Вечерний Гондольер | Библиотека


О`Санчес


ОСЕННЯЯ ОХОТА С МУРМАНОМ И АЛЕНУШКОЙ

 


Туман, вобравший в себя раннюю вечернюю мглу, доверху заполнил деревню Чёрную, и от этого смешения получился он столь немыслимой густоты, что даже ветряная мельница на восточной окраине деревни утонула в нем полностью, по самую маковку, вместе с крыльями-лопастями, с лучами-брызгами от настенного фонаря и магическим флюгером, прикрепленным, согласно причудливой воле деревенского мельника, на самом верху самодельной телевизионной антенны. А западная сторона деревни, откуда приполз дивный туман, была низка, она почти вплотную спускалась по левому берегу к реке Черной, омывающей деревню-тезку и первая канула в тихую, ватную, никому, даже детям, не страшную беспросветность. Новолуние, поздняя осень.
Если собрать воедино все туманы Псковской области, зафиксированные местными погодными службами, то их совокупная частота и плотность вряд ли сравнится с туманами, что так любят прицельно окутывать именно деревню Чёрную в середине весны и в конце осени, однако, метеорологические службы почему-то всегда обходят вниманием это древнее поселение и не ведут статистики наблюдений, как бы не замечают его. Так было и в царские времена, и в эпоху советской власти, и после нее… Идет-гудет по псковским дорогам Время, вытряхивает на мягкие ситцевые просторы очередную земную власть – селянам из деревни Черной любая отечественная годится, лишь бы не мешали, не дергали туда-сюда веками устоявшиеся обычаи. Здесь в деревне обитают люди тихие, налоги и подати платят исправно, голосуют дружно, современность соблюдают во всем, в одеждах и быту… Урядник ты, или становой, или участковый – ступай своей дорогой, без тебя во всем разберутся…
За века так оно и сложилось: живите, как хотите, лишь бы сами другим не досаждали, попусту не шебутились. Может быть, кому-то из посторонних порядок местной жизни покажется несколько странным, но деревенских он вполне устраивает, иного им не надобно.
Пошла вторая неделя ноября, самое время для туманов… и для охоты.
Лёха вышел на крыльцо, подождал, покуда пёс Мурман - лениво-прелениво, с притворным хныканием, с потягушечками, волоча задние лапы и перебирая передними - весь окажется снаружи, захлопнул за ним дверь и дал Мурману легкого подзатыльника, или, точнее, подзагривника. Мурман даже не стал спрашивать – «за что, хозяин!?», он воспринял это как приглашение приподняться на задние лапы и облизать Лёхе лицо. У Лёхи рост – метр девяносто пять, но когда Мурман встает на дыбы, вплотную к хозяину, ему не приходится задирать клыкастую свою башку, дабы попасть языком в нос, в щеки, в уши и куда придется… Потому что Мурман повыше хозяина будет... и вообще он заметно вымахал за последние несколько лет. В холке он не такой уж и рослый для чудовища в облике собачьем, под девяносто сантиметров, но зато тело длинное. А глаза синие. Не вышел номер с облизыванием – хозяин был на страже… ой-ой!.. еще один тумак… ой!.. Ну и ладно, подумаешь… а что там яблони? А не пора ли норы обновить, восстановить, новые прорыть… Четыре яблони Лёха собственноручно высадил в поза-позапрошлом году, весною, дабы оживить унылость пустоватого двора, но вовсе не для того, чтобы некий обормот о четырех лапах корни им подкапывал, высушивал.
- Я сейчас кое-кому так пророю, что заборы заплачут от жалости к истерзанным животным! Пять минут тебе на оправку, на круговой дозор - и к бабушке пойдем. Ох, чует мое сердце: накроется наша завтрашняя охота!
Мурман, полный ужаса, даже замер у березы, с поднятой ногой… но нет горечи и гнева в хозяйском голосе, стало быть, не все так страшно… будет, будет охота... На всякий случай лучше поскулить.
- Ну-у… Что это такое, а? Ты ведь взрослый уже, Мурман, ты же старше меня, откуда в тебе эти капризы как у младенчика?.. Чуть-что – хныкать! Воспитал на свою голову иждивенца… В любом случае, в первую очередь дела: сначала исполнение общественных обязанностей, а потом уже – баловство в полях и лесах… Понял ли?
- Баловаться??? – Это слово Мурман попытался понять как приказ к немедленному исполнению и вновь был осажен хозяином, на этот раз заметно жестче, с помощью черенка от метлы. Да только Мурману все эти тумаки с пинками – как с гуся вода, главное, чтобы Лёха по-настоящему не рассердился.
- Всё, Мурмашик, всё! Вижу, понимаю, знаю. Да, пора тебе, и сам хочу поразмяться, но – потерпи, понял? Не серди меня. Бабушка тебе гостинцев припасла… со вчерашнего дня… Да, гостинцев. Но сначала мы должны управиться с делами… Так. Улица. Слышал, Мурман? У-ли-ца! Больше не предупреждаю.
К утру вся деревня, вместе с деревьями, заборами, сараями, асфальтовыми и земляными дорожками, покроется инеем, но к полудню иней растает… Так было вчера и будет завтра… Кажется, что до зимы еще очень далеко…
Леха дом на ключ не закрывает, калитку не запирает, потому что не водится в деревне Черной крадунов и татей, не бывает случаев воровства. Нет, ну, если вдруг, сгинет со двора курица, или молоко у коровы пропадет, или овцу зарежут на пастбище, то – ситуация житейская, понятно, куда и к кому следы ведут, тот же и Мурман далеко не свят, но одно дело дикие или домашние животные, или озорство мелкой деревенской нечисти, или еще какой твари бессловесной, а другое дело люди, сознательные деревенские жители. Местные не воруют друг у друга, в милицию да в полицию отродясь не обращались, случайные посторонние лихоимцы – большая редкость, да и разбираются с ними по-свойски, то есть, навсегда, без суда и следствия с последствиями.
Улица. Это значит, что Мурман бежит ровно, примеряясь к Лехиным шагам, почти всегда слева от него и без попыток озорства. Да в этот миг хоть соседская шишимора дорогу перебеги, хоть курица под клыки подставься – Мурман ноль внимания, ибо он не просто так, а важную службу несет, выполняет хозяйский наказ: «улица», называется!
Подгорная улица преобразилась за последние годы, опять же Лехиным старанием: сам планы чертил, сам заклинания накладывал, чтобы выровнять все эти ухабы да ямы… Но за асфальтовые дорожки пришлось платить шабашникам-дорожникам, дорого платить. Дорого, да все проще, нежели с нуля выдумывать колдовство на производство асфальтовых покрытий. Денег Лёхе не жалко, он, несмотря на молодость, давно уже утратил вкус к деньгам и богатству, но – брать их откуда-то пришлось... современными наличными, дабы лишний раз не смущать малых сих архаическим видом золота и самоцветов. Оно не трудно, по большому-то счету, всего лишь хлопотно, однако же, гораздо менее хлопотно, чем изобретать колдовской велосипед. Так или иначе, результат налицо: улица Подгорная – самая ровная в деревне, самая чистая, не то, что при Петре Силыче, Лёхином отце… Тому все было хорошо, все подходяще: и ухабы, и нужник во дворе, и отсутствие телевизора..
Туман – густейший, просто чудо какой туман, грех такой упускать! Лёха остановился и примерился: проще всего колдовать словами, но жестами эффектнее… жаль, никто не видит… Лёха поднял перед собою обе руки на уровень плеч, слегка развел их и защелкал пальцами о ладони. Дунул.
Он и сквозь туман хорошо ощущал… понимал происходящее вокруг, но ему нравилось видеть обычным человеческим зрением – и вот уже не вязкая липкая мгла, а прозрачная ночь заполнила прорубленное волшебством пространство вдоль улицы Подгорной, от Лехиного дома и до самого приречного кустарника. Образовался словно бы коридор с полукруглым сводом, шириною в три метра, и высотою примерно столько же, если считать от крайней точки сводчатого «потолка». Даже с подсветкой. Освещение Леха специально не вызывал, видимо, само побочно приколдовалось, вобрав лучи от луны, от фонарей да освещенных окошек. Сей коридор не был пуст: метрах в двухстах застыла какая-то парочка… Типа, целуются… Вот они поняли, что оказались на виду, и со смехом нырнули в зыбкую плоскость тумана… Девчонка даже успела пискнуть что-то вроде:
- Дядя Леша, добрый вечер!..
Елы-палы! Это же Варенька Артюхова, почти взрослая девица, ведь только что была пигалица из начальной школы!.. А он уже, оказывается, дядя Леша… А мальчишку не успел узнать, впрочем, это не важно.
Леха плеснул левой рукой налево – коридорчик по улице Репина… И немного погодя, правой рукой направо – прорублен туман до самого конца по Песочному переулку… Словно бы траншея в сугробе. Кажется, облокотись на эту стену из густейшего тумана – выдержит. Колдовство слабое, еще зыбче летучих осадков, минут через пятнадцать выветрится, но деревенскому люду нравились подобные бескорыстные чудеса, тем более от самого Алексея Гришина… Откуда-то и дети взялись на улице, хотя, казалось бы время позднее. А, понятно, завтра выходные, в школу идти не надо. За Лехой и Мурманом увязалась целая ватажка малолетних сорванцов: скрытно бегут по туману вдоль коридора, сопят, смеются, даже пересвистываются «тайным» детским свистом, которому всех местных малышей, из поколения в поколение, домовые учат… Прячутся и, небось, думают, что Лёха и Мурман совсем уже лошки, неспособные расслышать инфразвуковые волны.
- Брысь по домам, а то у меня Мурман не кормлен! Сейчас ужинать отпущу!
Не очень-то убедительная угроза, но мальчишки отстали, видимо переключились на что-то более интересное для них, ишь – хохочут, заливаются…
И еще голоса… уже взрослые… друг дружку окликают, гулять по туману зовут… Без малого – праздник в деревне Черной. А вот Лёхе как раз наоборот - будни трудовые, на ночь глядя: там, у бабушки, трое гостей из Питера, приехали именно к Лехе, «по вопросу, не терпящему отлагательств», ходоки к Ленину, блин…
- А как же иначе, Лешенька!? То же и при Петре Силыче, покойном, было: кому же, как не к нему обращаться-то? Теперь к тебе, ты у нас самый-самый!..
- Угу, самый-самый… Пожарная команда, типа, из МЧС…
- Так и есть в миру, так и от века заведено: где почет, там и тягости. Стало быть, если ты не хочешь, чтобы они к тебе…
- Нет, нет, баб Ира, я сам к ним, то есть, к тебе приду. Во сколько лучше?
- Тогда так, Лешенька: пусть они отдохнут с дороги, да покормлю, да баньку им истоплю… Как раз часикам к десяти и приходи, к самовару, и за чаем все ваши дела и обговорите. Очень уж просились, ты уж с ними помягче… Народ весь солидный, уважительный.
- Ладно.
И вот теперь Леха идет к бабушкиному дому решать важные вопросы с гостями из Петербурга. Состав делегации – два колдуна и оборотень, все трое, со слов бабушки, увесистые ребята, не шишгаль случайная, стало быть и вопрос у них не праздный… Что означает в свою очередь… Да ничего хорошего не означает, кроме дополнительных забот. Раньше Лёха тоже был питерский, родился и вырос на Петроградской стороне, но лет пять как перебрался на постоянное обитание в деревню Чёрную, в отцовский дом, к бабушке поближе… С тех пор, как Лёха осиротел в одночасье, из родных у него осталась только бабушка, Ирина Федоровна. Если по крови считать – они чужие друг другу, никаким, пусть даже самым дальним и косвенным родством не связанные, да только бабушка Ира и внучек ее названный, Лёха, давно об этом напрочь забыли и вспоминать не желают, и живут теперь в одной деревне, бок о бок, тесно прижавшись друг к другу одинокими душами.
Лёха окинул внешним и внутренним взором светлый джип, припаркованный возле забора: да, реальная тачка, не морок – и не лень же им возиться!.. Хотя… а сам-то? Он и сам хорош со своим «паркетным» кастомным байком!..
Ряшка молча припала брюхом к земле, только цепь гремит и хвост мечется – она всегда рада молодому хозяину! А Мурмана почти не боится! Шнырнул по двору кот Васька, вслед за ним кикимора Мулька – тоже радуются, но не так явно… Домовой из-за поленницы высунулся, волосатыми губами ухмыляется… Мурман шевельнул обрубками ушей, глянул ревниво на все это бабушкино войско, но строжить никого не стал, ибо не время: пусть сначала хозяин и старая хозяйка забудут о нем, как следует на свои дела отвлекутся, подальше от Мурмана и от всяких там шваберных палок да метел...
- Мурман. Будешь пока здесь, на свежем воздухе гулять. Но я тебя предупреждаю по-хорошему: ежели вдруг я опять услышу, что тут во дворе… короче говоря – ты понял!.. Никого не обижать, никуда не загонять, ни Мульку, ни Прокопыча! Я уж не говорю о Ваське с Ряшкой! Будь умницей. Особенно сегодня. Ферштейн? Не позорь нас с бабушкой перед гостями.
Мурман изъявил немедленную готовность поклясться самой страшной клятвой, что он будет умницей и, при этом, самым смирным на свете животным, и вообще, и всегда… Но хозяин жесткою рукой уклонился от клятвы, облизывания и объятий, самовольно открепил с цепи Ряшкин ошейник, сунул осчастливленной собаке заранее припасенную губчатую косточку (Мурман не посмеет отнимать прямой подарок) и предпочел побыстрее войти в дом.
Ирина Федоровна ведьминым чутьем и бабушкиным сердцем угадала точно к сроку: не успел заварочный чайник на конфорке самовара окутаться кипяточным облаком из душничка, а уже распахнулась без стука дверь, и в горницу вошел здоровенный крутоплечий парень, темно-русые волосы коротко стрижены, а все равно видно, что жёсткие и без седины. Одет просто и вне претензий: похожие на галифе голубые джинсы с довольно низкой мотней, легкий свитер (куртку и обувь Лёха оставил в сенях), на ногах черные носки и тапочки «ни шагу назад». Обычный, казалось бы, человек, но в глазах у него мерцает безлунная ночь, и, в такт сердечному стуку, рвется из его груди сила… такая… что промерять ее своею силой – н-не хочется. Трое гостей ощутили сие одновременно и совершенно одинаково. С таким – только дружить, это однозначно.
Леха показал им ладонью, что вставать не надо, но гости не послушались и поочередно подошли к Лёхе, поздоровались за руку.
- Алексей.
- Борис Ив… гм… Борис.
- Андрей.
- Эдуард… Просто Эдик.
Даже не по вертикальным зрачкам сквозь линзы, а сходу, по ауре, Лёха угадал в Эдике, в самом молодом из гостей, оборотня, остальные двое – люди, колдуны, крепенькие такие, особенно старший из них, Борис.
Четверть одиннадцатого, спешить особо некуда, а чтобы уважить бабушку, лучше всего соблюсти необходимые приличия: попить чайку, потрепаться на отвлеченные темы, присмотреться друг к другу… Лёха видел этих троих впервые, Ирина Федоровна, похоже, откуда-то знает этого… Бориса Ивановича... и не одно столетие, небось…
-…Ай, Боренька, главное, чтобы угару не было, а на шишках, там, или на угольях, это и не важно для чайного вкуса. Наговор же на выход трубы поставлен, вместо вытяжки, он весь угар в себя и собирает. Лёшенька поставил. А температуру – да, держит… так, а что и не держать, на семи-то литрах?.. Раньше у меня ликтрический шестилитровый был, так, считай, не хуже сохранял…
У Ирины Федоровны тело длинное, сутулое и худое, и стремительное, несмотря на древний ведьмин возраст: вот она медку в настольную кадочку подлила, да за кренделями на кухню, да еще колбаски нарезать… да углей в трубу подбавить… Лёха решил про себя, что оставит бабушку на разговоре, не удалит из горницы, как полагалось бы древним обычаем… Обычаи потерпят, а бабушку он любит.
