Вечерний Гондольер | Библиотека


Валерий Бондаренко

http://cyberbond.livejournal.com/  


Капли Путина

    Итак, нам прописали еще несколько лет принимать капли Путина.

Скажу честно, в отличие от большинства нашей либеральной интеллигенции, я не отношусь к нему однозначно плохо. Это имхо  не мудро — так к нему относиться. 12 лет его правления можно как угодно ругать, но одно они выявили: личностно Путин  занимательнее своих предшественников. И Горбачев и Ельцин рядом с ним выглядят банально: один – косноязычно велеречивым слабаком, которого несла вперед на своем бампере история, второй — угрюмым советским карьеристом, беспринципным и тоже, по сути, слабым и неуспешным алкоголиком власти.

Путина народ принял, «простой» чел зауважал его, в отличие от прежних правителей. Ну, во-первых, это естественно: Путин заставил олигархов делиться природной рентой, и справедливо утверждение, что лучше, чем в хлебные 00-ые, наш народ не жил. Во-вторых, в своей личности, в своей биографии Путин сфокусировал близкие менталитету населения, общие для многих, «нашенские» черты: простецкое происхождение, пацанское детство-юность, военную складку, очевидно непритворную ностальгию по величию империи, патриотическую риторику, популистские обещания, которые нам, потомственным емелям, ох как катят.

Ошибочно думать, что Путин — кукла, надутая пиарщиками. Нет, он из плоти, он сам себе пиар. Любой «пацан с района» скажет: «Такой же, как я, а смог же!» Путин — не холодная красавица Грета Гарбо, это своя в доску Мерилин Монро, девушка с упаковки стирального порошка, и всякая занятая постирушкой Маша может вообразить (на время или если дура летняя), что она — такая же Мерилин Монро. Может таковой, во всяком случае, выглядеть.

Поток нефтедолларов позволил ВВП блестяще укрыть от посторонних взоров суть его политики. Эта суть, мне кажется, в том, чтобы создать некий временной люфт, в течение которого произойдет легитимация итогов приватизации, окончательного превращения собственности социалистической в частную. Он тот Моисей, который сорок лет должен водить евреев по пустыне, дабы поколенчески сменился сам человеческий материал. Так же поступали и большевики, делая ставку на молодежь и беспощадно сбрасывая со счетов старшие поколения, «испорченные» опытом жизни в иных, несоветских условиях. Уж какой шулерской ни была революция 91-93 гг., но это была революция, поскольку решила главный для всякой уважающей себя революции вопрос — вопрос о собственности.

Вот и показалось в какой-то момент, что Путин — тот крысолов с дудочкой, под насвистыванье которого мы все, поклонники и противники его, зачарованно гуськом за ним следуем в непонятное будущее.

Слово пиар — модное и относительно для нас новое, но ничего нового нет в типе режима, при котором мы живем сейчас. Это бонапартистский режим — режим, очень сходный ПО ФОРМЕ со Второй империей Наполеона III. Лидер нации (Наполеон Малый был, напомню, не «императором Франции», то есть территории, а «императором французов», то есть населения, и конституция его, кстати, как и наша, признавала верховый суверенитет народа) — итак, лидер нации (= «народа», населения вне его социальных разграничений) осуществляет диктатуру элиты и одновременно контроль как над элитой (до определенных пределов), так и над народом. Любовь публики на всех ступенях социальной лестницы таким режимом покупается (в отношении низших — по большей части пиар-акциями и обещаниями, в отношении высших — конкретными дивидендами).

Конечно, публика понимает: любовь ее именно покупают и ведут себя с ней при этом, как с продажной девицей. Обид своих публика поэтому не прощает, копя втихомолку их (тем паче, что обижаться нужно, прежде всего, на самое себя, а также на «обстоятельства»). Поэтому бонапартистский режим гниет изнутри, но падает от сотрясений снаружи. Лидер бонапартистского режима боится внешних угроз, но он параноик и по отношению к угрозам внутренним, поскольку точно не знает, до какой степени почва под ним уже прогнила.

Личностно в Путине удивительно сочетаются черты азартного (дерзкого, но осторожного, «аккуратного») игрока и какая-то, как мне кажется, своеобразная религиозность (или духовность?), некая тоска по иным, более высоким смыслам. Его манера всегда опаздывать — не форма ли пренебрежения обстоятельствами, заложником которых он не желает себя признавать? Думается, к звеньканью этой струнки пипл прислушивается с наибольшим сочувствием. Сочувствие — главная эмоция, которую Путину удавалось пробудить в своей аудитории, а в средствах он не стесняется — от свойских сленговых оборотцев до увещевающей интонации проповедника.

Повторюсь: я не думаю, что он ТОЛЬКО играет, он ВЫРАЖАЕТ некое переходное состояние общества, какие-то ментальные подспуды поколения 50 — 60-летних, которые на сегодня еще наиболее влиятельны во властных структурах, которые еще определяют нашу жизнь. Ситуация с Медведевым — собственно, наглядный пример того, что поколение Путина пока не желает делиться властью с более молодыми.

Это и понятно: поколение Путина более сильно. Оно еще успело пройти советскую добротную выучку, при этом органично аккумулировало жестокий опыт «новой» России 90-х и человечески наиболее зрело сейчас.

Но что дальше? Оно ведь стареет, и есть все основания полагать, что впереди нас ждет новый застой. Не застой старика Брежнева, благодушного жизнелюбца, который просто не знал, «что дальше делать», а стареющего Путина — человека гораздо более прагматичного, жесткого и неизмеримо больше преданного индивидуалистическим идеалам (в соответствии с духом времени).

Сможет ли он провести те непопулярные (и такие опасные для бонапартистского режима) меры, которые, как нас уверяют, назрели? Рискнет ли — хотя в глубине души он «человек судьбы», то есть человек рисковый?..

Пусть меня поколотят либералы, но Путин, мне кажется, — на сегодня, как ни странно, определенная гарантия от слишком резких поворотов в нашей ОБЩЕЙ судьбе. Потому что, сдается мне, он-то в отличие от либералов гораздо ощутительней понимает, что судьба, как ни крути, как ни печально это для всех участников, — все ж таки общая…

2.10.2011

    ..^..


Высказаться?

© Валерий Бондаренко