Вечерний Гондольер
Игорь Петров aka лабас (c)

Архивы рубрики Игоря Петрова "Короли и капуста". | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 |

ФИНАЛ.


ДАВНО ИЗВЕСТНО, ЧТО МАСОНЫ
не носят теплые кальсоны.
Но тот, кто ходит без кальсон,
необязательно масон.

Всем привет.

Создать новый проект в Интернете - несложно. Если ты сам свободно говоришь на хтмле или хотя бы твой знакомый знает явускрипт со словарем, ну или хотя бы вы оба находите третьего, который... перечислять условия можно до бесконечности. Вот и плодятся со страшной силой доморощенные газеты, журналы, альманахи и прочие органы, бесследно исчезающие в чреве Яндекса на второй день после рождения. Проходит время, жестокое как судьба вегетарианца. Энтузиазм отцов-основателей экспоненциально убывает. Глаза уже не горят, а мигают с отрешенностью вечно желтого светофора, вопрос «А на хрена?», который по недосмотру забыли поставить при низком старте, обнаруживает полное отсутствие ответа, передаваемого с помощью буковок или хотя бы цыфирок.
И вот однажды ночью последний из могикан осматривается вокруг, обнаруживает в когда-то оживленной редакторской лишь календарь за прошлый год да покрытую зеленой плесенью пепельницу и тихо-тихо прикрывает за собой дверь, прикалывая под сверкающей табличкой ЖУРНАЛ «ВЕЧНЫЙ ДВИГАТЕЛЬ», основан в 2000 году, написанное корявыми буквами объявление Проект приостановлен.
Бумажку, впрочем, скоро срывает ветер и лишь безумный сетевой археолаз внесет вебсайт в свой бесконечный мартиролог, да единственный прижизненный читатель, случайно проходя мимо, смахнет с подбородка крепкую мужскую слезу.
И лежат на отдаленных серверах памятниками утраченному времени тысячи и тысячи осиротевших файлов, и парадные двери скриптов покрывает безжалостная веб-паутина...

Как всегда меня занесло. Я-то собственно хотел лишь сообщить, что моя когда-то еженедельная колонка «Короли и Капуста» прекращает свое существование. К сожалению, в ближайшем, равно, как и в слегка отдаленном будущем, у меня вряд ли достанет времени уделять ей достаточное внимание (а минимум рабочего дня в неделю она от меня требовала).
Кажется, можно подвести какие-то итоги . Но вначале хочется поблагодарить всех, кто так или иначе помогал мне при работе над «КиК». Спасибо Знакомой Девушке, которая вдохновляла меня писать всю эту белиберду и без которой, пожалуй, колонки не было бы вовсе. Спасибо А.Н. Житинскому и Ольге Мещерской, которые подали идею в нужный момент в нужном месте. Спасибо Юре Рудису, который пригласил меня в ВГ и всей редакции, работать в которой одно удовольствие (а филонить и не работать, как и везде, другое). Отдельное персональное Гогии, который терпеливо мирился со всеми моими капризами: со статьями, приходившими в последний момент перед публикацией номера и с исправлением ошибок и опечаток, которых уже после выхода в эфир обнаруживалось обычно вагон и маленькая т. Спасибо всем читателям и коллегам за доброжелательную критику и просто за теплые слова.
Что касается итогов - то один из, наверное, в том, что еженедельная литературная колонка - не мой формат. В этом смысле ЖивойЖурнал, который дает бОльшую свободу во всем, начиная с тем и заканчивая размером заметки, подходит мне гораздо лучше. Ближе к десятому выпуску стал ощущаться кризис жанра, умные мысли, которых и так-то днем с огнем, отказались вырабатываться окончательно. Приходилось, утопая в спешно накрошенных цитатах, подменять разбор пересказом.
Кроме того, я до боли в горле не умею хвалить, даже если предмет того заслуживает. Однажды я постарался дать положительную оценку тексту, на что Знакомая Девушка меланхолично заметила: «А, так это ты хвалил. Представляю, что бы было, если б ругал...».
Язвительность и сарказм, которые, наверное, повышали мой рейтинг среди читателей, одновременно выходили боком. Знакомые, полузнакомые и вовсенезнакомые люди обижались именно не на критику, а на форму ее подачи, и не забывали мне сообщить, что до того были лучшего обо мне мнения. Как ни обидно это сознавать, но ни Кузьмин, ни Пирогов, ни Тучков не стали после статей о них моими друзьями. Модные писатели Спайкер и Собакка, которых я уличил в незаконном присвоении тощей пачки американских денежных единиц в ходе премии «Дебют», неоднократно изъявляли желание начистить мне щи aka рыло.
И тем не менее в целом я доволен тем, что вышло.

