце.
Рядом с его языком,
в который лицом я уткнулся.
И пусть его тоже едят.
Пусть будет больше еды
для милых моих земляков,
которых я с детства люблю. 

Пусть хоть в пищу
язык мой сгодится. 

Если больше не годен
он. Никому
ни на что... 

    ..^..




* * * 

"Хорошо, я готов принять на веру. 
Хороши ваши стихи, скажите сами?
- Чудовищны!- Вдруг смело и откровенно произнес Иван.
- Не пишите больше!- Попросил пришедший умоляюще.
- Обещаю и клянусь!- Торжественно произнес Иван…"
Михаил Булгаков "Мастер и Маргарита". 

"Бездарен не тот, кто не умеет писать повестей, 
а тот, кто их пишет и не умеет скрыть этого."
Антон Чехов "Ионыч". 

  

…Конечно это - никакие не стихи. 
Это - расшифровка кардиограммы,
это - безбожником отмоленные грехи,
равные по весу знаменитым 
девяти граммам. 

Конечно это не рифмы и даже не ритм,
а что-то вроде азбуки Морзе.
Как из ума, я давно выжил из рифм,
подобно простейшим, выживающим 
в заполярном морозе. 

И это не строфы, а обломки планет,
движущиеся по бесконечным орбитам.
И стихов в этом мусоре, разумеется, нет,
а есть словесный Орбит, где сахар
заменили ксилитом, 

Вместо стихов здесь - отдельные звуки,
оркестра, настраивающегося на траурный марш Шопена,
это попытка разговаривать на языке Вуки,
предпринятая заикающимся
Питером Пенном, 

даже не пытающимся научиться летать:
слишком уж безвоздушными ему кажутся небеса эти.
А всего-то и надо, что самим воздухом стать,
потому что стихи, как и воздух,
легко не заметить… 

    ..^..

Ссылки:



Высказаться?

© Кудинов Илья Михайлович