Вечерний Гондольер | Библиотека


авторы

http://poezia.ru  


Лиролего

 

  •  ЕВГЕНИЙ ОРЛОВ
  •  АЛЕКСАНДР КАБАНОВ
  •  АМИРАМ ГРИГОРОВ
  •  ПЕТР БОРОВИКОВ
  •  ЕРБОЛ ЖУМАГУЛОВ
  •  ЛЮДМИЛА НЕКРАСОВСКАЯ
  •  ОЛЬГА ПАХОМОВА
  •  АЛЕКСЕЙ ГАМЗОВ

 



ЕВГЕНИЙ ОРЛОВ 

я – наше поколение... 

я – наше поколение зимы 
и незаметно стал одним из многих 
чьи дни как пять копеек сочтены 
метрошным турникетом однобоким 

я – наше поколение читать 
в пролетах между станциями Хэма 
(интеллигентно в голову не брать 
старушечьи попытки отодрать 
от старика и моря и сиденья) 

я – наше поколение мечтать 
на кухне в одноклеточном угаре 
когда-нибудь куда-нибудь слетать 
хотя бы с принцем маленьким напару 
хотя бы даже с пешковым – на парму 
а может с маргаритой – из окна... 
(российская империя – тюрьма 
тогда еще не пели под гитару) 

я – наше поколение тоски 
Цветаевой – по горю 
Пастернака – по простоте 
и разные куски 
замысловатых музык и картин 
сводить в один но искренний спектакль – 
трагедию! – где учишься грустить 
и даже тихо очень тихо плакать... 

я наше поколение – любить 
(не лапать по загаженным подъездам 
а с расстоянья) чаще – безнадежно 
от обожанья слов не находить 
любить тебя «так искренно, так нежно 

как дай Вам бог» хоть раз любимой быть! 

и быть – вообще хоть как-нибудь любимой! 

в отсутствии 
людей 
прошедших мимо 
метрошных турникетов 

...может быть 
однажды встретимся 
в вагонной суматохе 

Вы – ваше поколение весны 

и незаметно станете одной 
из многих 

чьи дни... 

    ..^..




АЛЕКСАНДР КАБАНОВ 

Кривая речь полуденной реки 

Лесе 

Кривая речь полуденной реки, 
деревьев восклицательные знаки, 
кавычки – это птичьи коготки, 
расстегнутый ошейник у собаки. 

Мне тридцать восемь с хвостиком годков, 
меня от одиночества шатает. 
И сучье время ждет своих щенков - 
и с нежностью за шиворот хватает. 

А я ослеп и чуточку оглох, 
смердит овчиной из тетрадных клеток… 
И время мне выкусывает блох, 
вылизывает память напоследок. 

Прощай, Герасим! Здравствуй, Южный Буг! 
Рычит вода, затапливая пойму. 
Как много в мире несогласных букв, 
а я тебя, единственную, помню. 

    ..^..




АМИРАМ ГРИГОРОВ 

Московское ханами* 

На сталинских пагодах снова седеют атлеты 
И снег лепестками летит на московском ханами, 
Жемчужная рыба куски отгрызает от лета, 
Забыв о весне, в целлулоидном небе над нами, 

А время не лечит, и ты, как и прежде, далече, 
За тридевядь вод, и молчу, ведь молчанье - часть речи, 
Густое, как глина, в которой травинки сопрели, 
Не вынеся хрипов в неровном дыханье апреля. 

А мне до рассвета по сумрачным улицам шастать, 
Пугая прохожих. Любимая, может, поспорим, 
Об этой земле, где не выпало глупого счастья, 
А выпало снега по самое синее море. 

Уходит на север небесная рыба смурная, 
А в городе пусто, и лишь стерегут самураев, 
До раннего часа, пока не рассыплются звёзды, 
Слепые невесты, в отдельных осиновых гнёздах. 

    ..^..




ПЕТР БОРОВИКОВ 

Я говорить учусь как Демосфен... 

I 

Я говорить учусь как Демосфен, 
заглатывая камни и промозглость, 
и сплевывая кровью на песок 
хриплю, что я рожденье перемен, 
и в то же время повторенный возглас, 
из грусти ветром вырванный кусок. 

II 

Я напрягаю мускулы лица. 
Героиды творю, но не Назон я. 
До облаков, как прежде далеко. 
Рожденный под созвездием Стрельца, 
застывший в циферблате межсезонья 
выстреливаю звуки в молоко. 