На десерт же я не откажу себе в удовольствии в сложившемся убогоньком стиле пропесочить одну статью, попавшуюся мне не так давно на глаза.
Небольшая предыстория. Три месяца назад я написал стишок «Звонок», действующими лицами которого являются Н.Н. Пушкина и Дантес, разговаривающие сразу после дуэли. Стишок вызвал достаточно сильную критику в первую очередь, с моральных позиций, за интерес к «желтым темам» и полоскание чужого грязного белья.
И тут я с ужасом понял, что при всей моей любви к Пушкину практически ничего (кроме самых общих мест) не знаю об этой дуэльной истории. Т.е. стишок -то я писал не о том «как оно было», а совсем о другом...
И вот с тех пор уже месяца три я поглощаю огромное количество самой различных биографических, мемуарных и литературоведческих текстов по предмету.
Хочется сразу ответить на упрек о «грязном белье». Дело в том, что в истории этой дуэли до сих пор много неясного. Как справедливо заметил, кажется, Натан Эйдельман, чем больше узнаешь, тем больше вопросов. Поэтому исследователям невольно приходится касаться личной жизни действующих лиц той трагедии. И Дантес после опубликования, к примеру, его интимных писем Геккерену, тут страдает не меньше, чем сам Пушкин. Однако, если этим не заниматься, не удастся ответить на множество вопросов, которые до сих пор интересуют всех, кто хоть что-нибудь слышал об этой истории:
- кто автор анонимного пасквиля?
- почему Дантес женился на Екатерине Гончаровой?
- что послужило толчком для второго вызова?
И так далее. В оправдание себе замечу, что практически все свидетели трагедии, а они были дворяне, которые впитывали кодекс чести с молоком матери, оставили в той или иной форме воспоминания о случившемся. Обработка и анализ этих воспоминаний, с моральной точки зрения, я думаю, уже меньшая крамола.
Я не тешу себя иллюзией, что я смогу открыть что-то такое, что не было до меня известно пушкинистам. Однако я хочу попробовать внести в сегодняшнюю кучу-малу свидетельств, версий, документов и апокрифов подобие математического или логического стержня. На самом деле, ограниченность материала и конечное число действующих лиц дают счастливую возможность построить как реляционную базу данных событий, так и условную математическую модель, внутри которых пытаться удалять противоречивые связи.
Но это все вопрос будущего, следующий этап после накопления материала.
В процессе же последнего исключительно для упорядочивания собственных взглядов я собираюсь компилировать разрозненные заметки по поводу, которые, возможно, буду публиковать в отдельной рубрике ВГ.
Главной, как мне кажется, проблемой большинства работ на данную тему, которые я до сего дня прочел, является прямое нарушение принципа Оккама, т.е. размножение сущностей сверх необходимости. Очень часто исследователь первым делом выдвигает гипотезу, а затем пытается подстричь имеющиеся факты под придуманную схему. Для этого некоторые выпятить, некоторые вовсе «забыть», а также применить приемы эмоционального воздействия.
Хорошим методом борьбы является в данном случае простое разделение материала на факты (с обязательной оценкой степени достоверности) и версии, как логические связи между фактами.
Другой проблемой, отчасти связанной с первой, является проблема «изначально заданного вектора». Понятно, что при Советской власти на пушкинистов давила идеология, отсюда «хороший, благороднейший Пушкин». Затем маятник качнулся в обратную сторону, стало хорошим тоном убеждать, что белое это черное. Появился «гнусный слабохарактерный Пушкин». Маятник этот продолжает качаться, а истина, как всегда, где-то посередине. Наталье Николаевне в этом смысле повезло еще меньше, тут диапазон порой и за 360 градусов зашкаливал...
Очень часто изначальная установка исследователя не позволяла ему здраво интерпретировать факты, им же и обнаруженные. Впрочем, к этому я буду неоднократно возвращаться, благо на недостаток опровергающих друг друга гипотез пушкинистика не жалуется.
Перейдем же, наконец,  к делу. Итак, Николай Богданов написал статью, гневно вопрошающую «Будет ли закончено следствие?».
Еще несколько риторических вопросов автор задает для разогреву
