Вечерний Гондольер | Библиотека


Марина Савельева


Стихотворение

 

  •  Зимнее
  •  О творчестве
  •  Легенда о Танхойзере
  •  Старость
  •  Седая келья… (метафорический автопортрет)
  •  Пьяное стихотворение
  •  Из цикла «Наследие предков»
  •  Ночь в августе

 



Зимнее 

Я полюбила тишину, 
И труд ручной. 
Размеренный поток минут, 
И гул печной. 

Плед на коленях, жар огня, 
Мельканье спиц. 
Тепла плетенье у меня, 
И рукавиц. 

Мне терпеливо пережить 
И переждать. 
Найти разорванную нить 
И шарф связать. 

    ..^..




О творчестве 

Я бог. Мой мир в моих руках. 
Послушно глина плавится в деснице. 
Еще мгновение, - и бывший мертвый прах 
В творение живое превратится. 

Я набросал эскиз, он под рукой, 
Я смел и дерзок, все могу и знаю! 
Рука сминает влажный мягкий ком, 
Что ляжет первым камнем в основанье. 

Последний миг торжественно немой... 
"В начале было слово, дух носился"... 
Я посмотрел на бездну подо мной 
И в ужасе на миг остановился... 

Меня насторожила мысль одна 
О том, что все старанья бесполезны. 
Творенье неизбежно канет в бездну, 
Испив мук чашу полную до дна. 

Я понял: в чертежах моих разлад. 
Я не учел законы мирозданья... 
Благих намерений ведет дорога в ад! 
Обречено любое созиданье! 

Трудов моих не стоит результат. 
И множишь скорбь, преумножая знанье. 

    ..^..




Легенда о Танхойзере 

Певец куртизанок и плотских утех, 
Танхойзер, любимец Венеры, 
Пресытился лаской безудержных дев, 
Он ищет обители веры. 

Волынка его непривычно тиха, 
И голос звучит переливно. 
Исчезла фривольная легкость стиха, 
Сменясь неустанной молитвой. 

Он видел случайно (а может, во сне?) 
Слепую нагую девицу, 
И знаки греха на огромной луне, 
И смерть в золотой колеснице... 

... В цветущем саду среди роз и могил 
Паломников Папа встречает. 
К нему миннезингер с мольбой подступил 
К любви и прощенью взывает. 

Суровый Понтифик, услышав рассказ, 
Воткнул в землю посох надменно, 
И грозно сказал: Се, всевидящий глаз, 
Карающий грешников тленом! 

Как палка сухая не пустит ростков, 
Как трость не увидит цветенья, 
Так ты не достоин священных даров, 
От Папы не будет прощенья! 

Танхойзер несмело отходит назад, 
Слова еле слышны и редки... 
Понтифик спеша покидает свой сад, 
Забыв старый посох в беседке. 

...Наутро садовник, закончив дела, 
Увидел потерянный посох. 
Корявая трость на заре расцвела, 
Как куст, утопающий в розах!.. 

    ..^..




Старость 

Кожу 
Морщины гложут, 
Ползут паутиной, 
Словно художник 
Сеть осторожно 
Вывел иглою длинной. 

Рук дрожь - 
Едва встревожишь, 
Взгляд туманится, 
Старые письма пальцами 
Перебираю как сны 
Давней весны. 

В старости 
Нет места для жалости, 
Призрачна жизнь. 
Без новизн, 
Без надежд - бедна, 
И все же ценна. 

Важно верно 
Понять первым: 
Не встанешь от сна, - 
Песни услышишь тризн. 
Призрачна жизнь 
И все же ценна. 

Исход близок, 
И манит снизу 
Сыра земля. 
Крохи деля, 
Век провел, 
Иду с тростью 
Уже не гостем. 
Дощатый стол. 
У меня на погосте 
Шиповник зацвел. 

    ..^..




Седая келья… (метафорический автопортрет) 

Седая келья. Теплый вечер. 
Я - изумрудная бутыль. 
Мои изысканные плечи... 
Моя монашеская пыль... 

Воспоминания садов, - 
Я воплотилась в винограде, - 
Я вижу сны об этом саде, 
И брежу запахом цветов. 

Но аромат незрелой крови 
Одели в мутное стекло 
И поместили в воз воловий, 
Поближе к шкурам, где тепло. 

Года, дороги, мрак подвала, - 
Мне длительный отпущен век! 
А кровь бродила и вскипала, 
Играла и рвалась наверх! 

...И вот в монастыре далеком 
Я наконец нашла приют 
(Здесь воле женщин и вина 
Часть подземелья отдана) 
И пусть монахи отопьют 
Глоток священного истока!.. 

    ..^..




Пьяное стихотворение 

Длинные ресницы пьяных глаз... 
Мы заброшены и одиноки... 
Пьем вино, нетрезвые пророки, 
И предметы жизни окружают нас... 

Музыка спасает от бессмертья, 
И от смерти - мягкие слова. 
В этом мире кончились столетья - 
Прошлым тяжелеет голова. 

Руки опускаются к земле, 
В небе белый месяц плачет тонко... 
Как прекрасно быть с тобой во мгле 
Куклой постаревшего ребенка... 

    ..^..




Из цикла «Наследие предков» 

Я странную еду несу тебе в обитель: 
Вот судьбы, вот веков седых триумф... 
Ты - мой ребенок, я же - твой родитель, 
И я кормлю тебя из клюва в нежный клюв. 

В твоих чертах я вижу род и племя, 
И герб, и знамя, и кинжал стальной... 
Я вижу: над тобой не властно время, 
Хотя быть может, властно надо мной... 

    ..^..




Ночь в августе 

Ночь. Просыпаюсь от детского страха.
Форточку распахну, - воздух пьяный.
А за окном небо звездами перепахано!
Звездопад! Чирк! - И звезда упала. 

Снова чье-то желанье не сбудется.
Пью воду из чайника, а мысль крутится,
Словно навязчивый писк комара.
Выйди из дома, ночным паломником,
Желание свое - самое-самое вспомни-ка,
Времени много еще до утра. 

Джинсы натягиваю, плед - на плечи,
Иду на крыльцо, воздух ночи душист
От изобильной земли. Чуть легче.
Листва да трава, сверчок грустит. 

И небо манит, - лови звезду свою верную!
Может, поймаешь?.. 
                       Стоит ли лгать?
Жизнь прошла, все не было времени
Вспомнить желание и загадать... 

Август - ночи обманчивы, знаю.
Скоро и  осень. Скоро и в жизни моей
будет осень. Ежусь от холода.
Из изменчивой памяти вдруг извлекаю, -
И правда! - заветной мечты елей,
Припыленное чуточку золото. 

Чтобы звезда не погасла досрочно,
Чиркаю спичкой, - давно не курю,
А спички держу... 
                         Звезду - дарю!
Сбудется чье-то желание
Самое-самое тайное...
...Звезды падали в августе ночью... 

    ..^..

Высказаться?

© Марина Савельева