Вечерний Гондольер | Библиотека


Артём Тасалов


стирая мир с лица

 

  •  1 "Снегопад за окном, снегопад..."
  •  2 "Снег тихо кружится и падает..."
  •  3 "Когда открываешь священный текст..."
  •  4 "Напиться болью, напитаться..."
  •  5 "Я знаю только то..."
  •  6 "В купах сирени таится весть..."
  •  7 "Иду ко дну..."
  •  8 "Дожди июньские идут..."
  •  9 "Благословен июньский дождь..."
  •  10 "Сын сказал..."
  •  11 "Скажи мне: «Тёмушка»..."
  •  12 "Приближается ясность осенняя..."

 


"Образ мира подобен ветру: мгновенно облегает лицо твоё и бесследно уносится прочь".

 
 
1 
 
Снегопад за окном, снегопад...
Я тебе по-мальчишески рад.
Ты мою утишаешь печаль,
И себя самого мне не жаль.
Забинтуй мою рану - я весь
Эта рана - весь мир занавесь
От слезящихся болью очей...
Хорошо мне, когда я - ничей.
Словно дерево то за окном
Ты укутал прохладным бинтом,
Так и я - снеговик во дворе
На потеху святой детворе.
Вот бегут уже стайки ребят.
Снегопад на земле, снегопад... 
 
*** 
 
    ..^..
 
 
 
 
2 
 
Снег тихо кружится и падает
На мокрый мартовский асфальт.
Невыразимая апатия,
Благословенная печаль.
Рука клавиатуру трогает,
Курсор мигает как маяк.
Украсит жизнь мою убогую
Блаженный нищенский косяк.
Сюжеты для стиха не писаны,
Как и закон для дурака.
Дождусь ли клейких первых листиков,
Что б в них лицо своё макать?
А снег уже метелью кружится,
И небо серое у глаз.
Я выхожу на встречу с ужасом
В который раз
В который раз… 
 
***                         
 
    ..^..
 
 
 
 
3 
 
Когда открываешь священный текст,
Когда подступаешь к нему всерьёз,
Сердце сжимается от тоски,
Что ты уже не вернёшься вспять.
И ты теряешь себя меж строк
В белом пространстве небытия,
Словно дельфин на излёте сна
Выгнул тело своё в дугу.
Это как ветер, как листопад,
Снег на ладони, луна в окне.
Это себя самого забыл,
Тот, кто себя никогда не знал. 
 
*** 
 
    ..^..
 
 
 
 
4 
 
Напиться болью, напитаться,
Как пашня влагой дождевой,
И сочным колосом взорваться
Раздвинув спелый перегной. 
 
Вдыхать всей грудью свет небесный,
Пить золотую благодать,
И тяжкий морок свой телесный
Не знать уже, не вспоминать. 
 
А между тем зерно созреет,
Как тайна некая во мне.
И, наконец,  уразумеет
Душа, что это сон во сне. 
 
И будет ей уже не страшно
Зерном осыпаться с небес,
Дабы иным досталось брашно
Твоих бесчисленных чудес. 
 
*** 
 
    ..^..
 
 
 
 
5 
 
Я знаю только то, что ничего не знаю,
И не желаю знать, распахнутый в Тебя.
И мается душа по праздничному маю,
Как раненный горнист, в трубу свою трубя. 
 
Ещё одна война на Острове Забвенья.
Безумный политрук  смеётся без конца.
Распалась связь времён на огненные звенья,
И некому прозреть, стирая мир с лица. 
 
*** 
 
    ..^..
 
 
 
 
6 
 
В купах сирени таится весть.
Произнеси пароль:
«Сны наяву - это всё что есть,
Радость и боль, и боль...» 
 
Голубь воркует у самых ног,
Яблоня сыплет цвет...
Господи! я ничего не смог,
Что же так ярок свет! 
 
*** 
 
    ..^..
 
 
 
 
7 
 
Иду ко дну,
Остановите,
Иль просто взглядом проводите,
Как небыль некую во сне,
И этот взгляд перепостите,
Покуда сами не на дне. 
 
Идём ко дну по одному,
Вцепившись намертво в штурвал.
Который никогда не врал,
Да только стал  он  ни к чему,
Когда уносит сердце  шквал
Безумных помыслов во тьму. 
 
А может,  всё наоборот?
И в золотые  небеса
Летит помятый обормот,
Закрыв  от ужаса глаза,
А там его никто не ждёт,
И не приветит, ни простит…
И даже не перепостит,
И  солнце вечное сожжёт
Любого, кто к нему летит.
*** 
 
    ..^..
 
 
 
 
8 
 
поэты 
 
Дожди июньские идут…
Жасмин отяжелел  цветами.
Здесь люди праздные живут
Разнообразными мечтами. 
 
А вот уже и первый лист
В объятьях ветра кувыркаясь
Летит как Артик мой на свист,
Земли тяжёлой чуть касаясь. 
 
О жизнь моя, моя мечта…
Ты так сбылась неуловимо,
Что не успела суета
Проникнуть в сердце херувима. 
 
Он улыбается уже,
Огнём горят его ресницы:
Он видит всполохи зарницы
Родных небес на рубеже… 
 
Жасмин совсем отяжелел…
Цветов его великолепье
Июньский дождь не пожалел
За сутки выварить в отрепье. 
 
Лети мой ангел, в добрый путь!
Стихи, цветы и сновиденья
Остались не кому-нибудь,
А горьким пасынкам забвенья. 
 
*** 
 
    ..^..
 
 
 
 
9 
 
Благословен июньский дождь и куст жасмина за окном,
Благословенна жизнь моя со всем больным её нутром,
Благословенно всё вокруг,  и каждый миг благословен
Благословением Любви, к себе самой  попавшей в плен. 
 
*** 
 
    ..^..
 
 
 
 
10 
 
Сын сказал, что я похож на того Чувака
Из фильма «Большой Лебовский».
Ты плывёшь по течению, как и он,
Ты на всё забил,  что тебе не в кайф.
Что тут скажешь – смеюсь я ему в ответ,  
Мне по нраву Обломов в любой стране.
Господи, помилуй меня грешного.
Господи, помилуй меня грешного… 
 
*** 
 
    ..^..
 
 
 
 
11 
 
Маме 
 
Скажи мне: «Тёмушка», – и я умру от счастья,
Простого счастья быть тобой любимым…
Неловко жить разорванным на части,
Беспомощным, нелепым, нелюдимым. 
 
Всего лишь слова мне недоставало,
Казалось бы,  ну что быть может проще?
Всё кончилось безмолвием провала,
Я схоронил тебя в сосновой роще. 
 
Теперь иной уже вдыхаю воздух,
И по-иному жизнь переживаю.
Такой недолжный мне подарен роздых,
И как во сне я душу зашиваю. 
 
Любимая, я ждал тебя так долго,
Что боль осела в сердце сединой.
Отныне быть мне одиноким волком,
Твоим прощеньем и ничьей виной. 
 
*** 
 
    ..^..
 
 
 
 
12 
 
Приближается ясность осенняя,
Очищается воздух души.
Долгожданный канун Воскресения,
Океан колосящейся ржи. 
 
Это белые нивы безбрежные
Наступают на дремлющий мир.
Ничего не останется прежнего,
То-то будет стервятникам пир. 
 
Это светлая тайна Успения:
Иго страха снимается с плеч.
И не нам убоятся спасения,
И не нам свои жизни беречь. 
 
*** 
 
Москва-Псков 2009
3 августа 

    ..^..

Высказаться?

© Артём Тасалов