Вечерний Гондольер | Библиотека


skandik

http://netcafe.mybb.ru/viewtopic.php?id=151


Беседа с Ольгой Родионовой (Верочкой)


Биография.

Ольга Радиевна Родионова — поэт, журналист.
Родилась  в Барнауле. Публиковалась в периодике, антологиях, альманахах. Автор книг стихотворений "
Мои птицы на ветках" (1999), "За Крысоловом" (2000), "Не летай" (Геликон-Амфора, СПб., 2003). Публиковалась в альманахах "Встречи”, "Побережье”, журнале "Новый берег", антологии "Освобожденный Улисс", журнале "Знамя” (№ 11, 2006; № 4 2007). С 1993 года живет в США, сначала в Нью-Йорке, затем в Филадельфии (штат Пенсильвания).

Ольга Родионова о себе:
 
" Родилась в Сибири, чем горжусь и причастность к Сибири лелею. Росла вундеркиндом, рисовала, писала стихи чуть не с пеленок, танцевала, пела... Читала, читала, читала. В результате не стала никем. Журналистка. С 1993 года живу в Америке, сначала в Нью-Йорке, затем в штате Нью-Джерси. Все, что вокруг меня, за реальность признаю, но не особенно Очень реальны только два объекта в моем пространстве - сын и дочь. Сын в три года написал стих: "Вот ангелы запели Играя на свирели". Дочь в три года создала картину "Мальчик, прыгающий из окна".
Любимые книги - "Белая гвардия" Булгакова и "Московская сага" Аксенова. В обеих - потрясающее ощущение Дома.

http://ne-letay.livejournal.com/


БЕСЕДА С ВЕРОЧКОЙ-АННАБЕЛЬ

Вопрос:  - Пытаюсь предположить, Волчица - потому что из Сибири, Аннабель - тоже всё ясно, а Верочка?

Ольга: - Мне этот вопрос несколько раз задавали в сети, да. Имя Вера у меня с детства сидит в голове: я в первые годы жизни росла у бабушки с дедушкой, а мой удивительный дед считал, что трехлетнему ребенку, например, совершенно необходим "Герой нашего времени" И он мне его читал. И было абсолютно понятно даже трехлетней мне, что ни княжна Мэри, ни Бэла не вызывают таких чувств у Печорина (и у моего деда тоже), какие вызывала Вера. Дед считал ее самым прекрасным женским образом в русской литературе. Потом еще была книга "Доктор Вера", но это уже у отца (а отец хотел, чтобы я стала врачом, хотя потом сам же отговорил от мединститута) - и вот так эти два образа, имевшие какое-то значение для двух главных в моей тогдашней жизни мужчин, причудливо преломились, что ли, и застряли в подсознании. Поэтому, наверное, когда я впервые пришла в сеть в 1996, кажется, году, - в Русскую Гостиную, был такой сайт в Нью-Йорке, - и там нужно было зарегистрироваться, я выбрала имя Вера. То есть, сначала я, ничтоже сумняшеся, написала "Ольга" в поле "имя", но оказалось, что это имя занято. И я написала "Вера". Потом подумала, стерла и исправила на "Верочка" - Вера мне показалось несколько великоватым, что ли. Раньше, когда меня спрашивали, почему Верочка, а не Вера, я отшучивалась, что бывает у людей вера, а у меня такая небольшая, маленькая даже, личная верочка. Сейчас бы я так уже не сказала.

Вопрос:-   "...писала стихи чуть не с пеленок", Вы помните свои первые стихи, о чём они?