Причины смерти великого русского поэта до сих пор остаются самым темным пятном в пушкиноведении. Порой даже не верится, что на протяжении ста пятидесяти лет огромная армия пушкинистов так и не могла разобраться в роковых событиях января 1837 года. Что обеспечило этому убийству прочную завесу, заглянуть за которую не удалось еще никому? Будет ли тайна и дальше оставаться нераскрытой?
И, спустя всего лишь 4 абзаца,  г-н Богданов благородно дает ответ, не мучая боле читателя:
Полтора века в качестве свидетеля по делу проходил и, следовательно, отсиживался в тени настоящий убийца - голландский посланник в Петербурге барон Луи де Геккерен.
Не знаю, каково пришлось ему в тени, только я, кажется, еще в школе учил, что во всем виноват этот гнусный старикашка (кстати, «старикашке» на момент трагедии 45 лет, он младше Жуковского и ровесник Вяземского).
Дальше, слегка попинав попавшихся под ногу пушкинистов
Кощунством среди пушкинистов было назвать Геккерена убийцей
(наверняка пушкинисты собирались по ночам в заброшенном замке и клялись на Евгении Онегине ТАК не кощунствовать) г-н Богданов дебютирует в роли доктора Айболита
Вековая болезнь пушкинистов должна быть излечена.
Тут идут известные анти-Геккереновские цитаты из «дуэльных» писем Пушкина (что тот же Пушкин в то же время называл в разговоре с Соллогубом автором писем «одну женщину» благополучно не упоминается) и цитата из письма царя, извещающего о дуэли своего брата
он[Геккерен] точно вел себя как гнусная каналья.
При этом не говорится, что у царя был еще как минимум один политический (а если предположить ревность к Н.Н., то и второй, частный) мотив ненавидеть Геккерена (подробности можно найти в статьях Н.Эйдельмана).
Немного потоптавшись по Геккерену посредством выдираемых из контекста цитат, г-н Богданов смело движется к основной цели своей статьи. Ой, то не Геккерн, то не Геккерн.
И вот оно:
Вопрос о подлинных заговорщиках долго оставался открытым, пока не была высказана наиболее приемлемая и понятная  версия, согласно которой кровавый антипушкинский заговор с Геккереном в качестве главного действующего лица составили масоны.
Далее следует совершенно гениальное замечание:
Заметим здесь же, что всякие попытки найти или назвать каких-либо других тайных заговорщиков, причастных к делу Пушкина, обречены на бесплодность, поскольку в те времена никаких тайных обществ, кроме масонских, не существовало.
Действительно, Пушкина без тайных обществ ну никак не заговорить.
И дальше начинается жизнерадостный парад передергиваний, натяжек, умолчаний и пр., лишь бы оправдать дорогую сердцу г-на Богданова версию...
Возникает однако простой логический вопрос: если масоны так хотели убить Пушкина, почему бы его втихую не отравить, к примеру, или не воткнуть кинжал в бок  (как в 1806 году любовнику императрицы, который имел несчастье влюбиться в одну из ее фрейлин, Н. И. Гончарову, ага, мать Натальи Николаевны)? Зачем выстраивать дикую комбинацию, которая вовсе не гарантирует результат, как ни крути, а дуэль - всегда рулетка?
Г-н Богданов не задумывается над подобными мелочами, он увлеченно разговаривает сам с собой:
Было ли масонам дело до Пушкина?
Да, было, и, главным образом, потому, что он был масоном.
Дальше следует кунштюк, от которого я прослезился и плакал весь вечер.
Думается, не случайно в пьесе "Пушкин" (1864) малоизвестного, но широко осведомленного итальянского писателя Коссы убийца поэта носит фамилию "Инзов". Причина смерти Пушкина, берет свое начало с того времени, когда он служил в Кишиневе под началом масона зарубежных лож генерала И.Н.Инзова.
Ой, не случайно... Как говорится, чую бесовское, но доказать не могу... (с ) Лео Каганов.
Жаль, не вспомнил Г-н Богданов А.Дюма. Вдруг и граф Монте-Кристо не случайно... Подсказываю, таким образом Дюма описывал унижение Дантеса царской Россией, и как Жорж/Эдмон за это отомстил, будь бы его воля.
Дальше рассказывается о ссорах Пушкина с разными масонами. Можно возражать по каждому пункту.
Пример:
В Одессе поэт вступил в конфликт с масоном М.С.Воронцовым.
Почему-то не указывает г-н Богданов, что одной из причин конфликта была соблазненная поэтом жена самого генерала Воронцова... Масонство оно важнее, понятно...
Кусок о декабристах несколько отличается от того, что мы учили в средней школе, факты подстригать приходится, что поделаешь...
Неровными были отношения Пушкина с будущими декабристами, большинство которых были масонами... Со своей стороны, поэт критиковал некоторых из деятелей тайных обществ и даже осудил после событий 1825 года декабристское движение в целом.
