Вечерний Гондольер | Библиотека


Алексей Борычев


Стихотворения

 

  •  Круги
  •  Привет тебе, мой славный юный день!
  •  Я закутался в солнечный лес…
  •  Вечер
  •  Июньский вечер
  •  Музыка тьмы
  •  Памяти 2002 года
  •  Когда лихорадкой предзимней…
  •  Совсем опустели тропинки мои…
  •  Цветная мозаика прожитых дней
  •  Одиночество
  •  Земля улыбнулась весной…

 


Круги 

В пределах второго круга
Нам не найти друг друга…
Где б ни пролило время
Огненную тоску, 

Схвачены неизбежным,
Биты грядущим, прежним,
Мы принимаем бремя
Метров, минут, секунд… 

В пределах второго круга
Нас заметает вьюга
Нет, не снегами… может –
Хлопьями пустоты. 

Где-то горят столетья,
Где-то вторая, третья
Жизнь обрастает кожей –
Плотью былой мечты. 

Глянцевый отблеск смерти
На голубом конверте
Неба, в котором кто-то
Звёздами написал 

Текст о пропаже смысла
В буквах, словах и числах,
Солнечной позолотой
Нам ослепил глаза. 

Не находя друг друга,
Бродим в пределах круга, -
Круга, который был нам
Первый, а стал – второй… 

Третий, четвёртый, пятый…
В них – пустотой распяты!..
Но под крестом могильным
Камень всегда живой. 

    ..^..




Привет тебе, мой славный юный день! 

Привет тебе, мой славный юный день!
Тропой цветов идёт ко мне, вздыхая
Огнём зари, неповторимость мая,
Вплетая в ночи снежную сирень. 

Цветёт весна светящимися днями,
Кружится в небе солнечная пыль.
Привет тебе! Моя земная быль,
Поющая весенними огнями. 

В тени берёз и елей полумрак
Врастает тишиной в апрельский полдень,
И в чаще луч, как будто перст господень,
Касается блестящего ковра, 

Лежащего на листьях прошлогодних,
На мхе, на пнях, на сучьях, на земле,
Которая бессильна разомлеть
Пока ещё, в объятьях несвободных 

Подтаявших снегов. Со всех сторон
Пространство, ожидающее звука,
Пронизано, как стрелами из лука,
Шипами оживающих времён… 

Лиловый вечер тьму кладёт на плечи,
И лунный блик доверчив и смешон,
И сны земли – тоски сжигают свечи,
И старый мир весной преображён. 

    ..^..


Я закутался в солнечный лес…

Января серебристую брошь
На волнение улиц надев,
Городская тревожная дрожь
Замирала на коже дерев…

Я закутался в солнечный лес,
Промокая людской суетой,
И забвения серый навес
Тишина возвела надо мной.

На границе певучих времён,
Где и камень, как солнце, лучист,
Я вошёл в ослепительный сон,
Я нашёл запредельную высь.

Никогда не забыть этот день:
На полянах берёзовый свет.
И гуляет рассветный олень
В небесах оставляя свой след!

Я направо гляжу - полутьма.
А налево - танцующий блик…
Так не хочется мне понимать
То, к чему я пока не привык.

Я закутался в солнечный лес,
Промокая людской суетой,
И забвения серый навес
Тишина возвела надо мной…

    ..^..


Вечер 

Вы думали, что вечер – полутьма,
В которой непонятное блужданье
Предчувствий тайны сводит нас с ума,
А ночь – уже во власти этой тайны? 

Ничуть!
Он – не родившийся малыш,
Растущий по секундам в чреве ночи.
Об этом шелестит зимой камыш,
Когда молчать не может и не хочет. 

    ..^..




Июньский вечер 

Июньский вечер пил Аи
Пьянящей палевой зари
Из хрусталя небес. 

И по лугам совсем хмельной 
Бродил туманной тишиной.
И был  –  и там, и здесь… 

И кто-то пел легко, светло
Сквозь ночи хрупкое стекло.
Да кто же? – он не знал! 

А за рекой – огни, огни…
Вели в грядущее они –
В полночный карнавал. 

Испил до полночи бокал,
И, ночи не сказав «пока»,
Улёгся под сосной. 

А кто-то в звёздной вышине,
Забыв о лете и о сне,
Светил в него луной. 

    ..^..




Музыка тьмы 

Устало, печально скрипели качели
И плачем невидимой виолончели
В дома залетали… Пыльцой,
Мерцающей около крылышек детства,
Порхала привычка в неправду одеться,
А правду оправить в кольцо 

Того, чего нет иль бывает не часто,
Того, к чему годы безвыходно мчатся,
Себя не узнав в зеркалах
Событий былых, чьих темна амальгама.
Потеряна в ней семицветия гамма.
И прошлое, будто скала, 

Где мы, достигая заветной вершины,
Играем в печаль, не нашедшей причины,
Увидев себя с высоты
Отличий времён и родства расстояний,
Где необратимы пути расставаний,
Но так неизбежно просты! 

Крестами наитий отмечены встречи
На карте бессмертия. Очеловечен
К отсутствию смысла порыв.
И женщина вносит вино и бокалы
Мне в комнату, тихо лепечет: искала
Тебя, не молчи, говори!» 

Родная! Ты слышишь, как тихо смеётся
Над нашею встречею темень колодца,
В которой окажемся мы,
Забыв, как печально скрипели качели,
Когда замолчали вдруг виолончели,
Предчувствуя музыку тьмы. 

    ..^..




Памяти 2002 года 

Там, где времён разрушаются стенки,
Где озаренья негромко поют,
Где различимы предчувствий оттенки,
Чувствует жизнь середину свою. 