Ольга: - Самые первые сохранились только в воспоминаниях взрослых, такие альбомы были "Наш ребенок",  там про первые зубы, первые шаги, первые какие-то достижения... Я в первом классе нашла этот альбом, прочитала, сгорела от стыда и отнесла его на помойку. Но один стишок помню - мне было два с половиной года, но, поскольку я росла вундеркиндом, говорила я уже очень хорошо, и часто - стихами, потому что тот же дед без конца читал мне стихи. Так вот, стишок совершенно идиотский, - видимо, поэтому и запомнился: "Каливанна юная, ветерком надунная". Это про соседку Анну Ивановну, которую детская часть нашей коммуналки звала Каливанной. Мой сын в три года сочинял настоящие стихи, про ангелов,  а я -  вот такие дурацкие дразнилки Но те, что были попозже, уже не такие дурацкие, одно стихотворение - "Возьми билет, мой друг, мой брат..." - даже в книжку вошло. А написала я его в 14 лет.

Вопрос: -       Когда я читаю Ваше:
"...Росла вундеркиндом, рисовала, писала стихи чуть не с пеленок, танцевала, пела... Читала, читала, читала. В результате не стала никем. Журналистка.", - я считаю, что у вас прекрасное чувство юмора - "Журналисты - никто", но вот критик Наталия Черных полагает: " Основная интонация большинства стихов *** Ольги Родионовой — мрачноватый юмор". (http://www.netslova.ru/verochka/stihi.html)
Вы согласны с ней, что Ваш юмор "мрачноват"?

Ольга: - Я бы даже не сказала, что это юмор И не мрачноватый - хотя со стороны виднее, - а, скорее, грустноватый. Может быть, некоторая насмешка над собственным видением мира... Я ужасно пафосное существо и этого стыжусь. Ну, и стараюсь всячески скрыть, конечно.

Вопрос: - О Вашей поэзии говорят:"Очень хороша в стихах о любви, в сказочных и исторических темах, в фантазиях. В ней много от Цветаевой, Ахматовой, поэтов Серебряного Века."     И Наталия Черных пишет: " Стихи Ольги Родионовой из всех названных более пластичны и легки по форме. Самоощущение её лирической героини одновременно ультрасовременно и ретроградно. На форме стиха и в стиховой ткани такая диалектика отражается своеобразными переливами эпитетов, присутствует почти пастернаковская интонация.-
Как Вы считаете, кто-то прав, находя похожесть Вашей поэзии с Пастернаком или другими мастерами?

Ольга: - Ну, "все мы вышли из гоголевской шинели", и все такое... На самом деле, избежать влияний не удается, по-моему, никому. И не удастся, потому что все черпают из одного ковша, а в ковше этом всего полно. Никогда, впрочем, не думала, что кто-то может найти у меня именно пастернаковские интонации. У Пастернака, помимо нежно любимой в детстве "Свечи" - ну, вы знаете, которая "горела на столе": "И падали два башмачка со стуком на пол, и воск слезами с ночника на платье капал...", - я прихожу в совершенный восторг и трепет всего от нескольких строк, а именно: "Бывало, лишь рядом усядусь - и крышка. Приник и отник. Прощай же, пора, моя радость! Я спрыгну сейчас, проводник".

Вопрос: -  "Варум ди медхен..." - Вы не из послевоенных поколений, как родились стихи такой мощи о Великой Отечественной  войне?

Ольга:  - Ну, это просто: я же говорю, мое детство прошло у бабушки с дедушкой. А дедушка в юности ушел на войну и вернулся без ноги. И без ноги вернулась с войны бабушкина сестра, которая, не закончив школу, пошла на фельдшерские курсы и уехала на фронт. А там, уже после ранения, в госпитале, встретила молоденького морячка - без обеих ног - и, демобилизовавшись, забрала его с собой домой. Так что поколение моих дедушек-бабушек войной было сильно покалечено. В общем, мне иногда кажется, что я родом из того времени... (а иногда - что я наглая самозванка, которая не имеет права писать о том, чего не пережила). Но, вообще-то, по большому счету, в искусстве есть только две темы: любовь и война. Ну, в глобальном смысле. Я не помню, кто это сказал, но формулировка, по-моему, верная.

