Павел Тимофеев

КОЛЕСО (СЕДЬМИЦА)

 
   
 
 
 
 
 I
 
 Растворяется ночь, отсекаются лишние звуки,
 И отсутствие веры не может уже помешать.
 Проступают черты, появляются ноги и руки,
 И способность в зрачках окружающий мир отражать.
 
 Вот, подняв воротник, он вступает в распластанный город,
 Нет, не просто вступает - он жил там, и ныне живёт.
 Он не слишком богат и не беден, не стар и не молод,
 От каких-то нелепых друзей полупьяный идёт
 
 В одинокий свой дом, где живёт кое-как, еле-еле,
 Среди прочих жильцов по подъезду таким же жильцом.
 Тяжким якорем рухнув на дно своей мятой постели,
 Он забудется вскоре неясным расплывчатым сном.
 
 По дороге на службу, лелея цветные фрагменты
 То ли давешних снов, то ль вчерашних своих кренделей,
 В полутьме тайной памяти, (папки, досье, документы)
 Среди прочих курьёзов, он вдруг повстречается с ней.
 
 Кто такая?.. Я кажется видел вас где-то...  Откуда?      
 Сотни глупых вопросов теснятся в распухшем мозгу.
 Я, должно быть, успел зачерстветь в ожидании чуда, 
 Я не знаю, как здесь поступить, и бежать не могу
 
 От столь явной судьбы. Воплощение тайных видений
 Здесь, в автобусной давке, наивно и даже смешно.
 Угловатые фразы знакомства сквозь плёнку сомнений -
 - Может встретимся  вечером?.. Где и когда - всё равно...
 
 II
 
 Тянется время дешёвою жвачкой в бесчувственных дёснах.
 Служба. Планёрка. Зарплата. Коллеги. Обед.
 В грёзах наивно блуждаю в каких-то трёх соснах.
 Что же сказать ей при встрече? Конечно - Привет!
 
 Столик к окошку. Вино гармонирует с шёлковой блузкой.
 Я закрываю глаза и в тот самый момент
 В шахтах ракеты навытяжку встали пред пуском.
 Нужен лишь повод к тому, чтоб создать прецедент.
 
 И в то же время звонок телефонный как лезвие бритвы
 Вдруг разрезает фантазий моих полотно,
 Где было место для встреч, для любви и для битвы,
 А вместо этого к шефу идти суждено.
 
 Что ж, перетерпим и этот облом, перетянем потуже
 Брючный ремень, чтоб иметь разухабистый вид.
 Все собрались - ГлИнж, ЗамДир, Генеральный, к тому же
 Сам Президент со стены с укоризной глядит.
 
 Да, мне достанется нынче, по самые, по помидоры.
 Надо угрюмо насупившись, перетерпеть
 Весь этот вздор - наговоры, суды, приговоры.
 Главное - в парке. К шести! У эстрады!! Успеть!!!
 
 Нет. Не успею. Уже опоздал на четыре минуты.
 Ты опоздала на десять - приятный сюрприз.
 - К чёрту кабак! Погуляем по городу. Тьфу ты!
 - Девушка! Мне эти чайные розы пожалуйста. Pleas!
 
 III
 
 Розы в кувшине. Отключен свет.
 Нас в помине как будто бы нет.
 Мы сидим в темноте у тебя на кухне.
 На фоне окна твой силуэт
 Так прекрасен, что слов снова нет.
 Кажется, весь этот мир очень скоро рухнет.
 
 В преисподнюю, в Тартар, в ад.
 Вместе с тобой. Ну что ж, я рад.
 Пристегнём ремни, полетим первым классом!
 От винта! Разрешён наш взлёт.
 Я, возможно, неважный пилот,
 Но позволь, сегодня я буду асом!
 
 Прикосновенье. Внезапно, вдруг.
 Нет, не надо бояться рук.
 Им тоже должно быть стыдно - чайным розам.
 Ветки тень по стене скользит.
 За стеной твоя мама спит.
 Теснота на кухне влечёт к экзотическим позам.
 
 Это не сон. Итак - это факт.
 Как преступление. Как теракт.
 Словно контрольный выстрел из пистолета.
 Я размыкаю глаза, встаю,
 Я забираю одежду свою,
 Я ухожу в молоко рассвета. 
 
 IV
 
 Один оборот ключа в замке -
 И вот я дома один.
 Свинцовые веки. Пуля в виске.
 Чёрт знает, где я бродил.
 