- …да, Федоровна, в точку сказала. Тут уж хоть глобальное потепление, хоть глобальное похолодание, а природа все по-своему вывернет, и не нам с нею тягаться. Гм… Вкусный был чаек… да еще после этакой здоровской баньки! Даже и про все дела хочется забыть… но никак. Потому и приехали к тебе, Алексей Петрович, как раньше к батьке твоему, Петру Силычу приезжали… Со всем уважением. Рассудить наши заботы ко всеобщему удовольствию.
- Рад вашему приезду, господа, а уважение – взаимное.
 Голос у молодого человека – звонкий басок, то есть, изрядно погуще, чем у его родителя, Петра Силыча… Сам похлипче, а голос потяжелее…
- Весь сход желает тебе здравствия, воздержавшихся не было.
- Взаимно. Дело есть дело, давайте приступим. Но я бы хотел, чтобы моя бабушка, Ирина Федоровна, осталась с нами, потому что мне приятнее вести такого рода беседы в ее присутствии. Здесь же нет особых тайн, как я заранее понял?
- Да Лёшенька, да что ты… да мне совсем не трудно…
- Я решил.
Когда чужая воля определяет тот или иной порядок дел, событий, поступков – главное в том, насколько эта воля мощна, крута, насколько легитимна во властности своей. Двое гостей, оборотень Эдик и колдун Андрей, взглянули на Бориса Ивановича, тот с готовностью качнул сверху вниз окладистой бородой: в прежние-то времена и с покойным Петром Силычем спорить особо не приходилось, и совершенно очевидно по всем статям сего молодца, что новое яблочко – от той же яблони. К тому же и проблема без хитростей, проста, да занозиста.
Ирина Федоровна торопливо сняла передник, вытерла полотенцем костлявые руки – видно, что довольнехонька решением внука – и уселась на диван, слушать.
- А мы абсолютно не против и никаких секретов у нас нет. Тут вот какое дело… почему нас троих, собственно говоря, сход направил сразу сюда, к Алексею Петровичу…
Угу. В процессе рассказа Лёхе даже и без дневных нашептываний Ирины Федоровны стали понятны все эти резоны: и почему сход, и почему трое…
Делегация – из уважения к Лёхиному нынешнему статусу и для напоминания об оном: Лёха ведь отнюдь не сам по себе, он, унаследовав от Петра Силыча дом, гены, колдовскую мощь, теперь как бы предводитель нечистой силы во всех окрестных пределах, включая и Санкт-Петербург, и весь Северо-Запад, и Москву, и далее… и еще далее… Не главный над всеми, но – старший, самый мощный… И тот, вокруг кого можно собраться, коли нужда припрет, в старинной вражде против иной, адовой нечисти, против сатанинской… Обычно-то все сами с усами, всяк сам за себя, но ежели вдруг… За Петром Силычем надежно было, да погиб Петр Силыч, теперь, вот, Лёха вместо него, сын своего отца…
Несколько лет тому назад в Санкт-Петербургском бестиарии завелась вроде как новая фигура… И не с теми она, и не с этими, и вообще бессловесная… фауна, типа, монстр. Поселилась под землею, колобродит по коллекторам да подвалам, в старом городе… Жрет все подряд: крыс, кикимор, домжей, призраков, домовых, вампирами не брезгует, людишек пожирает, кто пьян и бездомен… Одним словом, змея! И огроменная! Ребята питерские, в основном колдуны да оборотни, пытались время от времени на нее подземные облавы устраивать… Весь полученный результат – четверо погибших только за последний год, это не считая людишек и мелкой низкой нечисти… По слухам, и адовые пропадали, но их никто не считал и не жалел. Коварна, чутьиста и увертлива. Так и сяк народ судил да рядил, только одно и получается: тварь из древнего разряда, очень древнего, явно, что бесхозная, и что без высокого разума… Холода, химии, грязи не боится. Силища в ней исполинская и никаким колдовством ее не взять. То есть, понятное дело, поддается на чужую силу, реагирует и на заклинания, но чтобы сдохнуть или пополам порваться – никак нет! Сама живет – других жует. У покойного Чета была точно такая, а потом еще у… гм…
- У меня. Змея Алёнушка была, не спорю. Сбежала от меня еще лет де… давно, короче говоря. В свое время Чет сам ее с улицы подобрал, укротил… и мне подарил… на добрую память… По описаниям – похожа, да и по масти, что господин Эдуард нам обрисовал – типичная анаконда. Относительно типичная. Всё сходится. Итак, друзья мои, вы предлагаете мне самому ехать в Питер и разбираться со своим бывшим движимым имуществом? Я правильно понял, Борис Иванович?
Делегаты оробели, неожиданно для себя… Вроде бы и не сказали ничего такого обидного, да и слова у хозяина мирные… а вдруг холодно стало в груди, словно не чай пили, а лед кусали. Или показалось?.. Голос-то у нового старшого рассудительный, без накала.
- Истинно так. Вернулась, откуда взяли. Ну, сам посуди, Алексей Петрович, ну что это за жизнь, словно в военное время… Только, вроде бы, утихло все – на тебе! Если что, мы и сами справимся, все равно убьем гадину ползучую, не младенцы, чай, но… Сомневались мы до сего дня, мало ли – замыслы у тебя какие насчет нее, нам не известные, по скромности нашей… А мы вдруг, не спросясь – наотмашь!..
Борис Иванович умолк и разговор прервался. Ирина Федоровна ни единым словом, ни разу в беседу не вмешивалась, делегаты уже сказали все, что хотели сказать, а Лёха крепко задумался. Всем видно было, что он честно размышляет, как поступить, что решить, подыскивает слова ответа, потому и тишина не была в тягость никому из присутствующих.
Ехать в Питер Лёха категорически не желал. Он боялся этого, но не робостью труса, а страхом государственного деятеля перед необратимостью, которая может наступить для… многих, для всех, в результате ошибки, допущенной им, Лёхой, им и только им. Всё ему чудилось, что люди, нечисти, времена и обстоятельства подманивают Лёху туда в Питер, чтобы… чтобы… чтобы… если не убить его, то превратить в нечто противоположное тому, какой он есть сейчас… Вражеская приманка может быть любой: жадность к знаниям, жажда всемогущества, ненависть, любовь, жалость к малым сим, чувство мести…
Отказать? Хорошо бы. Можно и не обосновывать причины отказа, ничего и никому не объяснять, сил для этого достаточно… И отказал бы Лёха, но перевесила во внутреннем споре крохотная, никому, кроме него, не значимая деталь: ареал обитания этого монстроуза, предположительно змеи Алёнки, был обозначен весьма строго и не выходил за пределы Казанского острова, очерченного, как известно, с трех сторон – Крюковым каналом, каналом Грибоедова и речкой Мойкой… Еще бы немного к северо-востоку, где Летний сад… и Карпиев пруд… там, где когда-то, в одно страшное утро, обуглилось Лёхино сердце… – и он бы смалодушничал.
Лёха тряхнул головой и улыбнулся.
- Поеду, разберусь. Очень и очень не хотел бы, и есть у меня на то весомые резоны и мотивы, но – уважу народное мнение. Поеду один, послезавтра. Встречающих не надо, подстраховки не надо, проводников не надо, сам ее учую в указанных прериях, сам найду. Борис, Эдик, Андрей, договорились?
Все пятеро, включая Ирину Федоровну, встали со своих мест. Совещание закончено.
Лёха терпеливо, не упуская улыбки, выслушал благодарственные слова от «членов делегации», пожал каждому руку и отошел к дивану. Теперь можно и брякнуться вольно, сюда, на свое любимое место, здесь он еще мальчишкой любил сиживать, дожидаясь, пока бабушка Ира домашнего вкусненького ему поднесет, леденцов или хворосту печеного…
- Тогда… Ира Федоровна!.. За угощение сердечно благодарствуем – и мы помчались. В гостях хорошо… а домой пора.
- Боря, судари мои, да куда же это вы, после баньки-то?.. Я вам каждому постель приготовила, мягко бы застлала, даже и Эдику, если что…
- Нет, Фёдоровна, полночь уже на пороге, а месяц в своем чертоге, самое подходящее время нам скорости набрать, ресурсы позволяют. Да мы через час уже в Питере будем, коли поспешим, ведь мы, честно сказать, не рассчитывали на столь скорое решение нашей проблемы…
Лёха вздохнул и счел нужным подать голос с дивана:
- Решение воспоследует только в начале той недели, господа. Всё, чем могу…
Гости были настроены к отъезду решительно, да и бабушка уговаривала только для порядку, из вежливости: конечно, в своих краях-то сердцу привольнее, да и народ занятой, да и ночь для нечисти всегда хороша, лучше не бывает, какого рожна ее в перинах топить?
Лёха проводил гостей до крыльца, а бабушка до самой калитки, заодно этих проверить... мохнатых да хвостатых…
Когда бабушка вернулась со двора, Лёха уже полулежал на своем любимом месте, а лоб-то у любимого внука морщинами собрался…
Ирина Федоровна остановилась посреди комнаты, осмотрела неубранное застолье.
- Вот нанесли забот!.. Давай, Лешенька, еще чайку подолью?
- Можно.
Ирина Федоровна повелительно поманила когтистым пальцем – серебряный заварочный чайник зашевелился на самоварной конфорке, по бокам его затрепетали-зашелестели крылышки, словно бы вырезанные из серебряной же фольги – и вот уже он уже в бабушкиных ладонях. Бабушка охнула растерянным басом, а Лёха поспешил объяснить:
- Бабушка, это я, я крылышки приделал, вижу, что ты чайник зовешь, ну и пошутил… Думаю: что ему без крыльев летать, нелогично ведь? Прости, пожалуйста!..
- А-а! То-то я смотрю, то ли я из ума выжила, что не помню своего же колдовства, то ли… - Ирина Федоровна даже рассмеялась своему недоумению… - Что значит – сын своего отца! Силыч, земля ему пухом, тоже был горазд на ровном месте выдумки творить… В него ты, не в Лену… Не завтра поедешь?
- Да, послезавтра, с утречка. Завтра надо прибраться, собраться, то, да се… Мурмана тебе оставлю, мало ли…
Бабушка огорченно промолчала. Она и без слов навострилась понимать своего ненаглядного внучка Лёшеньку: если Мурмана оставляет, а не с собою берет – значит, опасается за него… и за себя, если на диване угнездился – значит, у бабушки ночевать останется, а не у себя… и не где еще, по холостому-то делу… Значит, смута у него на душе… И ведь редко когда поделится ею, все сам, все молчком… Гости уехали, платок можно снять. Бабушка тряхнула головой – седые волосы, заплетенные в четыре плотные косы, каждая о пяти прядях, упали за спину, едва ли не до подколенок . Волосы для колдуньи – дело важное, полезное… Чем бы внука-то рассеять, от грустного отвлечь?
- Шуз какой-нибудь присмотрю, взамен стоптанных, заодно перчатки для чоппера… тебе не надо ли чего-нибудь купить, баб Ира, только скажи?
- Нет. Лешенька, все есть. Может, телевизор включим?
- Потом, бабушка, попозже, когда я спать уйду, ладно? Нет настроения в ящик пялиться, ты уж извини. Я сегодня даже в Сеть не заходил, как чувствовал с самого утра, что город по мою душу заявится…
Бабушка только вздохнула, жалеючи. Что тут скажешь, чем поможешь - жизнь есть жизнь.
- Когда планируешь вернуться?
- Послезавтра и вернусь, наверное, к вечеру, к ночи. И так уже охоту отложил… из-за некоторых рептилий… Мурман узнает – то-то крику будет… Нормально они там?..
- В меру. Двор пока не разнесли. Я тебе в сарае стелю?
- Угу.
  Простому человеку в сарае бы холодно показалось проводить ноябрьскую ночь, но Лехе нравится вдыхать сквозь сон запахи пыльного сена, вот он и предпочитает сарай всем остальным лежбищам, возможным в бабушкиных владениях. Сквозняки он законопатил одним коротким заклятием, подбавил тепла до комнатной температуры – здесь тоже не велик труд набубнить…
Бабушка лежит в своей постели, но знает: сегодня и до утра не будет рядом ни кота Васьки, ни домового Прокопыча, ни кикиморы Мульки… Знает и не сердится на перебежчиков: она – дай ей волю - и сама бы не спала, внуку сон берегла… И туман вроде бы прошел. Встать, что ли, да пойти прогуляться в лес, авось поймает лунный свет на поздние травы?.. Пожалуй, да – а что толку лениться, древнею колодою лежать?..
У кота Васьки свое законное, только ему принадлежащее место на сарайном ночлеге: дождался, пока Лёха устроится поудобнее - и клубочком у него в ногах, неслышно мурлычет на одеяле, об ауру молодого хозяина своею аурой трется. Кикимора Мулька и домовой Прокопыч в головах устроились, всяк на своей стороне: Прокопыч слева, а Мулька справа, Прокопыч якобы дыхание Лёхе бережет, храп от него отгоняет, а Мулька будто бы колтуны в прическе распутывает… да только откуда колтунам взяться в коротком ежике волос? Нет, нет и нет, просто всем им радостно питаться от спящего Лехи его колдовской сутью, силой, очень мощной, всесокрушающей, но для них отнюдь не злой и даже целебной.
Мурман словно бы низвергнут в пропасть из этой маленькой придворной иерархии, сослан вниз от лежанки, на пол, но это всего лишь иллюзия, ибо каждому понятно без малейших сомнений: Мурман здесь главный, захочет Мурман – всех посторонних шуганет прочь от Лёхи, сам-один будет охранять, но… уж коли они в гостях заночевали, пусть хозяева тоже порадуются… Ух, и славно они сегодня в прятки да в салочки-догонялочки поиграли…
Во дворе есть еще один сарай, хорошо утепленный в преддверии зимы, там живет-ночует коза Хиля, удойная и хитрая коза, но – обычное животное, без волшебства, потому ни ей, ни обычной собаке Ряшке допуска к «ночному дозору» возле спящего Лехи нет. В дворовые игрища – обе преотлично годятся, а в важные колдовские дела – сукном не вышли.

*  *  *

 У Лёхи есть жилье в Петербурге, он исправно платит за коммунальные услуги, за лифт, свет и газ, даже за телефон, ежегодно проверяет внутреннее состояние квартиры, но сам в ней не живет и сдавать никому не желает. Откроет входную дверь, войдет, потопчется в прихожей, в комнаты ни единым шагом не заступая – и вон оттуда!.. И дорога она ему, счастливой памятью детства, и ненавистна, почти по той же причине. Квартира содержится в относительном порядке, потому что Лёха нанимает под это дело домработницу, бывшую односельчанку, та ежемесячно «проводит влажную и сухую уборку», осматривает старательно – плинтусы, вентиляцию, щели в окнах - нечисть ненужная не завелась ли?… А сегодня Лёха даже и домой решил не заходить… очень уж неохота, да и некогда. Но вот лучше он пройдет насквозь Московский проспект, выйдет к Сенной, а там… по чутью.