  III 

Ты снова на руках своих несешь 
вдоль берега плач нашего ребенка, 
и я кричу: «Чем мне тебе помочь?», 
но как расслышишь ты или поймешь, 
когда во рту соленая щебенка - 
мои слова взрывающие ночь. 

  IV 

И я бессилен перепрыгнуть даль, 
разрезанную синею чертою. 
Смотрю, как стрелки кружатся в часах, 
и на губах горчит сырой миндаль, 
и судно, уплывающее в Трою, 
несет твой профиль в серых парусах. 

  

    ..^..




ЕРБОЛ ЖУМАГУЛОВ 

все скучней существую с годами 

все скучней существую с годами 
в ежедневной крутясь кутерьме 
с неумелой любовью в гортани 
и словарным запасом в уме 

невзначай появившись на свете 
всем подобным товарищ и кент 
как и все по заслуженной смете 
заплачу в неурочный момент 

если есть и пред богом отвечу 
отвести не пытаясь глаза 
за природу свою человечью 
и негромкую музыку за 

но пока не кердык и не ящик 
никуда напрягая мослы 
я шуршу одинокий как ящер 
по пустынным проулкам москвы 

мимолетен под вечной селеной 
под чугунным шептатель дождем 
вопрошатель зачем во вселенной 
я над жизнью трудиться рожден 

в этом воздухе малознакомом 
чей крепчающий слушая шум 
совладать с подступающим комом 
бесполезный старается ум 

    ..^..




ЛЮДМИЛА НЕКРАСОВСКАЯ 

Умирать не страшно. Уверяю. 

Умирать не страшно. Уверяю. 
А вчера почувствовала я, 
Что куда больней, когда стреляют 
По тебе давнишние друзья, 
По пятам шагавшие вначале, 
Словно ожидали благодать, 
А потом стыдливо промолчали, 
Побоявшись ложью ложь назвать. 
И теперь, как душу не лечите, 
А итог банален и знаком: 
Горблюсь я, как старенький учитель, 
Преданный своим учеником, 
Тем, кому изменчивая слава 
Через годы будет по плечу. 
Выстрел слева, следом выстрел справа 
Я по старой дружбе всем прощу.     

    ..^..




ОЛЬГА ПАХОМОВА 

Над этой маленькой квартирой... 

Д. Ильину 

Над этой маленькой квартирой, 
Где переплётам нет числа, 
Над спящей улицей, портьерой 
Кулисно срезанной с угла, 
Над муравейником окраин, 
Над электричкой заводной, 
Над ветром и вороньим граем, 
Над старым гаем за пивной, 
Над темью, что перед рассветом 
Черней вороньего крыла, 
Над Новым Светом, Старым Светом, 
Над гранью, что меж них легла, 
Где возвышается над степью 
Родоначальный мой Курган, 
Стеснив тоскою средостенье, 
Звучит бессонницы орган. 

А снег над мокрою платформой 
Парит и гаснет не спеша, 
И на бессонные плафоны 
Летит и прядает душа 
От этой маленькой квартиры, 
Где переплётам нет числа, 
Теряя все ориентиры 
От вымысла до ремесла, 
Где ночь истаивает быстро, 
Как тельце потное свечи… 

Но долго теплится в ночи 
Последний хриплый звук регистра....   

    ..^..




АЛЕКСЕЙ ГАМЗОВ 

слабо ли в райские врата, не причинив себе вреда? 

слабо ли в райские врата, 
не причинив себе вреда? 
дух оперировать без боли 
слабо ли? 
слабо, витийствуя - рожать? 
о братстве петь - из-под ножа? 
фабриковать, вскрывая вены 
катрены 
о смысле сущего? слабо в 
двух пулях выразить любовь, 
сказать, мол, верю и надеюсь, 
прицелясь? 
слабо не обломать перо, 
построчно потроша нутро, 
дословно на сибирь, меся грязь, 
ссылаясь, 
источник счастья и обид, 
что столь же чист, сколь ядовит? 
короче говоря, слабо ли 
на воле? 

любимая, прости меня: 
и жить без этого огня 
невыносимо, и, тем паче, 
иначе. 
я сам себя загнал, засим 
я сам себе невыносим, 
и - чудо - лишь тебе, постылый, 
под силу... 

    ..^..

Высказаться?

© авторы