 Склеена ночь из сотен кусков.
 Будильника верный глаз
 Будет на страже. Калейдоскоп
 Клеток и цитоплазм
 
 Быстро темнеет, хотя рассвет
 Яркость почти набрал.
 Я погружаюсь в одну из планет,
 К центру её ядра.
 
 Всё. Теперь - одна чернота
 Сжала со всех сторон.
 Здесь уже не нужны паспорта -
 Въезд и так разрешён.
 
 Взгляд направо - сплошная тьма,
 Влево - ещё темней.
 Так наверно сходят с ума,
 Или ещё верней.
 
 Я забыл, что когда-то был
 На одной из планет.
 Всё это пыль - смирение, пыл...
 Нет - меня уже нет. 
 
 V
 
 Взорвался будильник, меня оглушил,
 Новый вираж заложив.
 Тьма рассеяна. Свет - победил.
 Я оказался жив.
 
 Пора на работу. Жёсткий цейтнот.
 Старый привычный путь.
 Пока автобус меня везёт,
 Можно ещё вздремнуть.
 
 Как по заказу явилась она.
 Чайные розы. Кувшин.
 Тесная кухня. Пять минут сна.
 Я просыпаюсь один.
 
 Моя остановка. Минута ходьбы.
 Премиальных уже лишён.
 - Как избежать очевидной судьбы?
 - Думать, что это лишь сон.
 
 Нет! Не сон! Телефонный звонок
 Вгоняет в мелкую дрожь.
 - Да, это я. - Ушёл под шумок?
 - Прости, я думал - поймёшь.
 
 - Так получилось. Позволь пригласить.
 Сегодня. В кафе. К шести.
 - Там наверно смогу объяснить.
 - До скорой встречи. Прости.
 
 VI
 
 Весь мой навязчивый бред вновь грозит повториться.
 Весь этот мелкий озноб, голова кувырком.
 В самый последний момент я успел раствориться
 В белой таблетке, подхваченный долгим глотком.
 
 Все эти глупости быстро летят мимо кассы.
 Я изучаю неровности на потолке
 Мягкой каюты, не меньше чем первого класса.
 Восемь часов - весь полет.  Выхожу налегке.
 
 Плечи расправлены. Плащ через левую руку.
 Томная грация. Спешка - уже моветон.
 Каждый мой шаг сообразен сердечному стуку.
 Каждый мой вдох. Точка. Выдох. Оркестр. Камертон.
 
 Мимо идут манекены безмолвным потоком.
 Впрочем, для них я, возможно, и сам манекен.
 Впрочем, неважно каким повернуть это боком.
 Главное - не представлять себя вовсе никем.
 
 Немо. Язон. Одиссей. Корабли. Симплегады.
 Мифы. Иллюзии. Вязкий попсовый мотив.
 Надо прорваться сквозь сети, решётки, ограды,
 Надо по водам пройти, стопы не замочив.
 
 Вот и условное место - тишайшая гавань.
 Ты уже здесь, хоть я вовсе и не опоздал.
 Столик конечно к окошку, я слева, ты - справа
 В тёмно-рубиновой блузке, как я ожидал.
 
 VII
 
 Встреча в кафе. Всё случилось как будто впервые -
 Мягкие краски, вино, мелодический джаз;
 Но в зеркалах преломляясь, сквозь грани кривые
 Наших хрусталиков, это бывало не раз.
 
 Наш разговор ни о чём начиная сначала,
 Мы уплываем опять в предрассветный туман.
 Я вдруг умолк неожиданно. Сердце стучало
 Гулкий свой степ в тишине, и луна как шаман
 
 Нас провожала неистовой пляской под бубен.
 Мы уходили вдвоём по дороге к тебе.
 Вся эта ночь будет наша, и мы скоро будем
 Медленно плыть по реке к воплощённой судьбе.
 
 Сосредоточившись, пересчитав все ступени,
 И оглядевшись, я вижу - квартира не та.
 Свет не включаем. (В чем смысл роковых повторений?)
 Скоро наш вылет и радостное - От винта!
 
 Всё повторилось опять. Лучше? Хуже? Неважно.
 Ты - это вовсе не ты, а меня давно нет.
 От твоих слёз вдруг всё небо становится влажным.
 Надо спешить, вот уж скоро займётся рассвет.
 
 День постепенно начнётся. И ноги, и руки,
 И голова, и опять воду в ступе толочь.
 Ну, а пока отсекаются лишние звуки,
 В тусклой рассветной заре растворяется ночь.