День стоит сумрачный, однако не по-ноябрьски теплый и сухой, зонт болтается без дела за спиной, в чехле, Лёхе почему-то нравится носить его именно так, на ремешке, за спиной или за плечом. Колдовством и без зонта можно обойтись, что Леха и делает, когда припрет: ни дождю, ни граду, ни снегу не прорваться сквозь простейший магический купол, но Лехе чем дальше, тем чаще нравится чувствовать себя по пустякам – именно простым человеком, да и, к тому же… Обычные люди внимания не обратят на колдовские штучки-дрючки, засверкавшие вдруг посреди Московского проспекта, зато все остальные существа непременно заметят… даже безмозглые голуби… Это все равно как синее мигающее ведерко себе на голову прилепить!.. На фига, спрашивается? Какое-нибудь мелкое, сиюминутное колдовство – еще туда-сюда, это можно, выпендриваться же постоянным магическим экраном не стоит. Колдовать Лёха любит, с превеликою охотой узнает старинные заклинания, не устает у бабушки выспрашивать, выдумывает новые, от себя… но чтобы на каждый чих откликаться волхованием да колдованием… Это неразумно.
- …нет, извините, некурящий!..
Еще во времена Лехиной юности, Лёха отлично это помнит, горожане сплошь и рядом стреляли друг у друга покурить… И ныне такое случается, но – гораздо реже. Город меняется, люди меняются, грязи на улицах стало меньше, равнодушия и жадности больше.
 Справа закончился «Парк победы», слева, чуть дальше через дорогу, общежитие, где Лёхе не раз доводилось бывать в гостях, в хорошей компании… Проплывает мимо дворец культуры – почему-то там, в районе Московских ворот, особенно сильно пахнет алчностью, деньгами…
Лёха поймал себя на том, что вылущивает взглядом из толпы молодых девиц, особенно в мини-юбках… И не редко, между прочим, улавливает ответные благосклонные взоры… Безо всякого приворота, на голом человеческом обаянии! В деревне с этим делом несколько напряжно: встретишься с дифчонкой, либо с молодицей, раз да другой, так она уже хомут для тебя сплела, уже чуть ли не в свадебное путешествие собирается… В Пскове насчет удовольствий попроще, а в Питере и подавно, да только не хочет он в городе жить…
Лёха зазевался, сместился к краю тротуара, возле самой проезжей части – и в ту же секунду какая-то затрапезная иномарка на полном скаку обдала его грязью из лужи. Лёхе даже показалось, что это они нарочно так сделали, намеренно подшутили над прохожим. Проверил – точно, двое парней, с ними две девицы, водила в кураже, остальные тоже хохочут… вроде бы, все четверо умеренно трезвые… Лёха не стал сердиться и решил никого не наказывать: послал воздушный шелобан им вослед – тачка в этот миг стояла на красном светофоре - лопнули одновременно четыре ската… Но и это еще не весь ваш секс, дорогие друзья: до самой полуночи салон в вашей тележке будет пахнуть загаженным вокзальным туалетом… и сивухой, и никакое проветривание не поможет. Леха подумал, было, понос пожиже на водилу наслать, да в итоге поленился.
А грязь сама с одежды сошла, послушная очищающему проговору. Это все разовые штучки, от них уже через пять минут ни следов, ни ауры.
Погода – плюс шесть, полный штиль, если не считать легкого ветерка, бегущего навстречу Лехиным шагам, к полудню, вероятно, еще теплее станет. Сиди он сейчас в деревне – можно было бы и облака разогнать, хотя бы на часик, для настроения… Но в Питере… в Питере он будет вести себя тихо, не выискивая дополнительных приключений ни на какие части тела.
Позднее утро, понедельник, начало рабочей недели, однако тротуары все равно полны прохожих, а гужевой транспорт, личный и общественный, фигачит по проспекту сплошным потоком. Когда-то Лёхе казалась естественною вся эта суета, даже нравилась... Как же, все-таки, легко человек роняет одни привычки, поднимая взамен другие…
Лёха еще не завтракал, несмотря на бабушкины протесты, и твердо решил про себя, что сначала сделает то, зачем приехал, пусть даже натощак, а потом уже… Все равно иначе кусок в горло не пойдет.
Вот, взять бы большую такую тряпку, влажную, мягкую, в полгоризонта шириной, густоворсную, да протереть начисто все эти дома, деревья, поребрики, машины… Или дождя бы сюда погуще наслать… Нет, дождь сейчас ни к чему, тогда пусть, хотя бы, снег выпадет… Но снегу пока рано.
Леха шел, шел себе, куртка нараспашку, и оглянуться не успел, как город поймал его в свои сети – ловко, тихо, исподволь… Вроде бы уже и смог не такой едкий, и зелень в саду «Олимпия» не столь уж худосочна… если представить ее в летнем виде… И Фонтанка не грязнее Черной… Хорош, хорош Питер. А барышни так и улыбаются через одну… Может, это они всего лишь смеются над ним, опростившимся в крестьянском быту?.. Лёха наобум прикоснулся к мыслям одной из лапушек: «симпотный молодой мущщинка»… Мужчинка! Фу! Спасибо, что не мужичонка! Симп-потный, б-блин! Сколько раз ведь себе зарок давал: не лезь без крайней нужды в чужие мозги, особенно в девичьи… Впрочем, те тоже остались бы недовольны, доведись им заглянуть в мужские головы. Природа милосердна, не дав двуполому человечеству феномена телепатии… Алёнка? Алёнушка? Ты где, змеина подколодная?.. Кыс-кыс-кыс…
Слабый, еле ощущаемый ток Аленкиной ауры струился откуда-то оттуда… из под земли… Да, надо просто следовать за ним, строго на север, сообразуясь, понятное дело, с городской топографией, ибо он обычный человек, типичный людишок, и перепрыгивать через дома, либо изображать из себя Гарри Поттера на помеле он не намерен… Через Сенную, по Садовой до Невского, не мудрствуя лукаво, по Невскому до Малой Конюшенной… нет, она разворочена ремонтниками, лучше до Большой Конюшенной… Хрена там, она еще больше раскурочена!.. Лёха с большим сомнением посмотрел на горы глины и строительного мусора, заполнившие всю Большую Конюшенную насквозь, от Невского до Конюшенной же площади… Но если осторожно ступать… шлейф Алёнкин явно сюда тянется… немного левее бы…
Чутье подсказало свернуть с Большой Конюшенной налево, туда, в проходные дворы, ведущие к Капелле… Стоп. Леха несколько секунд пытался, шевеля губами, разобраться в огромных декоративных нотах, налепленных прямо по грязно-желтому брандмауэру… однако чтению препятствовали куда более сильные мысли и эмоции… Здесь! К гадалке не ходи: там она, внизу… она и еще кто-то…
Леха шаркнул взглядам по окнам двора-колодца – немыслимо учесть все возможные подгляды, если он вдруг соберется проваливаться сквозь землю… сквозь асфальт… а проще бы сквозь люк - прямо здесь…
Пришлось подойти к ближайшей парадной и шагнуть внутрь. Простейшая кодовая защита замка на двери не устояла перед простейшим заклинанием и вот там уже, в стенах дома, укрытый от досужих взглядов, Леха позволил себе проникнуть в подземное пространство городского коллектора…
От мощного, свежайшего, хищного запаха Алёнкиной ауры голова пошла кругом и захотелось чихнуть. Притаилась… охотница… и за кем же это она?..
 Когда ты, типичный городской маг и волшебник, проводя свои сугубо человеческие дни посреди цивилизованной обыденности, вдруг выпадаешь из неё и окунаешься в подземные пучины, свободные от постоянного человеческого присутствия, например, в подвалы, в секретные (забытые?) бомбоубежища или тоннели метро, в водоканализационные коллекторы, в вентиляционные шахты или еще в какие-либо темные и мрачные пространства, подобные вышеперечисленным, то навстречу тебе, вооруженному колдовским чутьем и волшебными знаниями, тотчас же раскрываются, отворяют объятья иные миры, пронизанные бесчисленными лучами и всполохами другого, чужого и чуждого, странного бытия, так непохожего на верхнюю, подсолнечную жизнь…
Эти миры населяют тихие и бесцветные насекомые, в пищу которым не годятся медоносные травы и цветы, но только продукты гниения, растительного и животного… Крысы там обитают, вечно одержимые двумя лютыми инстинктами: продолжения рода и сохранения вида, а также никогда не утоляемыми страстями, любовными и пищевыми… И домжи, бывшие домовые из старого жилого фонда, попавшего под тотальную реконструкцию, либо просто вытесненные в никуда своими сильными и безжалостными собратьями во нечистой силе… и призраки недоразвоплотившихся сущностей людских, и вампиры, коротающие постылую вечность в ожидании того, чтобы при помощи чужого дыхания, чужой крови, продлить собственное жалкое тусклое замогильное бытие. И люди попадаются, опустившиеся, деградировавшие дотла, обремененные всеми человеческими недугами и болями… Иной раз даже вампиры ими брезгуют… А вот крысы – никогда, крысы всеядны и пощады не знают. Но в окрестных подземельях нет крыс, нет домжей, Алёнка поработала, ибо она еще голоднее и всеяднее… И неизмеримо сильнее.
Вот и сейчас - Лёха понял это, глубоко вслушавшись в мертвую тишину подвала – Алёнка голодна и она «пасет» вампира… Так уж повелось считать с древних сказочных времен, позднее подкрепленных обильным наследием мирового кинематографа, что вампиры живут по ночам, а днем скрываются в местах, недоступных солнцу. И словно бы спят, сохраняя человеческий облик: в идеале – это вампир того или иного пола, одетый (одетая) по великосветской моде прошлого или позапрошлого века, лежит в гробу, наполненном землей из могилы, куда его (её) в свое время закапывали простодушные хоронители. Реальность чуточку проще и куда менее романтична: днем вампир действительно сокрыт от посторонних взглядов и прикосновений, да, чаще всего – в склепах, подвалах, пещерах, могилах, в других подобных местах… Но не в телесном воплощении, а в некоей субстанции, которая одновременно похожа на призрак, туман и ауру, не являясь, строго говоря, ни тем, ни другим, ни третьим. С приближением полуночи субстанция сия густеет, сначала постепенно, потом все быстрее… хлопок! – и вот уже существо, отдаленно напоминающее человека, сформировало свое тело и готово к охоте. Человек, встретив обретшего плоть вампира, увидит в нем современника и соплеменника того или иного пола, с теми или иными вариациями похожего на окружающих людей, либо на персонажей ранее виденных киноужастиков, может с ним общаться до наступления утра, или сражаться… птица же или зверь увидит… Животные чутьистее человека и, как правило, боятся обретших форму вампиров, особенно теплокровные животные. Встретили вампира на своем пути – тут же пытаются бежать, а уж что они там чуют или видят – достоверно не знают ни колдуны, ни ученые.
Но здесь, в подвале, все было с точностью до наоборот: под низким слизистым потолком дрожит, колышется вампирская субстанция, а где-то неподалеку притаилось древнее чудовище - волшебная анаконда Алёнушка! Притаилась в засаде и с позавчерашнего утра терпеливо ожидает, пока настанет ночь, и вампир воплотится в твердую телесную оболочку. А вампир чует существо, куда более сильное и лютое, вампир не желает обретать губительную для себя форму и до поры это ему удается. Но чудес на свете не бывает: не сегодня, так через сутки, не через сутки, так через двое – вампирские инстинкты все равно победят вампирскую волю и облачко сгустится… Чтобы тут же быть сожранным древним чудовищем в облике змеином. Алёнушка способна поглощать даже призраков, не говоря уже о вампирских субстанциях, но Алёнушка хитра и еще не настолько безрассудна, чтобы жрать малое, не дотерпев до большего… Ей бы уползти пока прочь, по другую, дневную добычу, попроще и побогаче жизненными силами, но для этого Алёнушка недостаточно умна, да и охотничий опыт подсказывает ей: вампирская субстанция способна медленно перемещаться по подземельям, ищи-свищи потом… А сейчас она в пределах броска. Лучше тихо подождать. Если вампирское облако тронется с места – Алёнка не выдержит и прыгнет. Но вампир терпит и Алёнка ждет. И оба они «благоухают» смертью.
Лёха нервничал, хотя и старался не показывать этого даже самому себе. Вдруг, все-таки, это никакая не беглянка Алёнушка, но замаскированная и настроенная специально на него, на Лёху, ловушка… Поэтому он и побоялся брать с собой Мурмана: в обычном мире не так уж много нечисти, способной заломать этого милого песика, домашнего питомца, который, несмотря на отсутствие ушей и хвоста, великолепно и очень охотно умеет пользоваться остальными частями организма, всем тем, чем его так щедро одарила природа, а именно устойчивостью к чужой волшбе, а также клыками, когтями и мускулами, но… Но – Лёха каждую минуту знал и помнил про иные силы, куда более мощные и зловещие, сатанинские, сгубившие отца и мать, Сашку Чета, крепко напугавшие самого дядю Ёси-Филарета… Нет, ему пока рано тягаться с тем, кто… Да и вообще… Пусть хоть за Мурмана у него будет душа спокойна… А кроме того – Мурман с Аленкой друг друга недолюбливают, не хватало им еще внутрисемейного выяснения отношений… Странно: запах ауры все гуще, а крошечки нигде не видать… У-а-а-ммама! Ах ты!.. Мерзавка!..
Аленка выметнулась из темной и неприметной щели, закрытой от посторонних глаз бетонными и грязевыми потеками, прямо на лету обретая необходимые для боя размеры. Колдуну-человечку, посмевшему оказаться в пределах досягаемости, вполне хватит и этого, человеки непрочны, однако очень вкусны-ы-ы… Но Алёнка ошиблась дважды: во-первых, она не узнала своего бывшего повелителя, приняв его за чужака, во-вторых, несмотря на огромный и древний опыт, допустила промашку в том, что касается возможностей колдовской человеческой силы…
Чудовищные кольца змеиного тела обвили сплошь туловище человека, горло его, но… Нечто невероятно прочное, гораздо более сильное, нежели даже стальные аленкины мускулы, препятствовало соприкосновению тел, змеиного и человеческого. Алёнушка хлестнула по Лёхиной голове своим убийственным хвостом – и промахнулась! Еще раз – и опять промахнулась! А человеку это препятствие почему-то не мешало, да и промахи удивления не вызвали. Он выпростал из под ходящих ходуном змеиных колец правую руку и обхватил ладонью шею змеи, вплотную к оскаленной, сочащейся злобой и голодом голове этого древнего чудовища. Глаза Алёнки, обычно тусклые, полыхали багровой яростью, она хотела немедленной вражеской смерти и не желала никого узнавать!
- Угу, вот ты как… веревка неблагодарная… - Лёха, обиженный до глубины души Алёнушкиным поступком, заглянул ей в глаза и постарался усмехнуться как можно более мрачно. Хотя… по большому-то счету – чего еще можно ожидать от клубка с инстинктами… Эх, жаль нет никого с кино- и телеаппаратурой, было бы так эффектно! Надо круто изломать левую… нет, правую бровь, как бы в горестном недоумении перед чужим предательством… - Э-э, слюной-то не брызгай напоследок!.. Прощай, Алёнушка.
Лёха за последние годы выучился действительно неплохо колдовать: он даже и не примерялся с размерами ладони и шеи – просто как бы понял, что ему нужно, пожелал, пробормотав положенное почти «на автомате» – и стой, себе, сдавливай… Подобное подобным… кто кого, называется. Лёха все наращивал и наращивал мощь своих тисков, Алёнка тоже, но силы были явно неравны, вот уже анаконда затрепетала всем своим исполинским телом, попыталась вырвать голову и шею из гибельных пальцев… уменьшилась в размерах, потом вдруг резко увеличилась… Ничего не помогало: все так же перед ее мордой – серые глаза этого страшного в своей неожиданной мощи колдунишки-человека, горящие тихим бешенством и… и… весельем… жалостью… 
Алёнка узнала.