Без комментариев. Дальше идет опять список «масонов» и для каждого упоминается всего лишь одна, но отрицательная характеристика его поэтом... Меньше всего повезло Кюхельбекеру, компромат на него относится к лицейским годам, когда тот еще не мог быть масоном при всем желании. Однако, сорванец Пушкин явно подозревал в нем будущего масона и авансом зло высмеивал. Нет, нет, Богданов пишет это на полном серьезе:
Не было полного взаимопонимания у Пушкина с рядовым членом общества масоном В.К.Кюхельбекером (общеизвестны насмешки поэта над лицеистом)
Не будем вспоминать трогательную заботу поэта о сосланном Кюхельбекере, их случайную встречу... нет, это не входит в рамки гипотезы.
Дальше г-ном Богдановым перечисляются Бенкендорф сотоварищи (все масоны, как на подбор), а также герои пушкинских текстов масоны Радищев и (sic!) Пугачев.
(в этом месте на ум приходит только песенка «Евреи, евреи, кругом одни евреи»).
Причины, почему масоны хотели убить Пушкина, чрезвычайно просты. Нечего себе голову забивать.
1.Пушкин вообще систематически критиковал Запад - цитадель мирового масонства.
2. Поэт разоблачал некоторые масонские тайны.
А если конкретно, то указал что Радищев был масоном. Ужас, ужас, ужас! Думаю, это так подорвало масонское движение, что от этого оно и загнулось.
Очень возможно, что вопросы, касавшиеся запретных масонских тем, поднимались поэтом в последние годы его жизни в частных беседах c друзьями и знакомыми.
Да, прошло более 10 лет с тех пор, как он в последний раз принимал участие в деятельности ложи, и тут Пушкин вдруг заговорил. Видимо, срок подписки о неразглашении истек.
Смех и грех. Но как блистателен вывод:
Да, масонам было дело до Пушкина: его надо было или приручить, или убрать о дороги.
Следующий пункт обвинения - «масонская символика» печати на анонимном пасквиле.
Масонская она довольно отдаленно, но это даже не важно, зачем «тайным заговорщикам» было оставлять свой явный след на гнусной (с любой точки зрения) анонимке? Столь же логично бросать гранату себе под ноги.
Ответ Н.Богданова
Это - заранее предусмотренное и обдуманное клеймо убийц (в данном случае - масонов), призванное, во-первых, напомнить "заблудшим" братьям об их обязанностях перед орденом, а во-вторых, послужить в назидание потомкам: так мы будем поступать с каждым отступником и непослушным.
Бесподобно. Г-н Богданов не дает себе труда задуматься над тем, что пишет. «Так мы будем поступать с каждым» означает, что каждому отступнику будет приходить анонимное письмо с намеком на неверность жены. Месть, конечно, жуткая, от страха холодеют пятки.
Но г-н Богданов уже не останавливается. Что ж, мели, Емеля, твоя неделя...
Прежде всего масонская версия объясняет саму... таинственность этой истории. Без сомнения, такую почти непроницаемую тайну умеют создать вокруг себя и своих дел только масоны.
Так и видятся злобные масоны, диктующие сподвижникам Пушкина тексты мемуаров...
Тут же автор простодушно проговаривается:
О том, что сам Геккерен был масоном, в пушкиноведении указаний нет, но это дело поправимое.
При наличествующей сноровке в жонглировании фактами сомнений в этом не остается.
Не буду затруднять Ваше внимание дальнейшим построчным разбором. Буквально к каждой строке в этом тексте можно придраться. Отмечу пунктиром только самые вопиющие ошибки.
Своеобразным "нащупыванием" слабого места явились надуманные и раздутые великосветским обществом якобы имевшие место любовные истории Натальи Николаевны с С.С.Хлюстиным, Н.Г.Репниным и В.А.Соллогубом.
Только в истории с Соллогубом участвовала Н.Н, да и то о любви там речи не идет (Соллогуб позволил себе вольность, которая была воспринята Пушкиным после накрутки кн. Вяземской как дерзость). С Хлюстиным и Репниным недоразумения возникли на окололитературной почве.
Далее говорится об усыновлении Геккереном Дантеса, которое по голландским законам было незаконно.
Дантес, если можно так выразиться, незаконно присутствовал почти год в самом высшем свете и делал свое грязное дело, а затем незаконно использовал своего "отца", а точнее его статус посла, чтобы избежать наказания.
Дантес выходил в свет не как сын Геккерена, а как кавалергард бок о бок со своими товарищами по полку. Он спокойно присутствовал там и до усыновления, в разгар зимнего 1835-1836 года романа с Н.Н.  А «Статус посла» никак не повлиял на наказание Дантеса...
