Светлана Аркадьева

Развод по-советски.

 Летом сердце рвется из столицы, 
 Голос в трубке сердцу в унисон: 
 «Там, в Быково, солнечная птица 
 Развернула крылья на Херсон». 
 Если б не мечта об этих крыльях 
 И о приднепровских берегах, 
 Так бы и не стала сказка былью, 
 Теплилась бы в северных снегах. 
 Разбежалась солнечная птица – 
 По бетону сталь – и вознеслась. 
 Кожей отрываюсь от столицы. 
 Падаю в каштановую власть. 
 
 Прилетела, птицей прилетела 
 Я к тебе в твой южный городок, 
 Чувствуя уже душой и телом - 
 Для меня он счастье приберег. 
 Боже мой, какие были розы! 
 (У столичной штучки сбило спесь). 
 Не из-за границы, не с привоза – 
 Всюду, всюду розы эти есть! 
 "Что же ты стоишь, как изваянье, 
 Шепчешь лишь: «Наверно это сон…» 
 Сам назначил девушке свиданье 
 Под плакатом: «Хай жiве, Херсон!» 
 Где ж твои лихие вороные?! 
 Заводи, поедем с ветерком: 
 Заждались, поди, уже родные, 
 А соседи вовсе с матерком". 
 «Тю-ю! Привез какую худосочну: 
 Насмешил Херсон, так насмешил! 
 На-ко, скоро борщик кушай, дочка, 
 Хлопец сам цыпленка потрошил». 
 "Слушай, тут во мне признали дочку, 
 Только корм, как видно, не в коня. 
 Я хочу на Днепр этой ночкой, 
 Укради на лодочке меня". 
 
 Чаек быстрокрылых перекличка, 
 Белых кораблей мятежный сон… 
 «Хочешь, я к ногам твоим, москвичка, 
 Брошу весь черешневый Херсон? 
 Ты собой любуешься в витрине, 
 От пустых витрин воротишь нос, 
 А когда-то гордой Катерине 
 Город сам Потёмкин преподнес. 
 Но она сменила фаворита, 
 Даже, слух ходил, не одного, 
 С этих пор ретивое разбито, 
 Вон, осколки нА небе его. 
 Хочешь, соберу осколки в сердце, 
 Для тебя горячее зажгу, 
 Чтоб Полярной звездочке согреться, 
 Столько лет блуждающей в снегу». 
 Лодочка скользила по лиманам, 
 Лилии - принцессы пали ниц. 
 По щекам разнежились туманы, 
 Бусинками, падая с ресниц. 
 И с лозы на губы и ладони 
 Плакал, умирая виноград: 
 То ли чайка стонет над водою, 
 То ли дождь оплакивает сад. 
 
 Краснопёрка даже на мормышку 
 Сонная, с мостков пошла с утра, 
 И с крутого берега мальчишки 
 Раков притащили два ведра. 
 Резала ракета до Одессы, 
 По Потемкинской летел арбуз. 
 Было ли у юной поэтессы, 
 Где-нибудь еще так много муз? 
 Здесь до моря, что в Москве до дачи, 
 Нет! До двух, ласкающих морей… 
 Может быть, сложилось все иначе: 
 Где ж, вы, даты тех календарей? 
 
 Сколько еще лето, как пожаром, 
 Жгло и уносило в южный край… 
 Сын привез домой с морским загаром 
 Первых два словечка: «Жменьку, дай!» 
 Рiдна, моя рiдна, Украина! 
 Что у вас с Россией, вашу мать! 
 Люди, судьбы – это не машины: 
 Родину делить и выбирать. 
 Без суда ли, по суду расстались, 
 Только двум союзам вышел срок, 
 Думали – любовь прочнее стали, 
 Оказалось… (Это между строк). 
 Линии судьбы не стали горше, 
 На ладонях ниточкой легли. 
 Две земли – две равные пригоршни, 
 Нам с тобой расстаться помогли. 
 
 По тебе тоскую Украина, 
 Ты, свекровь, иным – вторая мать. 
 Моему единственному сыну 
 Как тебя прикажешь называть?!