Миг! – и в руке у Лёхи повисло нечто, похожее на пестрый пятнистый, длиною в метр, пояс от темно-зеленого халата… Лёха стискивает ладонь в кулак – но Алёнка безвольно висит, зажатая в горсти… Хотя – Лёха чувствует, знает, понимает – сил в змее еще очень и очень много. Она могла бы сопротивляться… Но не сопротивляется. Признала его, признала хозяина… и свое поражение… и свою вину… Ох, же скотина прехитрая! Вот возьму – и все равно задавлю… чтобы не путала в следующий раз… Большой палец тебе на черепушку, а указательный под челюсть. Хруп – и нет орешка!..
Лёха смотрел на свою вытянутую руку и… не мог себя заставить сделать последнее движение… Правильно бабушка говорила: все щели не законопатишь, все одно сквозняк дорогу найдет, равно как мягкотелость и слабохарактерность. И жалость тоже. Было бы кого жалеть!.. Висит тут… как какая-то эта… сопля зеленая… если бы не память о дяде Саше, хрена бы я тебя пощадил!..
Леха встряхнул безвольное Алёнкино тельце, но та, словно бы в приступе невесть откуда взявшейся мудрости – ни гу-гу в ответ: всё на полную волю повелителя.
- Ну, что ты тут будешь делать, с этим… животным!.. Ладно. Алёнка, слушай внимательно, о-очень внимательно! Мне глубоко плевать, кем и чем ты питалась все это время и каких гнусных дел успела натворить. Уж ежели ты уродилась на свет прожорливым чудовищем, то ждать от тебя чего-нибудь иного бессмысленно. Было и было. А ныне возвращаешься ко мне в семью. Так я решил. Но впредь запомни: еще раз меня забудешь, или предашь – не помилую! Вот - глазами своими клянусь!.. и причиндалами!..
Леха ослабил хватку, и получившая прощение анаконда немедленно этим воспользовалась: только что висела как мертвая – ан уже обвилась упругими кольцами вокруг Лёхиного предплечья и юрк в рукав куртки! Лёха даже щекотку от гладких ее чешуек не успел почувствовать – а змея уже добралась до груди, переползла поперек до левого плеча, еще более ужалась в размерах, и вот она уже угнездилась в подмышке левой руки, согласно прежней, вновь обретенной привычке. Лёха на всякий случай повел плечом туда-сюда, прижал руку к боку – нет, нигде ничего не жмет, давит, не мешает. Пусть отогревается.
- Удобно, Алёнка?
Разумом Алёнка обделена, по крайней мере, в сравнении с Мурманом, но чует все настроения повелителя нисколько не хуже и очень ловко умеет пристраиваться на нем в качестве пассажира. Когда-то, на заре своего служению новому повелителю, змея облюбовала, было, место в паху, поближе к теплу, к нутряной ауре, но возмущенный такой - на грани извращения - бестактностью, Лёха решительно и жестко изгнал ее оттуда; с тех пор Алёнка помнила урок, да и сейчас, как выяснилось, не забыла: можно только под мышкой или ожерельем вокруг шеи. 
Под ногами хрустнуло: вроде бы череп, то ли кошачий, то ли домового – поздно рассматривать. Лёха вдруг спохватился: а вампир-то где?.. Здесь он, здесь, гнусное марево под гнилым потолком успело переместиться метров на пять в сторону, к щели в соседнее подземелье… Кормить Алёнку этой субстанцией Лёха побрезговал, набрал побольше воздуху в грудь, взбил пальцами волглое пространство, сплетая простейшее заклинание пламени и дунул в сторону колыхания. Огромный клубок огня взревел коротко и страшно и опал, успев сожрать по крайней мере четверть темного трепещущего облака. Тем временем, остатки вампирского «облачного» естества поспешно втянулись в узкий проем, еще пара секунд - и его уже было не видно за толстой кирпичной стеной. По подвалу разлилась невообразимая удушающая вонь, как будто кто-то решил поджарить на просроченном рыбьем жире гниющий крысиный труп. Лёха, не помышляя уже о «контрольном выстреле», поторопился выпрыгнуть из подвала наверх, в ту же самую парадную, откуда он начал свои спелеологические изыскания и, как водится, в спешке допустил промах: в парадной кто-то был... тетка-почтальон. Та раскладывала по почтовым ящикам рекламный мусор и до смерти перепугалась, когда в пустой полутьме вестибюля, почти вплотную к ней, бесшумно возник здоровенный парень… Но обошлось: парень, не говоря ни слова, просто вышел из парадной – и страх отступил. А все-таки - лучше парами, по двое ходить по адресам старого фонда, может оно и дольше, но куда как спокойнее: всякие там наркоманы да извращенцы нападают, как правило, на одиноких - на женщин и стариков.
Лёха остановился посреди двора, вдохнул поглубже раз и другой, но уже не для изрыгания драконовского огня, просто, чтобы прочистить носоглотку и легкие от тошнотворного смрада – результата горения летучей вампирской плоти. Лёхе вроде бы и не смешно, а все равно расхохотался от внезапной мысли: интересно, почему в людских суевериях вампиры никогда не бывают увечными, телесно ущербными?..  Однорукий вампир, слепой вампир, с выбитыми клыками вампир, безногий, на тележке, с деревянными колодками-толкалками в костлявых лапах – это было бы очень прикольно, и в жизни, и где-нибудь в кино. Вот, например, этот опаленный монстрик – что с ним дальше будет? Восстановится, регенерирует, развоплотится, или станет первым в истории колдовства и магии вампиром-калекой?..
 Может, вывернуть на Дворцовую, а оттуда куда-нибудь… позавтракать, типа… На Стрелку Васильевского, в университетскую столовку, например?.. Леха колебался недолго и пошел в обратном направлении, на Большую Конюшенную. А вампир, скорее всего, сдохнет, развоплотится, ибо Лёха на него дунул так дунул, не пожалел огня и ауры!
- Алёнка, слышишь меня? Дела наши благополучно завершены, но я бы хотел слегка поболтаться по городу, по магазинам, а до этого позавтракать. Тебя, конечно, с возвращением, но когда я говорю завтракать – это значит, что кушать мы будем в одно жало, а не в два. Тебе же придется потерпеть сутки-двое, и тогда уже, на охоте, оттянешься в прямом и переносном смысле этого слова. Не против?
Алёнка, вновь обретшая, после долгих лет одинокой и беспризорной жизни, своего повелителя, нисколько не была против: у нее теперь есть тот, кто вместо нее будет думать над сложностями бытия, заботиться о ней, кормить и приказывать.
На Большой Конюшенной, множество лет подряд, сквозь быстротекущие российские эпохи, вопреки времени, суете и социальным катаклизмам, существует пышечная, найти ее нетрудно, если идти от Невского по нечетной стороне, слегка не доходя до магазина ДЛТ, Лёха с самого раннего детства полюбил в ней бывать, первый раз это было с мамой… он был еще дошколенок… Леха как сейчас помнит две огромные, тянущиеся с улицы, очереди, каждая очередь в свой зал, там два зала, практически одинаковых по размерам, наполняемости и ассортименту… Лёхе очень скучно, он даже прихныкивает, но мама уговаривает его, обещает, что уже скоро, что недолго осталось ждать, а пышки не простые, с сахарной пудрой!.. Как это – с сахарной пудрой!? Лёха однажды тайком пробовал на вкус мамину пудру – она никакая не сладкая!
О-о, это было одно из самых волнующих кулинарных воспоминаний детства: кофе горячий, но не горький, а очень вкусный, с молоком, и пышки очень вкусные, и пудра сладкая.
- Мама, а почему этот дядя говорит: пончики? Это же пышки?
Взрослые, тесно стоящие вокруг и всюду в переполненном зале (это был правый, если с улицы смотреть, зал), засмеялись, а мама покраснела.
- М-да, питерские - они такие, менталитетные: еще под стол пешком ходят, а уже различают Москву и Ленинград!..
Лёха чувствовал, что взрослые насмешничают над ним, не совсем не зло, а как бы даже с одобрением… Круглые столики были тогда очень высокие, неудобные…
 О, йес, это будет грамотная реализация первого (утреннего) этапа индивидуальной продовольственной программы: именно туда, и непременно в правый зал. Хотя и левый ничем не хуже.
Все как прежде: обстановка, ассортимент, запахи… разве что купюры и монеты иные, да очереди волшебно съежились, подобно змее Алёнке, и зал полупуст. Лёха решил ограничиться легким завтраком, в расчете на более существенный ресторанный обед, где-нибудь ближе к вечеру…
- Полдюжины пышек и кофе. Что?.. Шесть пышек, говорю, и кружечку кофе, всё.
Первую пышку Лёха укусил, как заранее собирался: весьма раздумчиво, медленно шевеля языком и челюстями, так, чтобы рот был свободен от привкуса жвачки и густого сладкого напитка… так называемого кофе с молоком… Да, с абсолютной уверенностью можно сказать, что это точно такие же пышки, с тем же самым вкусом, как и пять лет назад, и пятнадцать, и двадцать пять…
Лёха уселся за столик, поближе к окну, и теперь блаженно помаргивал, отхлебывая маленькими глоточками кофе и поглощая одну пышку за другой. Главное – не спешить, никто никого никуда не гонит, и так уже осталось три… две с половиной…
 На приступочке у окна, возле батареи отопления, перемурлыкивались между собою две кошки, рыжая и серая, мирные такие кошечки, сытые, ленивые, ухоженные… И только Лёха мог видеть, что на самом деле это двое домовых, а никакие не кошки. Сидят себе, как на скамеечке, бок о бок, свесив мохнатые лапки, и хихикают, гримасничая совсем по-человечески. Смотрят в упор на него, на посетителя, поедающего пышки. Лёхе не шибко-то понятен домовячий язык, он больше ориентируется на тон, цвет их эмоций, мыслей, да и что там понимать – болтают про него, про тугоухого и слепошарого людишка, про тупицу, которому не лишне бы подстроить какую-нибудь каверзу…
Ах, вот, значит, как!.. Лёха поднапрягся и сосредоточился, чтобы поточнее понять: угу, именно так! На него нацелились. Следовательно, сейчас наколдуют ему какую-нибудь мелкую бяку, не со злобы, а просто, из озорства, но с тем, чтобы вредительская магия подействовала с задержкой по времени, чтобы не в пышечной началось, чтобы никаких подозрений насчет местных обитателей у человечишек не возникло. Арт-хулиганы, блин!
Лёха пристально вгляделся в кошкины уши, подождал, пока оба домовых поймут, что он смотрит именно на них, ничуть не обманутый кошачьими личинами, дождался и показал им кулак. Домовые застрекотали удивленно, потому что они, в отличие от Лёхи, не обладали и сотой долей могущества, необходимого для распознания громадных колдовских возможностей пришельца… Иначе говоря, он их истинную сущность просек, им же был виден только человек, грозящий в их сторону кулаком. Домовые, в большинстве своем, никоим образом не мыслители, сие общеизвестно, зато они – чуткие эмоционалы, ибо вся их жизнь проходит как правило среди людей, или, если быть точнее, рядом с людьми, эмоции людские – это нечто вроде хлеба домовячьего, то есть, их основная пища, которую они поглощают исподтишка, преобразовывая в собственную жизненную энергию и в способность вести будничную жизнь мелкой городской нечисти.
Немного посовещавшись, домовые решили, что людишок ничего не заметил, а просто не любит кошек, это он кошкам грозился, а они ошибочно встрепенулись. Тем более стоит его наказать! Домовые спрыгнули с пристенного выступа и дружно подняли вверх мохнатые ручки, когтями к себе, а розовыми ладошками к Лёхе.
Ах, они еще колдовать затеяли…
- Какие вы простые! Тупицы! Шантрапа! Брысь, я сказал, иначе скормлю обоих!.. – Лёха повел подбородком, позволив Алёнке высунуть крохотную оскаленную пасть из под широкого ворота Лёхиного свитера – и домовые мгновенно прозрели! И аурой змеиной вдруг на них пахнуло – аура очень хорошо знакомая, последние полгода вся окрестная нечисть района, по старинке называемого Дзержинским, трепещет от ужаса, оказываясь в пределах этого «аромата»! И глаза, две пары глаз: лютые, черно-багровые, и серо-зеленые, вроде бы человеческие, с высоким разумом в них, но колдовские и куда более грозные!..
Обе кошки, рыжая и серая, одна за другой стремительно сиганули в угол, к щели, которая и для мышки показалась бы тесновата… Но кошкам ее вполне хватило: миг – и нет их, ввинтились как-то.
- Ну, чем вам кошки-то помешали, а? Молодой человек, и не стыдно вам?
Лёха оглянулся на худенькую старушку за соседним столиком… а ну-ка, проверить… не-е-ет, абсолютно обычная классическая питерская бабка, совсем древняя, судя по шапочке с вуалькой, просто заступилась за кошек, на которых Лёха шумнул и кулаком погрозился. М-да… всё-таки, люди – самые поразительные особи в мире! Вот, не имеющие аналога во флоре и фауне, простой и магической! Это нечто выдающееся: бабушка, еловая ты шишка, ты бы поподробнее вгляделась в этих кошек, в тот угол, куда они побежали, в размеры дырки, где они исчезли! И соотнесла бы видимые физические размеры этих существ с параметрами… эх, да что толку объяснять…
- Стыдно, сударыня, увы, не сдержался, вы правы. Но они блохастые обе, предельно причем, натрясут еще мне на стол и на куртку, а у меня дома своя мурлычет, только пока без блох. Вы же видели, как они чесались?
Леха даже и заклятий не тронул – бабка сама, на одной Лёхиной суггестии, вспомнила и чесание кошачье, и… наверное бы и блох рассмотрела, если поговорить с нею подольше, поубедительнее… Старушка задумалась, с некоторым сомнением во взоре, но – простила молодого вежливого сотрапезника, согласилась вслух, что не следует приносить уличных блох к домашним питомцам.
Оставалось пройтись по магазинам, нагулять аппетит перед обедом, а потом уже домой, в деревню.
- Все-таки, люди очень, очень, странные существа… Но я ведь – тоже человек! – спохватился мыслями Лёха. – И всегда им буду! Клянусь! Сам себе клянусь!

*  *  *

Вернулся Лёха как и обещал, ближе к ночи, в двенадцатом часу, и не домой, а к бабушке Ире. Вся живность, простая и волшебная, встречала его во дворе, с полудня посыпанном первым снегом, мелким, реденьким, почти что инеем. Узенький, но яркий месяц посреди высокого неба разбрасывала по серенькой земле охапки теней: бегущих, неподвижных, колышущихся… У солнца тени получаются ярче, но в лунных несравнимо больше тайн и чудес… Встречающие были полны сил и ликования, даже коза Хиля улизнула из плохо закрытого сарая и теперь в полном восторге блеяла на весь двор. Но радовалась она в почтительном удалении от Лёхи, ибо находилась в самом низу домашнего сюзеренитета: самая угнетенная - Хиля, но она об этом даже не подозревает, чуть выше ее древняя собака Ряшка, еще выше - вровень на одной ступеньке – домовой Прокопыч и кикимора Мулена, Мулька, и у самых ступеней трона – волшебный кот Васька… А Мурман их всех превыше, это вне обсуждений, в гостях ли у Ирины Федоровны, у себя ли дома… Вот и сейчас: рыкнул на орду, отгоняя, и первый возложил на Лёхину грудь и шею грязнющие лапы… в липкой осенней земле… хорошо хоть когти догадался втянуть…
- Да что ты… как этот… вон, Ряшку лучше облизывай!.. Ну, тип! Теперь дай с остальными поздороваться!..