Тут, увы, у г-на Богданова начинает заметно заплетаться язык:
Два злоумышленника слушали эти домыслы и усмехались: никто не проник в их планы и не назвал истинной причины "усыновления"...
Истинная причина усыновления - задание масонского центра вызвать Пушкина на дуэль. Да уж, ребятам в тылу приходилось круче, чем Штирлицу. Того хоть жениться не заставляли.
В начале 1836 г., когда голландский посол находился в продолжительном (более года) отпуске, у Дантеса возникли осложнения. Ухаживая за Натальей Николаевной, он влюбился (или ему так показалось) в Идалию Полетику, тоже замужнюю женщину, которая, в отличие от жены Пушкина, отвечала ему взаимностью. Увлечение Дантеса можно понять - он тоже человек. Но Геккерена - наставника и работодателя - в это время в Петербурге не было, а потому Дантес обращается к нему с письменной просьбой разрешить ему эту незапланированную связь.
Грубейшая ошибка, основанная на недостоверной версии одного из пушкинистов. В письмах Дантеса, впервые полностью опубликованных на русском языке совсем недавно, речь вне всякого сомнения идет о его страсти к Н.Н.
Получив анонимное письмо, Пушкин  не придал никакого значения намекам на Николая Павловича...
Только почему-то послал на следующий день письмо министру финансов Канкрину с просьбой погасить все долги перед казной (читай, царем) за счет своей земли и крепостных.
Дальше идет уже опротивевшая всем легенда о «кольчуге» Дантеса.
При всех формально-баллистических доказательствах апологеты ее отвергают простую логику.
Допустим, Дантес промахивается. Пушкин стреляет и попадает точно в грудь (не прикрытую рукой). Кольчуга выдерживает - крови нет, только контузия. Естественно, это видит сам Пушкин и оба секунданта  - обман раскрывается немедленно, Дантес опозорен на всю жизнь. С точки зрения общества, он более не дворянин. Это унижение, превосходящее все границы, даже, наверное, границы честолюбивых пушкинских замыслов (а он мечтал унизить Дантеса в глазах общества).
Это сейчас, отвечая на вопрос «честь или жизнь» кто-то может позволить себе торговаться. У тогдашних дворян и мысли о возможности подобного выбора не было.
Дальше в г-не Богданове просыпается жизнелюбие, и он почему-то вычеркивает из списка масонов секунданта Дантеса д’Аршиака. Но чу! коварные масоны еще не успокоились:
История убийства Пушкина отнюдь не кончается 1837 годом. Как и подобает убийству века, оно повлекло за собой другие не менее загадочные смерти (как тут не вспомнить цепочку убийств, последовавших за расправой над президентом США Д. Кеннеди!).
Ой, нет, это я уже не могу комментировать. Спецслужбы, чисто спецслужбы...
В 40-х годах (точно дата не установлена) на охоте "от случайного выстрела" погиб секундант Дантеса, бывший секретарь французского посольства в Петербурге д'Аршиак.
Прав г-н Богданов, в 40-х годах... А точнее дата не установлена им самим, т.к. погиб Оливье д'Аршиак аж через 11 лет после дуэли, в 1848 году. Да даже если б через 20, все равно загадочно.
А вот секунданта Пушкина Данзаса масоны почему-то пощадили. Его смерть в 1870 г. в схему «заговора Богданова» не укладывается, поэтому молчок! молчок!
После отъезда д'Аршиак более не вернулся в Россию.
Ложь. Еще как вернулся, уже в августе 1837 года на пароходе «Александра».
Следующей жертвой стала Е.Н.Гончарова. В те ноябрьские дни 1836 года 27-летняя девушка бездумно доверилась двум бандитам, но именно тогда ей был подписан смертный приговор, приведение в исполнение которого несчастная женщина ждала терпеливо и покорно шесть лет до 1843 г.
Не спешили злодеи...Тщательно готовили орудия преступления...
Ну, да что тут еще комментировать...

Конечно, теория, воздвигнутая Богдановым, достаточно смехотворна. Но именно на таком вопиющем примере я хотел еще раз наглядно продемонстрировать тот небогатый инструментарий, которым пользуются «исследователи», которые пытаются уложить факты в прокрустово ложе своих гипотез. Подлог, умолчание, неверные акценты, фактические ошибки - ноблесс, как говорится, оближивает.

Ну вот, на этом самом месте колонка «Короли и капуста» прекращает свое существование. Всем еще раз спасибо за внимание. Меня всегда можно найти в моем ЖивомЖурнале.

Так победим!

Высказаться?