Вопрос:- Я знаю из личного опыта, при переезде в другую страну, мозг начинает причудливым образом смешивать родной язык с неродными. Когда пишутся Ваши стихи, они складываютя только на родном?... или английский постоянно тоже вмешивается?

Ольга: - Иногда бывает, да. Некоторые английские выражения настолько поэтичны сами по себе, что так и чешутся руки их куда-нибудь вставить Но я этого стараюсь не делать. Нужно все-таки быть носителем языка, чтобы на нем писать.

Вопрос:- Ваш "сын родился в умирающем советском союзе, в Сибири, в сомнительном маленьком деревянном роддоме..." - и свой первый стих написал в три года, сейчас он уже teenager? ... молодой человек?...
он продолжает писать стихи? И, если "да", то скорее на английском?

Ольга: - Да, он вырос. И вернулся в Россию. Сейчас он живет в Москве. Стихи продолжает писать, - на обоих языках, он двуязычный, - но это все же, скорее, тексты песен. Он очень музыкальный, для него музыкальная составляющая очень важна, не менее, чем текстовая. Играет на гитаре, на флейте. 

Вопрос : - Поэтическая стезя трудна, хотелось бы Вам, чтоб Ваши дети выбрали путь Поэта?

Ольга:  - А никто не выбирает "путь поэта" И я не выбирала. Оно само. И уходит так же само, кстати. Я вот уже год ничего не пишу. Тяжело, честно говоря, как будто утрачен орган речи... Но роптать нельзя. Захочет - само вернется. Так же и у детей: будет - значит будет, никуда не денешься.

Вопрос: -  В Вашей "Слегка ритмизированной прозе жизни" мне очень близки строки: "я проснулась ночью и заплакала, потому что подумала, что я никогда не вернусь. и меня когда-нибудь закопают в эту чужую землю." Когда мы уезжали из развалившегося Советского союза, представление о чужбине , в основном, было по красочным зарубежным фильмам. Теперь появляются какие-то странные мысли, (кстати, не только у меня, у многих, кто уехал из своей страны в другую), чувства- вот будто всё неплохо и комфортно, но... "закопают в чужую землю". После долгой жизни в Америке, прошли эти мысли?

Ольга:  - Нет, не прошли. Хотя я живу в Америке так давно, что, получается, бОльшая часть моей сознательной жизни прошла именно здесь. Но я не могу сказать, что ассимилировалась. Даже не вписалась, кажется. Америка меня не то чтобы отторгает... скорее, ей на меня плевать. Хотя я к ней хорошо отношусь, в принципе. Дело не в комфорте - как раз комфорта у меня здесь было очень мало и недолго. Зато она подарила мне дочку. Ну, и, живя в глухой провинции, я стала лучше понимать и любить окружающих меня здесь людей. Американцев, я имею в виду. 

Вопрос: -  Вы написали в биографии, что Ваши Любимые книги - "Белая гвардия" Булгакова и "Московская сага" Аксенова. В обеих - потрясающее ощущение Дома."      Что Вы вкладываете в значение дома, Вы домашний человек?

Ольга:  - Я очень домашний человек. Мне совершенно необходимо гнездо. Я до сих пор тоскую по своей детской коммуналке. Мне важно... не знаю, это трудно объяснить. Может быть, я мещанка Для меня очень много значит уют. И некоторая старомодность. Наверное, это у меня от моей обожаемой бабки. Под окном нашей комнаты в коммуналке бабка  сажала малину, сирень, цветы. Во дворе старая яблоня росла. Где бы я ни жила, я стараюсь развести садик, хоть крохотный. Для меня это тоже часть дома. Современные постройки не очень люблю - предпочитаю старые, скрипучие, с историей. И огромные часы с боем У нас тут на ратуше часы бьют, я за это очень люблю наш городок.