Лёха вовсе не так суров к Мурману, как пытается казаться, просто он боится Мурманова чутья, боится, что тот раньше времени догадается об еще одном члене Лёхиной семьи, об Алёнушке, которая до поры прячется под мышкой, согласно категорическому и недвусмысленному Лёхиному приказу… Мурман Алёнку недолюбливает, взаимно, конечно же, ишь, зафыркал, запыхтел… Не ее ауру, так, небось, Лёхину ощутил… Эх, Мурманчик…
- Вы оба – на плечи ко мне… в рюкзак не лазить, когти оборву!.. Васька - на руки… на левую руку, а правой буду нашу Ряшку чесать, почесывать… между ушей… держи хрящик… а Хилю между рожек… а Хиле морковочки… вот так. Никого не забыл? Тогда к дому.
А на крыльце уже бабушка стоит, в переднике, потому что с кухни прибежала. Лицо у Ирины Федоровны темное, узкое, древнее, глаза… глаза у нее разные бывают: и синие, и серые, чаще карие, но взгляд одинаково пронзительный и всем ее знакомым, колдунам и простым людям, кажется, что мрачный, нагоняющий страх… Всем, кроме Лёхи. Для Лёхи в бабушкиных глазах всегда улыбка. А сегодня и на лице, не только во взоре. Ирина Федоровна худощава и весьма высока для старухи, за метр восемьдесят, но Лёха гораздо длиннее ростом и поэтому радостные бабушкины слезы капают ему прямо на грудь, он их сквозь свитер чувствует. Лёха бережно приобнимает бабушку… интересно – почувствует она Алёнку или нет?
- Всё, бабушка, всё… Ну, ты чего, я же не в Антарктиду на год ездил…
- Да я знаю, что не в Антарктиду, да слезам-то не прикажешь… старая, вишь, стала… Я ведь тоже боялась… Смотрю – пощадил дуреху-то… обратно приголубил?..
- Ну, баб Ира! Это тебе надо быть главным колдуном, не мне! Откуда такое чутье??? Я же крепко-накрепко все возможные выхлопы законопатил, с тройным запасом! Не от тебя, правда, а от этих… и от этого… Скажи, признайся честно – как ты сумела?
Ирина Федоровна скупо усмехнулась, польщенная похвалой внука. Она приняла из его рук Ваську, отпустила на пол, дунула коротко на Прокопыча с Мулькой и те, послушные молчаливому приказу, сами спрыгнули с Лёхи, чтобы немедленно затеять на пороге визг и толкотню.
- Так и сумела… Кто-то нынче без ужина останется!.. Прокопыч!.. Сейчас в чулан и на крюк, как буратину!.. Васька, дождешься ведь!.. Давай, Лешенька, сполосни лицо, руки - да за стол. Мурман по тебе почуял, а я по тебе и по Мурману. Невелика премудрость: нынче нет в тебе… памяти битвы, боя нет… А сумятица есть. Тут-то я и смикитила, что… помиловал. А раз помиловал, да обещал городских избавить, то и… Может, оно и к лучшему, какая-никакая, а все защита… Иди, иди, умывайся, после поговорим. Пирожки же стынут!
Пирожки были четырех видов: с капустой, с зеленым луком, с ливером, и расстегайчики с вязигой, особенно любимые Лёхой. От свежих щей Леха отказался, а пирожки подмел почти полностью. Впрочем, ему дружно помогали домочадцы, даже Мурман под столом дождался от Ирины Федоровны гостинца, полакомился остатками ливера. Кормить его досыта хозяин не велел, потому как сытый зверь – плохой охотник, ни скорости в нем, ни рабочей злости. Чаю же Лёха выпил две большие, без малого литровой вместимости, кружки, и бабушка от него не отстала, ибо любит чаевничать, только себе она заваривает черный простой, а Лёхе зеленый, с жасмином.
- …на здоровье, Лешенька! Или еще вскипятить?..
- О, нет, баб Ира, благодарствую, сыт – дальше некуда сыт.
- Ну и хорошо. А то смотри, мне-то нетрудно…
- Всё, всё, всё.
- Ну и ладно. Так что… если ничего больше не хочешь…
- Не, не, абсолютно ничего не хочу, полный порядок…
- Или захочешь?.. На заглаточку?..
- Бабушка!!!
- Ну что ты голос на старую бабушку поднимаешь? Разве я тебе что-то плохое сказала, или сделала?
- Извини, баб Ира, но я уже и вправду налопался – дым из ушей. Глянь, даже Мурман язык вывалил… в изнеможении после сытного и очень, очень вкусного ужина!.. Да, Мурман? Ничего, ничего, до охоты потерпит, ему полезно. Готовишь ты классно, бабушка, в городе так не поешь, ни в одном ресторане! Но и мой желудок не безразмерен, пойми.
Ирина Федоровна немедленно растаяла, и, немного погодя, после обмена пустыми деревенско-питерскими новостями и впечатлениями, убедившись, что все ее старинные обычаи вежливости и приличия соблюдены, решилась приступить к главному.
- …а пирожки – что пирожки? Вот будет свежая налимья печенка – я настоящий расстегай испеку, с осетринкою, по-волжски… Так, говоришь, без приключений в Питере-то обошлось? Гм… ничего такого?..
Лёха, понимая важность бабушкиного вопроса, помедлил с ответом, даже глаза прижмурил, чтобы почетче вспомнить весь комплекс своих ощущений от поездки в город…
- То есть, абсолютно! Если не считать, что в какой-то лавке меня пытались напарить со свечой зажигания. Понимаешь, бабушка… Вот, иду я по улице, иду, такой, а сам чую: Алёнка где-то там, впереди, в километрах пяти… уже в трех… Р-раз – суккубиха мимо прошла, а на вид такая телочка невинная, чуть ли не старшеклассница средней школы… Представь – среди бела дня! Такие уж теперь нравы в городах. Оп – домжи из под канализационного люка на меня поглядывают… Перехожу мост – а вместе с ним пересекаю жилу такую, ну, аурную, на них город стоит, понимаешь, о чем я говорю?..
- Да-да, Лёшенька, я слушаю, это я так… блюдца протираю, чтобы руки занять…
Угу, а руки-то у бабушки дрожат, и ноготки на пальцах то и дело сталью начинают отсверкивать, в когти наливаются… переживает бабушка…
- Я же тебе сказал, баб Ира: все нормально было, что ты, в самом деле… Ну, давай я не буду ничего рассказывать, если мои слова тебя расстраивают?
- Нет-нет, Лешенька, это я так… Говори.
- Одним словом, как у Прокопыча твоего лохматость с годами повысилась… - кикимора Мулька немедленно захихикала, чуть погодя и Прокопыч вслед за нею, - … так и мое магическое ощущалово резко возросло с некоторых пор и продолжает расти…
- Это тебе жезл Крысиного короля помог, пробудил в тебе силы, я помню…
- Может быть. – Лёха ненавидел вспоминать всё связанное с судьбой крысиного жезла и поэтому поторопился продолжить. – Короче говоря, я настроился на Город – и все пространство чую, не подробно, зато все, от края до края, как на мелкомасштабной карте. Захочу – нацелюсь более предметно, это у меня теперь без вопросов получается. И вот – голову готов прозакладывать…
- Не смей так говорить! Тьфу, тьфу, тьфу!..
- Хорошо. Гм… Я более чем уверен, отвечаю за свои слова: нет его в городе. И вообще… не чувствую его. Понимаешь, бабушка? Это тот редкий случай, когда я полностью уверен в своих ощущениях и пониманиях! Это ощущение ни с чем не спутать! Вот – никак! Я только однажды на рассвете столкнулся нос к носу… с его… исчадием… ну, я тебе рассказывал… И навсегда запомнил эту ауру. Она специфична, уникальна. Помнишь, когда дядя Ёси, еще когда он вдруг Филаретом стал, пытался меня в Питер выковырнуть, типа, ему на подмогу?.. или на подмену?.. Даже тогда я чувствовал: он где-то в городе, и мне там, с моими скромными силами, делать нечего против него… А ныне я ничего не чувствую. Это не вражеская блазь, бабушка, я ведь не такой легковерный. Если же, предположим, я обманут – то без разницы, где я и что я… При данном раскладе, с этакой-то мощью, которая при нем, он и ко мне в дом придет, незамеченный, и на атомы его разнесет, вместе со мною… То есть, нет ему смысла хитрить, в прятки со мною играть… Помолчи, бабушка, пожалуйста помолчи…
Но Ирина Федоровна все-таки перебила, не в силах сдержать свой язык:
- В дом Петру Силычу, в твой дом, чужаку войти не просто, даже такому злосильному… Но я не перечу, Лёшенька, я напротив, как бы подтвердить хотела: поговаривают, что действительно пусто в городе… Адовая-то нечисть есть, как не быть, на все масти, полнехонько ее всюду, а самого вроде как не ощущают… А все равно страшно мне за тебя, потому и слезы. В хорошее-то всегда с трудом верится.
Лёха терпеливо и даже преувеличенно почтительно выслушал бабушкины слова, чтобы не раздражаться на ровном месте.
- Вот и я о том же. С одной стороны мне легче было по городу болтаться, ничего такого не ощущая… да и вообще, по жизни хорошо бы дух перевести, лет двадцать-тридцать-сорок-пятьдесят подряд обывать без лишних стрессов… А с другой – ты же… мы же с тобою понимаем, что сие не навечно, рано или поздно он объявится, больничный не возьмет, на пенсию не уйдет... разве что в турпоездку на Луну… Кстати, что там дядя Ёси, все забываю спросить? Весточек о себе не подает?
- Как усвистел к себе на Тибет, или еще куда, так и… Всегда был шалопут и скрытен без меры. Но на Ивана Купалу и на восьмое марта поздравления обязательно шлет, весточки, не пойми откуда. Когда через Филатовых, когда через Анку-продащицу, через Сулимову.
- На восьмое марта? – Лёха даже расхохотался. – Ну, блин, приколист.
- Не забывает, и то хлеб.
Ирина Федоровна слегка обмякла, успокоилась после короткого Лёхиного рассказа. Что бы еще такого спросить, когда главное-то уже сказано… или телевизор включить?..
- А! Едва не забыла: может, ты все-таки, покажешь красавицу енту? Все-таки, сколько лет мы ее не видели, дай сосчитать?.. Или наказываешь ее темным подспудом, за побег?.. Тогда ладно, тогда и не надо…
- Отчего же? Могу продемонстрировать. Я ей выговор еще в Питере сделал, я ее конкретно предупредил, и с этого момента  - амнистировна… Просто, бабушка, не хотел тебе лишнее беспокойство доставлять. А так я ее простил по всей форме, и на охоту с собой беру, там лишний рот всегда пригодится.
 Леха засмеялся своей шутке, улыбнулась и бабушка. Улыбается Ирина Федоровна отнюдь не часто, почти всегда – только для любимого своего Лёшеньки-внука, улыбнется – и сразу виден за тонкими бескровными губами целый частокол зубов… где-то даже клыков… Стертые, с изрядной прожелтью – но все свои, все на месте…
- Только аккуратнее показывай, чтобы она… чтобы они, с этим вот… избу мне по бревнышкам не раскатали.
- Все будет тихо. А разнесут – новую тебе построим, бабушка, из лучших сортов красного дерева. Инкрустируем ее палантирами от чердака до подпола…
- Нет уж, я к своей избе накрепко привыкла, мне и лиственница хороша. Сколько уж лет стоит – все как новая! И всегда она со мною. Так-то. А твое красное дерево… фук и труха, и сгнило. А подпола у меня нет, ты же знаешь, а все шутишь, только погреба во дворе да сараи. Что за… плантиры такие?
- Палантиры, магические камни, вообще-то говоря - выдуманные, из одной волшебной сказки. Ну, или бриллиантами нашпигуем, если пожелаешь? А, кстати, сколько лет твоей избе – двести, триста? У, баб Ира?
- Да поболе. Её, если хочешь знать, еще Стенька Разин, со своим братьями, Иваном да Фролкою, однажды видел… Это еще когда я у реки у Дона жила, в бору еловом, возле самых что ни на есть разбойных мест, зимовейских…
- В гости, что ли заходил? Как тот добрый молодец? Или случайно?
- Случайно видели, мимо проезжали, верхами. Я в тот день недокрутила заклятия, не укрыла избу от взглядываний… вот и заметили… Долго топтались, спешившись, все решали-толковали об чем-то… Зашли бы внутрь, за дуваном ли, из озорства ли – живыми бы уж не вышли, потому как мы с Васяткою отродясь татей да разбойников не жаловали, в гости не звали. Так бесследно и сгинули бы - и они, и сам Стенька - до Болота не доехав. Ну, выпускай, что ли?
- Угу.
Лёха пошевелил левым плечом, пальцами правой зацепил, растягивая, рукав свитера на запястье и направил левую руку на свободное пространство посреди горницы.
Послушная мысленному приказу, змея Алёнка стремительно скользнула из под мышки, вдоль руки, на ладонь, и оттуда на пол, уже на лету разбухая в размерах. Но Лёха категорически запретил ей расти длиннее, чем на пять-шесть метров: точнее сформулировать задание для неграмотной анаконды было бы непосильною задачей, поэтому Лёха просто представил по памяти примерные желаемые параметры.
Четырехметровый, начиная с кончика хвоста, участок Алёнкиного тела на деревянных половицах представлял собою как бы гауссиану, тесно сжатую и с «неправильной» волной, в то время как оскаленная голова приподнялась над полом почти на два метра. Глазки ее пылали багровой яростью, ибо она узнала отвратительную для нее ауру пса Мурмана, и, вдобавок, всегда голодная анаконда почуяла добычу… Нет, конечно же, ни повелитель, ни его спутница добычею не являлись… да и этот клыкастый синеглазый уродец… слишком силен и опасен… Остальные же вполне бы могли послужить пи-и-щщею… Голова покачивалась, словно выбирала, с кого бы начать… Теплый оранжевый свет из под низенького абажура хорошо освещал змеиную голову, но Алёнкин взор не становился от этого менее зловещим…
- Ты что шипишь? Ты на кого шипишь? Я те сейчас по башке по зеленой так сковородкой пошиплю, что и внука спрашивать не стану!..
 Домовой Прокопыч и кикимора Мулька обосновались в бабушкином доме уже после того, как Алёнка убежала от Лёхи, поэтому они видели ее впервые и, разумеется, изрядно перепугались, когда на них вдруг пахнуло во всю мощь аурой древнего зла. Они мгновенно скакнули на плечи к старой колдунье, в поисках защиты, вцепились ей в шею, в затылок, стараясь прижаться к хозяйке насколько можно ближе. Ирина Федоровна машинально сплела для них защитное заклинание, зашторила обоих от змеи, но, конечно же - будь Алёнка свободна и в полной силе – ей эти жалкие заграды вроде клочка паутины.
Волшебный кот Васька прятаться за хозяйку не стал: заурчал, замяукал, грозно выгнув спину и выпустив когти, однако спрыгивать с ее колен не торопился. Он, в отличие от Прокопыча и Мульки, анаконду знал и помнил хорошо, любить ее – не любил, древних тварей мало кто любит, но сия неприязнь была не настолько велика, чтобы вызывать на дуэль этот шипящий ужас. Васька не просто волшебный кот, он очень умный волшебный домашний кот, комнатный, и границы своих тщедушных боевых возможностей знает: с волком или с человеком один на один он справится, но с волколаком, или хотя бы с оборотнем – уже нет.