Можно врастать безразличием в память,
Смутно надеясь на некий уют,
Но пропоёт беспокойство над нами:
Чувствует жизнь середину свою. 

Время крылато, пространство бескрыло.
Жизнь ожидает, но долго не ждёт
Тех, чьё бессмертие злоба сокрыла,
Впрочем, бывает и наоборот. 

Зёрна возможного лёгкого счастья
В нас прорастают тревогой, когда
В город грядущего яростно мчатся
Тягостных мыслей и чувств поезда. 

Всё разделимо на Небо и Землю
Лезвием тёмного небытия,
И в колыбели мечтания дремлет,
Срок выжидая, кручины змея. 

Над тишиной позабытого края
Гулом тревожным, усталый, стою.
Знаю: свечой в темноте догорая,
Чувствует жизнь середину свою! 

    ..^..




Когда лихорадкой предзимней… 

Когда лихорадкой предзимней
Охвачен был алый восток,
В окне ослепительно синем
Расцвёл снегопада цветок. 

Его лепестки, отрываясь,
Чертили узор на окне.
И зимняя сказка живая
Входила без стука ко мне. 

Вязала пушистые шали 
Холодной рассветною мглой
Из утренней шелковой дали
И мир согревала былой. 

И в памяти давнее лето,
Оттаяв, сияло слезой,
И чувств отпылавших букеты
Бросало, кропя их росой. 

И будто они оживали,
Погибшие эти цветы –
От трепета сказочной шали,
И были нежны и чисты. 

Казалось, миры обратимы –
Где каждый не я – это – я!
Казалось, что в снежные зимы
Мосточки из небытия 

Легко возводились под утро
Над пропастью прошлых времён,
Когда голубым перламутром
Холодный мерцал небосклон, 

Когда, за окном расцветая 
Сквозь снега белёсый цветок,
Кружил лепестковые стаи
Простуженный алый восток. 

    ..^..




Совсем опустели тропинки мои… 

Совсем опустели тропинки мои.
Лишь прыгает солнечный зайчик по листьям,
Да кое-где шерстка, похоже, что лисья, -
Следы уходящего лета таит. 

Совсем опустели тропинки мои.
Лишь память над ними совою летает,
И мысли кричат, будто вороны в стае,
Что осень дана одному – не двоим… 

Что мир бесконечных цветных одиночеств,
Которыми чуткие души полны,
Натянут до звона осенней струны
На скрипке дождливой сентябрьской ночи. 

И в танцах срываемой ветром листвы
Легко угадать отражённое лето:
Всё вроде бы то же безумие света,
Но дни в опадающем свете мертвы… 

И циркулем в прошлом пропавшего счастья, 
Его острием – воплощённой мечтой – 
Очерчен магический круг несогласья
Души с приближающейся пустотой. 

Вне круга того – декабри на излёте,
Внутри – расцветающий грозами май.
В том круге – грядущего знакам внимай
Как свету огней на туманном болоте 

    ..^..




Цветная мозаика прожитых дней 

Цветная мозаика прожитых дней
Огнями мерцает твоими,
И в зареве странном я вижу над ней
Твоё позабытое имя. 

И будущность, словно кропя мне уста,
Стекает с креста всепрощенья,
А даль без тебя – и светла, и чиста,
И ждёт твоего воплощенья, 

И в утренних росах, и в блеске дневном,
И в сумраке леса и ночи…
Но ты воплощаема только в одном:
В напевах рифмованных строчек. 

А мир без тебя – задремавший октябрь,
Опившийся браги закатов.
Он тоже бесплотен, бездушен, хотя
Апрелем рождался когда-то… 

    ..^..




Одиночество 

Между мной и тобой – сквозняки
Расстояний, ворующих нас
Друг у друга, предельно легки,
Словно кружево искренних фраз. 

Меж твоей и моей тишиной –
Разговоры закатных лучей.
И бессмертие пахнет весной,
На твоём расцветая плече! 

Меж цветными загадками слов
Оживает растерянность чувств,
Из которой всеядное зло
На обед приготовило грусть. 

Одиночества бледный цветок –
Точно лилия в спящей воде.
Нарисуй мне разлукой восток,
Ты! 
      которая здесь, и нигде. 

    ..^..




Земля улыбнулась весной… 

Земля улыбнулась весной,
И звонким берёзовым смехом
Летело в бессмертие эхо
Твоё, отражённое мной. 

Ты быть не могла, но была,
Покуда вне времени всё же
Ты мне бесконечно дороже
Любого добра или зла. 

Земля улыбнулась весной,
Задористой, розовокрылой,
И терем покоя закрыла
В глуши ручейковой, лесной. 

В жужжании солнечных дней
Так много простора для звука,
Что кажется, будто разлука
Оглохла и стала глупей. 

Земля улыбнулась весной,
Неярко, стыдливо и сонно,
Но камень светился от солнца,
Зажжённого яркой сосной. 

Бежали пылавшие дни,
В прохладные белые ночи –
От тока весны обесточить
Себя, отдышаться в тени. 

Земля улыбнулась весной,
Смотря на печальные звёзды,
Которые рано ли, поздно
Тебя обвенчают со мной! 

И тени ушедших времён,
Слетая, как стаи, с галактик,
К весне прикоснутся галантно
Мерцанием звёздных имён. 

Земля улыбнулась весной,
И нам бы с тобой засмеяться.
Но много прошло –
 лет пятнадцать – 
С тех пор как ты стала звездой… 

    ..^..

Высказаться?

© Алексей Борычев