Вопрос: -  Верочка-Аннабель, в сети достаточно Ваших фотографий, Вы настоящая поэтесса в моём представлении, тоненькая, элегантная, с огромными глазами... словом, такая блоковская -  "...Девичий стан, шелками схваченный...дыша духами и туманами", - у Вас есть любимые духи?

Ольга: - Ну, я совершенно обыкновенная. Образ блоковской незнакомки может создать абсолютно любая женщина, я вас уверяю Это в женской природе. А духи - да, я на них почти помешана, хотя казалось бы Я ведь курю очень много, и много лет уже, должна бы, по идее, напрочь лишиться обоняния. Но для меня запахи очень много значат. Любимые духи... такие, чтобы прямо любимые на всю жизнь...ну, это вряд ли, потому что в разные периоды жизни меня привлекают разные ароматы. Да и звучат они на мне по-разному, в зависмости от времени года и даже времени суток. Если абстрактно - то с младенчества люблю духи, которыми пользовалась моя мама: она приезжала к бабке меня навестить, такая нарядная, воздушная, невозможно красивая... и пахла ландышами. У меня стоит флакончик "Диориссима", это именно тот запах, но сама я им не пользуюсь. А вообще мне нравятся запахи слегка приглушенные, с неявными цветочными нотами, мхом и деревяшкой в конце.

Ольга:  - А хотите, я про Костю [Шаповалова] расскажу? Мы познакомились в сети, году, наверное, в 1997. Он тогда очень бурную сетевую жизнь вел, был такой "московский озорной гуляка", задиристый, увлекающийся, остроумный... Костя вообще был очень яркой личностью. Я тогда была в ЛИТО Стерна, которое придумал и вел А.Житинский. Вместе с Димой Горчевым, Линор Горалик и другими замечательными личностями.  А Костя с Житинским тогда ссорился и в пику ему сделал свое ЛИТО - поэтический интернет-клуб "Лимб", вместе с Фараем, Юрой Рудисом и другими поэтами. Выпускали сетевой журнал, даже сборник вышел на бумаге. Костя, надо сказать, так и фонтанировал идеями. С его подачи мы завели себе "сетевой театр" - что-то типа ролевой игры в реальном времени. Выбирали сюжет - и поехали!.. В режиме чата. Было страшно увлекательно. Играли в духе Шекспира: монологи - в стихах, ремарки и кое-какие реплики - прозой... У меня был период, когда я ради заработка писала дамские мини-романы про любовь и приключения, и в одном из них в качестве главного героя вывела Костю - просто невозможно было удержаться, настолько феерической личностью он был. Как он рассказывал - потрясающе просто. И смешно. При этом романтик в таком немного разбойничьем духе. Капитан Блад Вечно рвался в драку, постоянно затевал какие-то дуэли... У него было обостренное чувство справедливости и жажда взять все на себя - казалось, энергия его неисчерпаема. Очень трепетно всегда относился к женщинам: такой... дамский угодник. Но это шло не от банальной склонности к кобеляжу, а от преклонения перед женщинами, рыцарства вполне старомодного. Ну, Вертинский, знаете: "я люблю из горничных делать королев". Потом он пропал из сети. Надорвался, я думаю. А когда вернулся, уже совсем не так искрил во все стороны, как раньше. А раньше - человек-фейерверк... Вот написала и думаю: какой-то черный юмор получается. Двусмысленный и болезненный, вроде. Но брать назад свои слова не стану - он и правда был фейерверк. Так и сгорел, да.

Спасибо, Вам милая Ольга, Верочка-Аннабель за беседу. У нас в самом разгаре весна,  пронзительно-голубой воздух, лесной мох расправил свой зелёный бархат и подснежники слепят белизной,  возможно, Ваша муза путешествует и в наших краях, желаю ей окутать Вас ландышевым запахом вдохновения.


Редакция ВГ поздравляет Олю Родионову с успехом на "Русской премии" - 2010!

    ..^..


Высказаться?

© skandik