А Мурман – прямо на диво – не поддался на случайную Алёнушкину провокацию: недовольно зарычал из под стола, скребанув для приличия половицы передними когтями… и остался лежать, где лежал. Мурман неизмеримо сильнее Васьки, но нисколько не глупее. В его благоразумном поступке ничего сверхъестественного, тут секрет невелик: это Лёха мысленно попросил Мурмана не волноваться и не колыхать Вселенную своим озорством, очень попросил, строгой мыслью, но без одергиваний, душевно… В другой какой раз Мурман, быть может, и не сразу бы расслышал просьбу хозяина, поскольку просьба ведь – не приказ, и успел бы побаловаться вволю, цапнуть кого-нибудь за холодный хвост, или что-нибудь подобное, прежде чем уступить грубой человеческой силе, подкрепленной швабрами, поленьями и подзатыльниками, но… Хозяин крепко настроен на охоту и ныне лучше бы не отвлекать его от этой благости, не гневить лишний раз, не огорчать…
- Вот ведь страшилище, не ко сну будь сказано!..
- У-у, бабушка-а! Это еще пустяки, ты бы видела, как она там, в подвале, на меня из-за угла выпрыгнула, метров десять-двенадцать в ней было! У меня сразу волосы дыбом – и все уже седые! Вот там она облизывалась - так облизывалась, а сейчас скромница, только жалом водит, здрассте всем говорит… Да, Алёнка? Молчунья ты у нас… Ползи сюда. Ну, что, баб Ира, я ее прячу, если вы все уже насмотрелись?
- Прячь, хватит. Ишь, как дрожат! Чуют древнюю-то тьму! Да я и сама, прямо скажем, робею: как представлю, сколько же лет она по белу свету ползает, сколько всего разного эта животная перевидела, да скольких передушила, себе на закуску… Это вам, братцы премилые, не я и не избушка… А хорошо, что она опять при тебе, спасибо Сашке Чету за подарок, он ведь подарил… Она да Мурман – все ж подспорье, все защита, ежели чего… Силыч, земля ему пухом, однажды чаевничал у меня, да подвыпил крепко, да и обмолвился, что, дескать, Мурман твой корнями из не менее древнего роду-племени, чем Алёнка, и даже чем он сам, Петр Силыч… Я его хвать за язык: что, мол, да как?.. Не стал ничего объяснять.
- Да ну, баб Ира… Какая, нафиг, защита? От кого? Впору обоих под мышкой держать, наружу не выпускать, чтобы посторонние не обидели… Это в сопливом детстве, когда я на лето к вам деревню приезжал, мне Мурман вроде бодигарда и няньки был, а теперь, когда я взрослый… Васька твой – что, велика защита тебе?
- Как считать, Лешенька… От одиночества – изрядно уберег. Он, да ты – вот и все мое семейство. Ты главнее, но и Васька мне родной. И эти, вот… а ну… хватит тут… распищались!.. Брысь на пол с меня, все трое! И эти родные теперь, проглоты, куда от них денешься…
- А! Еще, бабушка: завтра найди мне, пожалуйста, вещмешок? Ну, твой, кожаный, старинный, со свойствами? Обещаю не потерять.

*  *  *

Человек спешной рысцой бежит по тропе осеннего леса, очень стараясь двигаться быстрее и при этом не поскользнуться, не споткнуться: корневищ полно поперек горбатой тропы, и каждая в скользком инее. Молодой лунный месяц на угольно-черном безоблачном небосводе раздернут едва ли на четверть, свет от него скуден, слаб, немногим больше, чем от звезд, да и тот почти полностью оседает на хвоистых плечах древнего ельника, плотного, сплошь мшанистого, внутри себя угрюмого и мрачного, словно предсмертные мысли накануне казни, и почти столь же безысходного. Но человек бежит, торопится, он явно сохраняет надежду вырваться из этого леса и остаться в живых…
Человек молод, силен и очень непрост: ночная тьма в густом лесу ничуть не мешает ему видеть тропу и озирать окрестности, в руке у него тускло сияет острый и длинный нож, он выкован из чистого серебра, светится же потому, что окутан мощным подкрепляющим заклинанием. Такой нож трудно потерять и еще труднее сломать, хотя бы даже затупить…
За человеком гонятся.
Зловещая ночь, насквозь пропитанная смертью, предчувствием смерти, ожиданием смерти… многих смертей…
Еще совсем недавно - четверти часа не прошло - все обстояло совсем иначе, хотя и похоже сценарием: огромный волколак-людоед в своем «корневом» обличье убегает сквозь заросли и буреломы, сильно прихрамывая на покалеченную переднюю лапу, а человек, с хохотом и улюлюканием, гонится за ним… Вот-вот, еще прыжок, ну, еще шажок… дотянуться и полоснуть со всего маху по задним лапам, а лучше прыгнуть и на лету в холку воткнуть… вертикально, как тореадоры с быками делают… Но волколак, скуля и хрипя, из последних сил держал спасительную дистанцию, не давался колдовскому ножу… И вдруг хромота его куда-то делась, волколак непостижимым образом выздоровел, надбавил скорости и пропал с глаз долой… В тот же миг впереди, по широкой дуге, быстро смыкающейся слева и справа, зазвучал дружный торжествующий рев, одновременно похожий на волчий вой, собачий лай и человеческий кашель: лопнула магическая тьма, осталась обычная, полуночная, никому не мешающая: это волколаки начали свою охоту! На человека! Да не просто на человека – на колдуна, да не на вшивого ничтожного колдунишку-самоучку, не на глупого простака-экстрасенса, а на подлинного колдуна, сильного, ловкого, смелого и очень самонадеянного. В таком всего полно: и горячей крови, и свежего мяса и – это главное – колдовской силы человеческой, самого желанного лакомства для разбойной нечисти! Ату его!
Человек бежал по чутью и звездам, прямо на запад: там дальше, в километре с небольшим – он хорошо знал это – сквозь лес идет широкая почти прямая дорога, вроде бы всеми заброшенная, однако ровная, тщательно очищенная от деревьев, кустарников и даже трав. Бульдозеры весь август и сентябрь ту дорогу равняли, а потом тяжеленные катки на медленных колесах ее укатывали… Зачем? Кто его знает, может для каких военных секретов – на расстоянии в один артиллерийский выстрел отсюда начинается приграничная зона, а за нею натовская Эстония.
Эстонцы вряд ли нападут, даже понукаемые натовцами, а вот пасущаяся скотина и всевозможные коробейники могут вторгнуться, куда не ждут…
Лёха бежал к дороге, надеясь, что на открытом пространстве все-таки будет полегче, жаркий пот заливал ему и щеки, и грудь, и спину, и задницу, одним словом, почти всю поверхность тела, но никак не мог смыть с него эффект гусиной кожи… Без подстраховки в самом что ни на есть волколачьем логове – оказывается, это тревожно, хотя и бодрит. Надо, надо, надо было не форсить, а взять с собою Алёнку и Мурмана – с ними было бы не так жарко и не так зябко…
Из-за дерева, наперерез бегущему Лёхе, прыгнул волколак в получеловеческом обличье, но Лёха очень удачно полоснул ножом – наискось по морде, прямо через багровый глаз – волколак заверещал и провалился куда-то вниз, под кусты… Этот навоевался, но сколько их там… несколько сотен, похоже… Быстрее!.. Быстрее!.. Главное – не поскользнуться и не упасть!.. Скорость, ёлы-палы! 
 Невежество окрыляет не хуже любви. Некоторые окрыленные, как правило, кабинетные теоретики, неутомимые исследователи паранормальных явлений, то и дело совершают эпохальные открытия на ровном месте, бесконечно рассуждая на семинарах и сборищах, среди себе подобных, об этимологических и терминологических различиях всяких-разных многомудрых словес, по типу «Общая заклинательная составляющая фонемы «алак-олак» в словах вурдалак и волколак», и при этом, совершенно не желают знать элементарное, к примеру, не понимают главного отличия между оборотнем и тем же волколаком. Оборотень – прежде всего человек, могущий перекидываться, временно принимать звериный облик, как правило волка, собаки, лисы, кошки, крысы… Волколак же совсем иного сорта чудище, волколак – это сугубо лесная, болотная, реже горная и полевая нечисть, способная некоторое время действовать в человеческом обличье и почти всегда ночью. Распространеннее всего, конечно же, волкоподобные твари, однако нередки среди волколаковских личин медведи, лисы, даже кабаны… Оборотни весьма редки в сельской местности, им там неуютно за пределами деревень, опасно, а волколаки почти никогда не живут в мегаполисах, и не потому, что не хотели бы... Они бы отнюдь не возражали, да там никто не приветствует вторжения чужеродной нечисти, и это главная причина тому, что насильственная смертность среди волколаков, задумавших стать горожанами, очень высока, практически стопроцентна уже в пределах первого года обитания.
К нынешней осени в местных полях и чащобах популяция волколаков расплодилась беспрецедентно широко, хоть им друг друга жри! Гибли не только простые жители по обе стороны границы, но и военнослужащие из пограничных российских и эстонских частей, то и дело пропадала домашняя скотина, почти подчистую были вырезаны волки, олени, дикие свиньи…
День ото дня, ночь за ночью, волколачья нечисть прицельно подтягивалась к так называемому Дохлому лесу, клубилась в нем, ежедневно увеличивая свою численность и нетерпение… Словно бы они поджидали кого-то… а может, свои волколачьи свадьбы играли…
Человек-колдун нагрянул в Дохлый лес позабавиться, поохотиться, покормить свой волшебный нож, бабушкин подарок ко дню рождения, выводком-другим волколаков, но откуда ему было знать - во что именно он вляпается…
Волколачий вожак, так называемый волкодлак, кстати говоря – в медвежьей личине, сумел наладить в своей гигантской разбойничьей ватаге едва ли не армейскую дисциплину, поэтому облава на колдуна, которую он возглавлял, проходила четко по приказу (А кто полез вне очереди – тот получил по заслугам, сам виноват).
Четыреста с лишним волколачьих морд – и всем нужно жрать! Колдун, оказывается,  невероятно крепкий людишок, и колдовской силы в нем полным-полно, почти неисчерпаемые залежи. Но если тело – всего лишь тело, даже такое здоровенное, каждому желающему из волколаков едва ли не на четверть мелкого укуса, то колдовской ауры должно хватить на всех, каждому из стаи, пусть на одно, зато – глубокое насыщение, полноценное. Отсюда и замысел: надобно вымотать, загнать, до полусмерти утомить человеческое мясо – оно все равно останется съедобным, а кровь не успеет остыть – но магическую силу в колдуне следует поберечь, дабы он не трепыхался лишнего, не расплёскивал ее понапрасну, ибо сила это сытнее и во сто крат вкуснее, нежели свежая кровь и парное мясо! Волколаки, выстроив из себя широкое полукольцо, гнали человека прямо перед собой, с юга на север, туда, на дорогу, а потом налево и по ровной дороге – дальше вперед, к западу. Там в конце трассы, ведущей в тупик, есть заброшенный воинский пост, замаскированный зачем-то под крохотный хутор… Стоит этот домишко аккурат на мощных аурных линиях, место хорошо проверенное в предыдущих охотах за чужой нечистью. Там можно будет сломать защиту колдуна, не опасаясь разлития драгоценной ауры, ибо линия – на самом деле довольно широкая полоса - она как магнит, будет затраченную ауру удерживать, пытаясь впитать в себя. Но волколаки, понятное дело, окажутся проворнее…
Топот и хохочущий вой оживляют морозную осеннюю ночь: волколаки орут во все горло, безо всякого стеснения и опаски, но лапы и ноги их ступают неслышно, словно крадучись, а человек мчится с грузным топотом, сквозь лесные трески и шелесты, но молчком, часто-часто роняя в черный воздух капли пота и клочья своего дыхания. 
Лёха бежал по дороге во всю прыть, то и дело зашвыривая за спину оградные заклинания… Слабенькие, поспешные, однотипные, остановить они волколаков конечно же не могли, но запутывали, связывали, сдерживали, не позволяли догнать, и это уже хорошо. Сил вроде бы и много, но их надобно экономить, слишком уж крупна оказалась стая, магической крутизны в ней просто немеряно… И еще хрен его знает, кто за ними стоит…
- А вдруг ногу подверну? – предательская мыслишка опять вызвала гусиную кожу по всему телу, но берцы с высокими голенищами хорошо сидят на ногах, словно бы сами не дают споткнуться, хотя Лёха не впрыскивал туда никаких подкрепляющих заклинаний… а может и следовало бы… Прошлогодняя охота, в сравнении с нынешней, была куда как проще, безмятежнее. Там он просто и безмятежно охотился, а нынче – вон как!.. Расплодились, заразы, обнаглели!..
Из кустов по обе стороны дороги, одновременно прыгнули еще два волколака – одного Леха полоснул ножом, вроде бы опять грамотно попал, по горлу, а другого, который слева, угостил заклинанием – этого наповал… вернее - разорвало в клочки… Очхор! Славный п-пазл вышел, в тему! Если вы реально каннибалы, господа волколаки, а не только людоеды, вам придется изрядно потрудиться над своим коллегой, пока все кусочки подберете!..
Вожак-волкодлак взревел яростно, отгоняя самых нетерпеливых преследователей туда, назад, за незримую черту дистанции: никому не догонять! Никому не нападать! Не сметь лишнюю ауру проливать! Под страхом немедленной казни от своих! 
Усталость потихонечку подкрадывалась к икроножным мышцам, лёгкие горели, с каждым выдохом требуя все больше и больше кислорода, но сие пустяки, это вполне терпимо, главное – чтобы не бросились одновременно со всех сторон, спина словно голая…
Из верхней одежды на Лёхе были только джинсы и свитер на голое тело, чтобы легче было гнаться за теми первыми двумя волколаками, в ночи припожаловавшими на запах человеческого мяса и человеческой ауры… Одного Лёха зарубил серебряным  топориком, запустил и попал, словно томогавком, прямо в лоб, на пяти метрах расстояния, надо не забыть найти… А другой волколак… другой заманил его в засаду…
С погодой повезло: тело, хорошо разогретое бегом, холода не ощущает, зато ногам достаточно удобно бежать по земле, скованной первым ночным морозцем, ни снега, ни грязи…
Наконец, Лёха добежал до заброшенного хутора, где и обустроил себе охотничью стоянку, здесь дорога заканчивалась. На последних секундах бега Лёха поднажал, сколько мощи хватило, чтобы увеличить отрыв от волколаков, вбежал во двор, со всех сторон огороженный забором… бывшим забором из сетки-рабицы, проржавевшей в труху… и скороговоркой, едва не захлебнувшись на вздохе, провыл заклинание.
Хрясь! – это самый быстрый волколак со всей дури воткнулся головой в магическую защиту, возникшую ровно по границе хуторского забора. И почти сразу еще, словно градом в окно: бумс, бумс, бумс…
Лёха, первым делом сунув нож в мягкие кожаные ножны, переломился в поясе, руки на коленях, и некоторое время сосредоточенно дышал… Нет, на хрен подобный экстрим, впредь надо не лениться и каждое утро делать пробежки, кроссы, а так, почти без подготовки – трех километров не пробежал, уже язык на плечо.
Магическая защита была поставлена хорошо, весьма удачно: нигде ни щели, ни прогиба сверху – фиг с два ее перепрыгнешь… Лехе более или менее видны сквозь нее волколаки, кольцом обступившие магический барьер, словно сквозь туман, однако хорошо различимы, а вот с их стороны этот барьерный туман гораздо гуще: волколаки слышат звуки, чуют запах, вроде бы ощущают ауру, даже видят неясное перемещение по двору каких-то теней – но и только.
Можно пока слегка передохнуть и сообразить что к чему.
