Вечерний Гондольер | Библиотека


Изяслав Винтерман


Песочный строй

 

  •  "Не окно, а стакан с ледяною водой..."
  •  "Зашкаливает столбик ртути..."
  •  "Всех свернули в сигарету..."
  •  "Закроются двери и окна, и окна..."
  •  "Чаечка моя, не кричи, не плачь..."
  •  "Я мало помню о тебе..."
  •  "Карта звездного неба на левом плече..."
  •  "Время выходит, как кислород..."
  •  "Человек обрастает мусором, обрастает шелестом..."
  •  "Ты - последний пейзаж, и то он скомкан..."

 

 
 
*** 
 
Не окно, а стакан с ледяною водой,
лютый выход в открытое море.
И граненый туман за прозрачной слюдой -
запотевшее время немое. 
 
Столько осени мне положили на грудь
и  в глаза ледяные налили.
Все движенья неловки. Как медленный груз,
опускаюсь соленой промилле. 
 
Злобный карлик скафандром меня нацепил -
возбужденное сердце лепечет.
Дождь прошелся, как цапля по лужам, разбил
блюдца - сотням осколков не легче. 
 
Скоро стружкою снег, всеми клетками мозг,
и чешуйками скользкими тело -
наши чувства легко разведет, точно мост,
заморозив в стеклянном приделе. 
 
    ..^..
 
 
 
 
*** 
 
Зашкаливает столбик ртути
и слов как бы не слышат уши. 
Но в предрассветной синей мути 
и наши мучаются души.   
 
Их греют не слова, а шепот,
движенья легкие навстречу. -
Не задыхающийся топот
или осмысленные речи. 
 
Боль называется любовью
и объясняется словами.
А мы летим размытой кровью
и грозовыми голов?ми. 
 
    ..^..
 
 
 
 
*** 
 
Всех свернули в сигарету -
поезд в полночи горит.
Злые взрослые и дети 
вышли в тамбур покурить. 
 
Тонкий панцирь дрожью скован,
за окном гремучий тыл.
Спи товарищ, будь спокоен,
будет полный дыр бул щыл. 
 
Машинист своим биноклем 
отшлифует профиль гор,
в бликах небо, глянец блёклый,
шпал и рельсов перебор. 
 
Жизнь летит по скользким жилам
с опозданием в пути.
Ехать скорым пассажирам -
ни доехать, ни сойти. 
 
    ..^..
 
 
 
 
*** 
 
Закроются двери и окна, и окна.
И карие ночи сыграют
последние дни для личинки и кокона,
душа приготовилась к раю. 
 
А если не бабочка с сонной пыльцою,
а страшная глина без вдоха. 
И бог не в ответе, что перед лицом ее,
что сделано кем-то и плохо. 
 
Забитые окна, закрытые двери
взорвутся под взмахом округлым.
От неба - алмазные капли, от тверди -
хрустальные ?гли. 
 
    ..^..
 
 
 
 
*** 
 
Чаечка моя, не кричи, не плачь.
Твой рывок, как выдох. Выдох, как звонок
по любви последний. Буду твой толмач.
Из воды-водички ты сплети венок. 
 
Откажись от жизни, всем - не нужен шанс.
Я бы отказался раз и навсегда.
Выдержишь ли время, просто не дыша,
двигаться без смысла, по воде вода. 
 
Если очень больно. Если насовсем.
Тянешь время, тянешь до безумных нот.
И молчишь словами, потому что нем. 
Тишиной качая на воде венок. 
 
    ..^..
 
 
 
 
*** 
 
Я мало помню о тебе, наверно, потому,
что слишком мало лет прошло, и память не горит -
не освещает темноту ни вширь, ни в глубину -
совсем другие времена - ни сердцу, ни уму. 
 
Короткой стрижкой никого не соблазнишь уже,
роскошной грудью без стыда не выставишь за дверь.
Во рту картавит алкоголь, и от глотка к глотку
слабее сердце и сильней твоя лукавит "р". 
 
    ..^..
 
 
 
 
*** 
 
Карта звездного неба на левом плече
и придуманной капельки суши,
как прививка, чтоб мог улететь налегке
в глушь, в Саратов - чем глуше, тем лучше. 
 
Только родина в сердце зияет насквозь.
Снег безумствует белой сиренью.
И уже ни о чем я не вспомню без слез.
Страх на донышке слуха и зренья. 
 
Пролетая над чем-то - название есть.
Лень по карте искать, где я точно.
Я давно от всего отказался, а здесь
повседневно темно, еженощно. 
 
    ..^..
 
 
 
 
*** 
 
Время выходит, как кислород.
Рот открываю - дрожит губа. 
Сопротивляюсь за весь народ,
а не пытаюсь спасти себя.  
 
Выдохну, взвесив кусками страх.  
Над головою песочный строй
темных лошадок в сухих кустах,
белых верблюдов в пыли густой. 
 
    ..^..
 
 
 
 
*** 
 
Человек обрастает мусором, обрастает шелестом
глупых бумаг непрочитанных - к?пит впрок.
Его обещанья - панцирь, скрывающий прелести 
жизни, прошедшей странно и поперек. 
 
Здесь бы поставить точку и течь не надо.
Бумажный кораблик, посланный за душой.
Закат, как парковая эстрада.
Выйдет сейчас самодеятельность с дудой. 
 
Смотрит впередсмотрящий вдаль терпеливо.
И что он видит, не стоит упрямства карих открытых глаз.
Время во время прилива всех подымает. Смеются утоплено ивы.
Потом наступает засуха. И слышится божий глас. 
 
    ..^..
 
 
 
 
*** 
 
Ты - последний пейзаж, и то он скомкан.
Потом нас не будет, тогда и надо искать…
Мысли плывут, и тонешь в тоннеле комнат.
Последний воздух стучит в висках.
Светофор наливается хлорофиллом,
солнце краснеет, желтеет, уходит вниз.
Становится светопрозрачным илом
небо, и - вязнешь, и сыплется белый рис.
Тогда и надо искать: снег или стружку,
пух или дождь - пристальней надо смотреть
на г?ру, на розу, на голых друг дружку,
на жизнь и на смерть. 

    ..^..

Высказаться?

© Изяслав Винтерман