Волколаки, повинуясь рыку вожака-волкодлака, рассредоточились в плотную шеренгу по периметру магической ограды, но не равномерно, а как бы со вздутием в самом хлипком месте, в районе бывших ворот, и стали ее поджирать, прокусывать. Ночь только началась, времени полно, спешить некуда: ограда жжется, но маленькими укусами – тоже вполне съедобна. Совокупная мощь нескольких сотен волколаков обязательно превозможет, непременно пересилит могущество даже такого крутого колдуна, каким вдруг оказался этот наглый человечишко… Все хорошо, все прекрасно, ему не отсидеться там, за оградой… и часу не пройдет… Главное – держаться вместе, стаей, а не порознь, стадом.
Лёха тем временем окончательно отдышался, подошел к рюкзаку, лежащему на подстеленной картонке, откупорил пластиковую литровую бутылку с квасом и вдоволь попил, более чем уполовинив. Хорошо – бабушка не видит, что он магазинный квас предпочел домашнему на клюкве морсу! Нет, конечно, если бы к этому дню был готов домашний квас… Но надо поспешать – трещит, качается защита, прямо на глазах проседает… жрут они ее там, что ли… Ключи! Здесь, в куртке ключи, в кармашке на цепочке. 
Лёха сунул бутыль остатками кваса в карман рюкзака, отбросил в сторону дверцу низенького полусгнившего сарая и осторожно выкатил оттуда мотоцикл, свою игрушку,  драгоценность, которую впору обвязать со всех сторон розовыми лентами, поставить на мраморный постамент и любоваться… ну, и гордиться… да ведь он примерно так и сделал. Полгода упорного, кропотливого труда!.. Теперь опробование в полевых условиях. Специально под  сегодняшнюю охоты Лёха его приурочил… Да, настала пора проверить свое детище в деле… так сказать, выход в большой свет.
Как противно завывают эти твари, просто пипец!.. Рычите, хохочите, посмотрим еще…
Тэк-с… Попонку снять, да ею же и протереть, и сор, и пыль, и запотелости… а то никакого вида…
Лёхе, с его возможностями, даже и ночью, при свете месяца, все хорошо было видно, вплоть до цвета пупырышек на рукоятях высокого руля, но он все равно пожалел, вздыхая, что сейчас не светлый день на дворе… Хотя… кому на него любоваться, Мурману, что ли? Ему и Алёнке абсолютно без разницы, на мопеде он сейчас по дороге задрандулетит, или помчится на чоппере кастомной сборки… Кстати…
- Мурман! Харе дремать, вылезай, всю гоньбу проспишь!
- Алёнка, вытряхивайся, ужин поспел!
А Мурман ничего такого и не спал… Это напраслина! Просто… прижмурил глазки… всего на один миг, чтобы не так скучно было в заброшенном доме хозяина дожидаться… Потому что все его бросили…
- Угу, а то я не вижу твои потягушеньки… Веди себя смирно, действуй строго по команде. Не шучу.
- Алёнка, подрастай! Метров на… двенадцать-тринадцать… для начала. Угу, да, самое то, больше пока не надо. Никакой партизанщины, слышишь, веревка глухая? Только по моему приказу.
 Анаконда Алёнушка не глухая, во всяком случае, любую мысль повелителя и любое желание повелителя она чует лучше всех и всегда готова исполнить лучше всех! Был бы приказ! Пи-и-щщща-а!..
 - Ну!.. А ты думала… Все как обещано. Блин! Откуда это пятнышко на бензобаке… на крышечке на самой? Кто бы мне объяснил!?
Лёха осторожно потер пальцем по поверхности, которую сам с таким тщанием хромировал… Бесполезно, тут самым тишайшим колдовством надо будет устранять… но не сию же минуту. После, это все после!
Бензин – есть. Патроны – патронов полно. Машинганчик – вот он, с уже снаряженным магазином… По оружию Лёха решил не заморачиваться: добыл себе АК-47 без приклада и два стандартных магазинных рожка к нему. Бабушка ни с того ни с сего заплакала, когда увидела у него это приобретение. А почему слезы – не говорит, только зажмуривается и рукой машет…
Патронов - от пуза. Поначалу с патронами было мороки едва ли не больше, чем со строительством чоппера, который Лёха решил скопировать не просто так, но именно с «Капитана Америка», того самого, что Питера Фонду на себе возил. За кое-какими тонкостями Лёхе даже в Белоруссию довелось съездить, к тамошним байкерам и мастерам-кастомникам, а вот патроны с серебряными пулями – здесь только своими ручками, перепоручить-то некому. Ружейное серебро для охоты – дробь, картечь - многие льют, тот же Филатов старший, или мельник Карлович, а с литьем именно под автоматы винтовочного калибра – никто не знаком. Можно было бы поднапрячься и на готовых пулях свинец в серебро переколдовать, но… Ладно, все уже сделано. Пуда два он бабушкиного серебра на пули извел… Автомат на месте, очки-консервы на шее… Рюкзак – практически пуст, ужать и в бардачок. Бутылку допить и выбросить. Куртка… чуть не забыл… Там ключи, да и холодно будет без нее, на ноябрьском ночном ветерке… Заклинание чопперное… Когда с места даешь по газам – чоппер послушно разгоняется, но – увы – не хочет становиться на дыбы, очень уж длинна и наклонена рулевая колонка!.. Леха с неделю тренировался у себя во дворе, даже задницей об землю треснулся… раза четыре… или даже больше… но в итоге поставил на байк специальное выдуманное для этого случая заклинание. И теперь волновался – все ли будет как надо? К тому же пришлось прикрутить кое-какую волшбу и к правой рукояти рулевой вилки, чтобы правая ладонь могла быть свободна, без этого никак. В итоге – много сложного, а где сложно, там и накладки… Да, байкер из него никудышный. Но это не важно.
- Итак, соколы мои? Готовы ли?
Соколы были полностью готовы: Алёнка приподняла голову метра на три, глаза горят, язык между клыками аж гудит – так быстро трепещет. Мурман тоже облизывается, глядя в сторону ворот, но оба свято блюдут дисциплину, поскольку оба очень тонко и, что называется, наперегонки чувствуют Лёхино состояние духа: иногда можно проявить своеволие, повалять дурака, а иногда – ни-ни!
Прямо напротив Лёхи, за границей ворот, скопилась особенно густая толпа волколаков, они, во главе с вожаком, уверенно и не спеша прогрызали… а может и пролизывали туманную стену Лёхиного оградного заклинания. Волкодлак в эти секунды был в своей человеческой ипостаси: высокий, за два метра, широченный, бурая с проседью бородища, короткая шерсть того же цвета на голове над низеньким лбом, глаза горячие, темно-багровые…  А верхние конечности, все-таки, больше похожи на лапы, назвать их руками – это им здорово польстить.
Пора, пора, пора начинать.
Леха тронул зажигание – чоппер послушно завелся, именно так, как надо зарычал и зафырчал – и сразу же неуверенность и суета выскочили из Лёхиного сознания… и всё, теперь всё будет в порядке. Леха надвинул на лицо очки-консервы, оставил чоппер урчать на холостом ходу, а сам на корточках взялся торопливо соскребать с земли тонкий слой полуинея-полуснега… Коротенький, но увесистый автомат пришлось сунуть под мышку, чтобы не мешал, не болтался на ремне перед носом… Ремень тоже придется снять, короток.
Колобок получился хиленький, грязненький, неправильной формы… Сойдет и такой.
Прилетел снежок по адресу: точнехонько в слюнявое рыло вожаку-людоеду.
Магическая ограда, потревоженная изнутри, лопнула и разлетелась на мельчайшие брызги. Волколаки в тот же миг получили свободу движения, обрели возможность видеть все происходящее во дворе… и ощутить, наконец, истинную, а не ложную ауру всего того, что скопилось на открывшемся пространстве.
Всего лишь несколько секунд назад каждый из волколачьей стаи ревниво мечтал первым прорваться внутрь, к сладкой добыче, опередить остальных, пусть на один шажок, на одно мгновение, на один укус…
Ограды нет, но ни один из стаи не шелохнулся: свобода видеть и ощущать принесла волколакам новые впечатления, которые Лёха тут же перевел на человеческий язык, обогащенный человеческим культурным наследием:
- Немая сцена! Те же - и Алёнушка с Мурманом.  Добрый вам вечер, милые волколаки!.. 
  Пес Мурман, уроженец деревни Черная, Псковской области, довольно широко известен среди  разномастья нечистой силы европейского Северо-запада, в первую очередь, как зверь, принадлежащий людям из мощнейшего колдовского селения, но также популярен и сам по себе. В том числе и волколаки наслышаны о Мурмане, и слава эта самого дурного свойства: Мурман – волшебный и очень странный пес, он невероятно силен, не боится никого и ничего, колдовская вражеская магия на него не действует, ему не вредит, или почти не вредит. Пощады к врагам он не знает и усталости тоже… 
Мурман добродушно улыбается – пасть до ушей, и образовавшееся отверстие, сплошь усаженное громадными острыми клыками, приветливостью своею и размерами очень и очень похоже на мифические ворота в Царство мертвых!
 Чуть поодаль от него… еще более устрашающее чудовище… в громадном змеином теле… Один из волколаков попался взглядом на черно-красные змеиные глаза и теперь дрожит, не в силах ни бежать, ни думать… Да, она его съест, он покорно позволит себя сожрать… Это древнее зло, нет от него спасения!..
Алёнушка голодна, очень голодна… Скорее бы повелитель отдал приказ – и можно будет покушшать… Пи-и-щща!..
Медведь-волкодлак в человечьем обличье, вожак всей громадной волколачьей ватаги, единственный свободный от всепоглощающего ужаса, в ком еще теплится разум и надежда на победу, понимает, что если все пять сотен, во главе с ним, дружно бросятся на весь этот новоявленный кошмар и будут биться с чужаками не на жизнь, а на смерть, то, может быть, кто-нибудь, каким-нибудь чудом… Он даже успевает наполовину вернуть себе медвежий облик, открыть клыкастую, уже не человеческую пасть, чтобы рыкнуть – подбодрить, приказать… но опаздывает.
Лёха, усевшись в седло, придержал левою рукой левый рог высоченного руля, а в вытянутой наотлет правой у него замер автомат Калашникова…
После крохотной паузы, понадобившейся для прицеливания, он нажал на спусковой крючок и круглая косматая голова волкодлака-вожака, вобрав в себя чуть ли не половину содержимого  рожка-магазина, разлетелась во все стороны кусками черепа, кровяными брызгами, сгустками мозговой ткани!.. Все правильно: серебряные пули действуют на так называемую низкую нечисть как разрывные, только гораздо сильнее.
И завершилась немая сцена, и закончилась неподвижность: окружающий мир до краев наполнился ревом объятых паникой волколаков, грохотом автоматных выстрелов и еще более оглушительным грохочущим ревом мотоциклетного двигателя, с которого Леха перед самым началом охоты предусмотрительно снял глушитель.
Мурман и Алёнка, повинуясь мысленному, предельно четкому приказу своего человеческого вожака, не помчались вперед, но метнулись назад, соответственно влево и вправо, чтобы выкурить с тылу всех оставшихся там волколаков, чтобы не разбежались они по четырем сторонам света куда глаза глядят, а следовали единым стадом в заданном направлении, то есть, по трассе в обратную сторону, как отступающие французы по смоленской дороге.
Лёха подбавил газу, поставил чоппер на дыбы – отлично получилось! «Калашникова» же перехватил в левую руку и наобум, не целясь, разрядил оставшуюся половину рожка в толпу вражеской нечисти.
И стронулась лавина, побежали волколаки, именно туда, куда надо, по укатанной трассе и вдоль неё.
 Лёха рванул за ними, в тщетной попытке перекричать всю эту вакханалию звуков веселой песней, которую он выучил буквально на днях во время одного лихого сабантуя.
 Ай да-ну, да-ну, да-най,
Да ай да-ну, да-най!
Ай да-ну, да-ну, да-най,
Да раз да-ну, да-най!
Ай да в шатрица - долби саунд!
Ай да гожо чей - андеграунд!
Ай да-ну, да-ну, да-най,
Раз да-ну, да-най!
Ай да-ну, да-ну, да-най,
Да р-р-раз да-ну, да-най!!!
Мешок с патронами надежно приторочен тут же, под рукой, между Лёхиным животом и бензобаком. Опорожняется один рожок – Леха натренированными пальцами выковыривает его и сует в вещмешок, а оттуда вынимает другой, уже наполненный. Набивать рожки вручную – запарно, особенно когда в больших количествах, когда руки заняты, да еще на всем скаку, поэтому на выручку опять приходит волшба: обычные рожки-магазины на тридцать патронов стали по Лёхиному повелению самозаряжающимися, его дело – сунуть рожок в груду патронов, а дальше они сами… Лёха долго выбирал – может, рожками набить мешок и пустые выбрасывать, может, типа, супердлинной пулеметной лентой оснастить автомат…
В принципе, по большому-то счету, Лёхе для стрельбы серебряными пулями ни «калашников» не нужен,  ни все эти гильзы, с капсюлями да порохами: бабушка говорит, что колдуны старой школы просто бросали горстями в воздух серебряные пули-заряды, а те уж сами летели куда надо с необходимой силой. Да, Лёхе по плечу сие немудрящее колдовство, но… И так уже почти вся охота на магических подпорках: и сцепление, и газ, и ежеминутное принудительное охлаждение ствола, и запирающие заклинания вдоль трассы, дабы твари волколачные в леса не убежали раньше времени…
Нет, волшбой разбрасывать пули по ветру – это… это ламерство, это нечестно, это как бы вне самурайской этики… вот.
Бабушка тогда только усмехнулась на горячие Лёхины возражения, но спорить не захотела, и даже советы на предстоящее перестала давать: Лешенька охоту любит, Петр Силыч рыболовные снасти копил – каждому свое. Мужики – есть мужики, внучек большой уже, взрослый, пусть сам со своей забавой разбирается, а иначе – что за удовольствие?
Еще бы! Нет мастерства, сноровки, умения – и радости от свершений не будет. К примеру, вставлен новый рожок. Но вести огонь пока рано, автомат не готов, ствол пуст. Лёха щегольским движением, одной рукой, шоркает рычагом затвора о рулевую вилку, досылая тем самым патрон в патронник, тот покорно клацает – сквозь мотоциклетный грохот не слышно, правда… Вот это круто, вот теперь можно стрелять! А самонаводящиеся пули по воздуху сеять – баловство.
Трасса очень хороша: ровная, широкая, тем не менее, Лёха с тайной досадой понимает, что и здесь без колодовства никак бы не обошлось: для вездехода дорога вполне приемлема, для внедорожника – так-сяк, а мотоциклу без выравнивающих заклятий тут делать нечего… Чоппер отлично себя проявляет, но… под колесами у него от пяти до тридцати сантиметров пустого «противоухабного» пространства…
Лавина волколаков с бешеной скоростью ломится по дороге вперед и вперед, с флангов их увлеченно  прикусывают, не отставая, Мурман и Алёнушка, сзади мчится на своем чоппере Леха и стреляет очередями навскидку, попеременно с левой и правой руки… Сколько уже перебито этих тварей, за одним Лёхой считать - не меньше сотни рыл, а такое ощущение, что поголовье никак не сократилось… Ничего, патронов в мешке более чем достаточно.
Один отчаянный волколак, обезумевший от ужаса и ярости, устал бояться и бросился на Лёху. Но Лёха вовремя подставил «калашникова» и волколак со всей дури в прыжке насадился пастью на ствол, проглотив автомат едва не наполовину  – осталось только нажать на спуск – что Лёха и сделал. Не очки бы консервы – все лицо было бы в волколачьих мозговых ошметках. Но эффектно получилось! 
Вся эта воющая и гремящая лавина благополучно миновала место в лесу, откуда Лёха, убегая от волколачьей стаи, выскочил на дорогу, стало быть, запоры правильно были поставлены… по ельнику-то на байке особо не погоняешь… Как там младшие друзья по разуму? Довольны ли?
Довольны, оба чувствуют себя прекрасно: Алёнка сосредоточенно убивает и жрет волколаков, но далеко не каждого, а с перебором – и хрен ее змеиную голову знает, по какому принципу она там  пищу себе подыскивает?.. Мурман пока никого не ест, а просто развлекается: волколаки и прочая «адовая» нечисть – его лютые враги еще с давних пор, еще когда Лёхи на свете не было, а Мурман жил в доме Петра Силыча, Лёхиного отца… Полоснул Мурман клыками – тело волколака в одну сторону летит, а голова в другую! Хряп – и две лапы скусил! Но раненых волколаков за Мурманом не остается. За Алёнушкой, впрочем, тоже.
Предчувствие беды, словно острие ледяного копья, пронзило сердце, Лёха даже и понять ничего не успел – на чистых рефлексах вильнул в сторону, наобум подставил щит-заклятие… Удар! Подскок на ухабе! Взрыв бензобака!.. - и он уже в полете сориентировался, дал длиннющую очередь куда-то туда, в летящую тень, черную даже на фоне мрачной полуночи! Попал – если верить странному крику… или карканью… там, в ночи… На этом Лёхины размышления временно прервались: он кувыркнулся пару раз в шелестящем от легкого морозца пространстве и, пролетев полтора десятка метров по воздуху, долбанулся головой прямо в широченную березу на краю леса. Любой обычный человек мгновенно бы погиб от этого столкновения с действительностью, но Лёха отделался короткой, в пару секунд, потерей сознания, ссадиной, ожогом на руке и быстро набухающей шишкой… Потом, потом уберет, пусть пока побудет… Что это было такое странное?..
Лёха, встав на четвереньки, аккуратно отпихнул от себя встревоженного Мурмана, подмигнул анаконде, которая тоже прервала охоту и теперь низко покачивала головой, придвинувшись к Лёхе как можно ближе, вернее, насколько Мурман позволял, чтобы защитить, заслонить…
- Что, Мурманчик? Гнался, гнался, пока я валялся, и не догнал?
Мурман захныкал в ответ и виновато покрутил обрубком хвоста: я не успел, я старался…
- Все в порядке. Верю, что старался. Докладываю консилиуму: жив, здоров, самый минимум повреждений. Подвергся внезапному и неучтенному нападению со стороны некоего летучего существа… Между прочим, красноглазого, адских кровей, если я правильно успел заметить! Алёнка, не твой ли родственник?.. Шучу.  Объект обладает… значительной волшебной силой… ну, скажем, заметной, в сравнении с обычными  волколаками, но больше – феноменальной живучестью, очень прочен оказался, по-древнему: я в него свежий рожок разрядил, почти весь в цель попал… - а он… она, оно… до сих пор жив, по крайней мере, смерти я не почувствовал. Типа нетопыря… Или громадного ворона, что вернее всего… Однако не волколак, это уж точно. При этом, на контрзасаду не похоже… Всё. Догадки мои исчерпаны, даже не начавшись. Продолжим охоту? Кто за? Единогласно.
Лёхе, если быть честным самим с собой, уже не очень хотелось продолжать гоньбу, но… Никогда нельзя поддаваться на подобные перепады настроения, тем более, что надобно разобраться с корнем этого волколачьего нарыва, он обещал. А про назгула-нетопыря-ворона он потом у бабушки расспросит, может, она что слышала… Главное дело – так клювом с лету долбанул, что бензобак в куски…
Лёха поколебался пару секунд и убрал с лица ссадину, со лба шишку, с запястья ожог, а с джинсов бензиновые пятна. Очки куда-то улетели… Хрен с ними. Автомат – ага-угу, в руке зацепился, отлично! Рожок на месте.
Да, все было нормально, и даже патроны из вещмешка не просыпались, но, вот, от чоппера остались одни обломки, и никаким колдовством их теперь не вернуть в прежнее мотоциклетно-байкерское состояние. То есть, конечно, если повозиться денек-другой… Прощай, чоппер! Прощай, пятнышко на хромированной крышечке…
Еще неделю назад Леха, после полугода упорных трудов, полностью собрал и, наконец, опробовал чоппер, проехав от околицы и до околицы всю Подгорную улицу, туда и обратно. По этому поводу он решил устроить пресветлый праздник: арендовал на сутки деревенский дворец культуры, созвал на пир две с лишним сотни гостей, почти все взрослое население деревни… Посреди пиршественного зала, на специальном мраморном постаменте, отгороженный от прикосновений золотыми лентами,  установлен чоппер. Столы, уставленные по периметру вдоль стен, ломятся от богатых закусок и напитков, для приглашенных всю ночь напролет поют и танцуют выписанные из Москвы цыгане, в перерывах их сменяет местный ди-джей, потом обратно… Гремят в ночи разноцветные салюты… Лёха пьет весьма в меру, но весел за четверых и даже пляшет на бис в окружении визжащих от восторга цыганок. Оплачено! Все участники празденства были предельно восхищены хромированным  элегантным виновником торжества, но – только первые полчаса, чем дальше, тем реже вспоминая о причине, собравшей их здесь… Начавшись под вечер, до утра громыхала по деревне Черной, во славу Лёхиного мотоцикла, грандиозная пьянка, вполне себе сельская, разве что изузоренная там и сям городскими примочками и новорусским размахом. Лёхе иногда приходится потакать местным обычаям, а также имиджу сына своего отца.
Но хватило новорожденного красавца-чоппера всего лишь на половину охоты.
- Хватит рассусоливать, други, сбегут ведь наши стада! Алёнка! Расти дальше, до двадцати! И седло мне сваргань, теперь вместо байка побудешь! Догоним и перегоним!
Алёнушке не привыкать: она, повинуясь Лёхиному желанию, немедленно подросла, собрала в середине тела изгибы и горб, чтобы Лёхе удобно было сидеть, и теперь ждала, отвернув в сторону седока окровавленную пасть под багровым взором: приказывай, повелитель!
- И как это тебе удается, Алёнка: в спортзал не ходишь, диету не соблюдаешь, ты же только на моих глазах сожрала…  минимум, с десяток этих… а талия словно у гимнастки! А, Алёнка?.. Вперед! Мурман, теперь за двоих тылы подбирай!
Волколаки – выносливые, мощные существа, в погоне за добычей они запросто могут догнать легковой автомобиль и, в отличие от гепардов, например, бежать на предельной скорости не триста-пятьсот метров, а три, пять, десять километров… Но зато после такого изнурительного бега им нужна глубокая передышка, ибо выкладываются они полностью, обессиливают и некоторое время не в состоянии даже стоять, не то что бежать. Охотники за волколаками хорошо знают это обстоятельство и пользуются им.
Вот и сейчас, во время непредвиденной аварии, уцелевшие волколаки не ушли дальше в отрыв, но всей стаей пали на землю - как попало – кто в зверином обличье, кто в человечьем… Шутка ли – почти девять километров погони!.. Да уж, забавляться с теплой медлительной человечиной, способной только дрожать и плакать, куда как приятнее…  Опять эти чудовища!.. Бежать! Но сил уже больше нет!..
Тем не менее, волколачья стая кое-как снялась с места и помчалась дальше… туда, вперед… к месту сбора на опушке Дохлого леса… там спасение… Предельно вымотанные, волколаки двигались гораздо медленнее, чем раньше, но и Аленка в роли боевого слона не могла шевелиться с прежней скоростью, так что подобие прежней охотничьей гармонии худо-бедно сохранилось… Но тишина! Без рева разлетевшегося на обломки чоппера, все эти волколачьи взвизги-хрипы, завывания Мурмана и треск автоматных очередей воспринимались именно как тишина… И стрельба пошла куда как точнее. Тоже неплохо!.. О, поляна! Похоже, здесь у них точка сбора, итоговое место!
Лёха спрыгнул на окаменевшую от морозца траву и обновил рожок в автомате. Автомат – это так… всегда отбросить можно… это для отвода глаз, чтобы руки не дрожали… Мало ли – что по-настоящему серьезное сейчас нарисуется, надо ко всему быть готовым…
От всей громадной волколачьей банды, погнавшейся за Лёхой в начале ночи, осталось несколько десятков тварей… вряд ли сотня… Здесь должна быть их матка. И кто же она в этот раз?..
Волколаки, добежав до поляны, снова попадали  ниц, кто куда, но непременно рылом в землю, для охлаждения… Вот теперь имеет место быть настоящая тишина… Каждый вдох слышен.
- Мурман, Алёнка! Оба ко мне. За спину, быстро. Я уже чую… Все рывки - только по моей команде! 
Тронутый инеем дерн посреди пустой поляны зашевелился, набух огромным грязно-серым пузырем и опал, выпустив наружу непонятное существо… дерево не дерево… клубок ветвей шевелится… Глаза… ОГО! Какие мрачные глаза!..
Лёха еще в раннем детстве любил слушать бабушкины сказки: Ирина Федоровна много чего ему рассказала… Да и сам он кое-что видел, и по волколачьей истории не ленился, изучал вопрос… На сей раз, если только Лёха не ошибается… нет, он не ошибается… тут все более или менее очевидно…
- Ме-е-рзость! Челове-е-ек! Посме-е-ел! Моих верных слу-у-уг! Сме-е-ерть! Сме-е-ерть! Посмотри мне в глаза-а-а!  
Это была всего лишь горгона, реликтовый демон давно ушедших времен. Древняя тварь, относительно могущественная… в сравнении с современными волколаками… Но и только. Сильна и безмозгла, почти как анаконда Алёнушка… Весь секрет ее могущества – это запас древней магии, парализующий взгляд и размеры: высотой под четыре метра. Ну, и врожденное умение подчинять себе низкую нечисть. Здесь, кстати, проходит еще одно важное разделение между феноменом волколака и оборотня: оборотни – высокая нечисть, а волколаки – считается, что низкая... высший этаж низкой нечисти. Горгона помогает волколакам плодиться, они вокруг нее получают дополнительную жизненную мощь, способность к воспроизводству, взамен же волколаки приносят ей оброк: делятся добычей, но чаще отдают в жертву кого-то из своих. Об этом симбиозе древней и современной нечисти Лёха знал и читал вполне достаточно.
Нет, но взгляд у горгонихи тот еще! Покруче, даже, чем у Алёнушки! И думает по-русски без акцента.
Горгона полностью выбралась из под земли –  толстая, блестящая, одновременно похожая на кальмара, букет из червей, дерево и русалку… Только у русалки хвост, а у этой лапы…
И пошла через поляну сюда, к Лёхе. Попался ей на ступню волколак – хвать щупальцем и под глаза… там у нее пасть… Симпатяга.
Лёха из чистого любопытства вогнал в грудь и в брюхо приближающемуся чудовищу полный рожок серебряных пуль, тридцать зарядов ровно – впитались без остатка, даже не споткнулась, не покачнулась,  г-гадина. Что и следовало ожидать: демоны старой школы гораздо выносливее нынешних.
- Я тебя съем, человечек, тебя и служек твоих… напитаю себе утробу, возрадуюсь душонке твоей, крови твоей, мясу твоему…
Не так-то просто было отвести взгляд в сторону, пришлось  даже шеей дернуть, чтобы освободить внимание… Лёха развернулся и пошел прочь, в обратную сторону, к началу дороги.
- Мурман, рядом. Рядом, собачатина! Я тебе похныкаю сейчас, хватит, я сказал! Тебя и так уже всю ночь развлекали… половецкими плясками! Алёнка, фас! Заканчивай тут и догоняй.
  Всё, закончилась сегодняшняя охота. А этих куда?.. Лёха поколебался одно мгновение, но преодолел в себе опустошенность и усталость, развернулся. Мешок с патронами и автомат пришлось положить на землю, рюказак где-то потерялся, новый покупать… Из вскинутых рук его взметнулсь в высокое черное небо ослепительное белое заклинание и тут же рухнуло вниз, тысячами острых зазубренных лезвий. В горгону ничего не попало, но  волколаки закончились, все до единого. Года на два-три теперь почти вся округа от них очищена будет. Потом, конечно, опять расплодятся, законы природы не переделать…
За спиной послышался треск, хруст и скрежет, словно кто-то ломал сарай в густом валежнике – это в могучих Алёнкиных объятиях лопались кости и сухожилия демона-горгоны. Леха вздохнул и оглянулся в последний раз – точно ничего не забыл?.. Надо будет еще разбираться, усиленно думать по поводу воздушного нападения – что там такое произошло?.. И вряд ли это случайность.
- Алёнка! Поужинаешь - и сразу к нам! Не на Мурмане же мне домой скакать!
Мурман поднял голову и недоуменно распахнул свои веселые синие глаза:
- А почему!? А я всегда! А в лучшем виде! Поскачем, дорогой хозяин – только пыль столбом!
- Угу. Если бы ты был конёк-горбунок – тогда да, а так – ушей у тебя нет, за что я держаться буду? И росту в тебе маловато, все ноги по кочкам обобью. Лучше подбирай, вон, пока идем, сгустки, магию да ауру, мою да чужую, а то скоро все растает.
Мурман с удовольствием подчинился, а Лёха побрел дальше, «калашников» в одной руке, полупустой мешок с патронами в другой. Мешок тоже волшебный, безразмерный, бабушкин, поэтому надо вернуть.
Эх… Вот, идут они с Мурманом по ночной осенней дороге, оба теплокровные, оба думают, оба мечтают… Вроде бы об одном и том же, но по-разному.
Где-то в предутренней мгле, далеко впереди, их ждет бабушкин дом (К себе домой Лёха возвращаться не спешит: пусто, темно, не топлено, еды нет… А у бабушки совсем иное – подумаешь, ночь!? Там свет и радостная суета, там по всему дому и даже во дворе – витают вкуснейшие запахи, там все готово для встречи усталых героев-охотников). В горнице под потолком светится мягким апельсиновым светом абажур, в печке тихо потрескивают дрова, бабушка уставила половину стола всяческими вкусностями, и заглаточками, и заедочками, и горячими, и холодными… а на другой половине царствует громадный самовар… только что вскипел… Кот Васька мурлычет по-доброму, клубком у бабушки на коленях, Прокопыч и Мулена уселись в углу на сорном венике и шепчутся, хихикают, затевают что-то против Мурмана, но тот лежит себе на любимом месте, под обеденным столом, и якобы ничего этого не замечает… сытый до отвала от щедрот старой хозяйки Ирины Федоровны и поэтому благостный… Алёнке тоже хорошо, она угнездилась у Лёхи под мышкой и спит…
Да, так оно и будет. Но вот в чем разница: для Мурмана все это – привычное и неотъемлемое счастье вечного беззаботного бытия, а для Лёхи – всего лишь маленькая передышка в глазке никогда не прекращающейся бури, крохотный оазис посреди урагана страстей и невосполнимых потерь, которых не избежать, от которых не спрятаться, несмотря на все свое могущество, ни завтра, ни послезавтра, ни через год, ни через тысячу… Если, конечно, он проживет эту жалкую тысячу лет… Почему нет? – Другие дольше живут…
Но даже если ему и не суждено… с долголетием… – примет Лёха любой вызов, любую судьбу, а прятаться от мира он больше не будет! Разве что иногда… как сегодня…

    ..^..


Высказаться?

© О`Санчес